Category: ссср

Category was added automatically. Read all entries about "ссср".

Фонды и описи разных архивов

Очень интересный информационный ресурс - http://metrics.tilda.ws/archives?fbclid=IwAR3_8UT8H9fn9UjoNLoopdutQwn0CQUnSblyHLrGl-tR2XwKxfSnexAhqjA
Собраны и учтены различные формы представления архивных описей, опубликованные на сайтах самих архивов или сторонних ресурсах - отсканированные описи в форматах pdf или jpg (поиск по наименованиям отдельных дел в таких описях невозможен), распознанные описи в формате doc, автоматизированные информационные системы (АИС), электронные читальные залы, самостоятельные сайты, публикующие архивные описи, и проч.
Охват доступных описей в каждом случае различен - в одном случае это могут быть описи лишь нескольких архивных фондов, в другом - большая информационная система, позволяющая проводить поиск по всем фондам или отдельным делам архива.
В 1990-х - 2000-х гг. в некоторых архивах России, Украины, Беларуси и других республик бывшего СССР последователи религиозного течения мормонов проводили оцифровку части документов - в первую очередь, метрических книг, ревизских сказок, воинских фондов. Отсканированные в ходе этой работы материалы доступны на отдельном сайте для просмотра онлайн - в таблице такие архивы помечены буквой "м".

В-общем, ресурс для тех кто ищет...

Большой террор. Начало.

Тема не искончаема. Но вот по-настоящему интересных материалов встречается мало (на мой взгляд)
Хочу привести некоторые моменты из интервью с Константином Богуславским - российским исследователем из Санкт-Петербурга (читать полностью - И вдруг – "враг народа").
Вопрос - Стало ли для вас более ясным, зачем вообще понадобился Большой террор? -
Сталин, с его точки зрения, хотел обезопасить страну, уничтожив в ней внутреннюю контрреволюцию. Кто были эти внутренние контрреволюционеры? В основном бывшие кулаки, помещики, жандармы. Они все состояли на учете в НКВД и по приказу №00447 их решили уничтожить, а вместе с ними – еще и уголовников. Потом начались "национальные операции", когда массово арестовывали представителей той или иной национальности и происхождения, в основном из враждебных стран, которые окружали СССР. Это Польша, Япония, Румыния и вдобавок, естественно, Германия, которая хоть и не граничила с СССР, но там у власти были нацисты.
Изначально было намечено определенное количество, но когда людей стали вызывать на допросы и пытать, когда один человек стал сдавать пятерых, а те пятеро – еще 20 человек, все это стало разрастаться. В какой-то момент, как мне кажется, власть даже потеряла контроль над этим. Естественно, из 10 человек 9 не выдерживали пыток, оговаривали своих знакомых, тех брали, включали в эти мифические организации из враждебных стран, точно так же пытали, и в итоге все это разрослось до таких чудовищных масштабов.

Вопрос - Можете ли вы сравнить, как хранят память о жертвах Большого террора в России и в Украине? Много ли таких же исследователей, как вы, работают с этими документами? Интересна ли обществу эта тема, много ли публикаций о репрессиях?-
Публикаций гораздо больше, чем в России. Там работает над этим гораздо больше исследователей, и работают очень плотно. При этом нужно понимать, что у них все-таки есть для этого благодатная почва. Ты записался в архив, пришел, нашел все, что тебе нужно. Ты не ждешь годами какую-то одну выписку. Просто приходишь, как в библиотеку, и ищешь то, что тебе нужно. А дел там – миллион. И, конечно, все это выливается в очень большое количество работ, которые издаются, – говорит Константин Богуславский.
За период "Большого террора" на территории Украины, по оценкам историков, были осуждены почти 200 тысяч человек. Точное число расстрелянных неизвестно – по приблизительным оценкам, высшая мера наказания применялась в 2/3 случаев. Многие арестованные погибли в ссылках и лагерях. Всего, по разным оценкам, в 1937–38 годах в СССР были арестованы и приговорены к расстрелу от 700 тысяч до полутора миллионов человек.
Вопрос -
Изучали ли вы документы, в которых есть интересные истории не жертв террора, а их палачей? -
Да, там много документов об исполнителях расстрелов. Например, о таком человеке, как Артём Петрович Зелёный. О нем известно немногое: он был комендантом Харьковского УНКВД и одновременно основным исполнителем приговоров. Я видел своими глазами и листал 15 томов, в которых находятся только акты о расстрелах, подписанные этим Артемом Петровичем Зеленым. Это 15 толстых томов, не содержащие ничего, кроме этих актов размером с четверть листочка бумаги. "Такой-то расстрелян, комендант харьковского УНКВД Зеленый", и его подпись.
Один из томов расстрельных актов, подписанных Артемом Зелёным
Один из томов расстрельных актов, подписанных Артемом Зелёным
Им было подписано более 6000 таких актов, то есть он с 1937 по 1938 год сам расстрелял более 6 тысяч человек. В 1942 году он погиб на фронте. Я думаю, что на постсоветском пространстве, если брать подтвержденные документально данные, он лично осуществил больше всего расстрелов. Назывались фамилии [Василия Михайловича] Блохина, [Петра Ивановича] Магго, цифры, то ли 10, то ли 20 тысяч расстрелянных, но эти цифры скорее гипотетические, никто не знает точно. Известно, что много, но никто из историков не знает точно, сколько человек расстрелял Василий Блохин, главный исполнитель в Москве. В случае с Зеленым это можно подтвердить цифрами. У него насчитали 6200 с чем-то расстрелов.

От себя добавлю - наверно мы никогда не узнаем КАК было в тогдашней Белорусской ССР?!
А мне бы очень хотелось узнать где лежат мои родные дядьки, чтобы хоть раз в году на "Деды" положить у их останков цветы, чтобы они знали - мы помним о них!

Поиск сведений о репрессированных

Террор снимают с учета
В России на основании засекреченного межведомственного приказа 2014 года уничтожаются архивные учетные карточки со сведениями о репрессированных в СССР. Об этом директор Музея истории ГУЛАГа Роман Романов сообщил советнику президента РФ Михаилу Федотову, попросив его разобраться в ситуации. Уничтожение карточек означает полное удаление информации о нахождении осужденных в системе ГУЛАГа, говорится в письме. Как заявил «Ъ» господин Федотов, сохранение документов, относящихся к этому периоду истории, крайне важная задача.
Читать полностью - https://news.mail.ru/society/33721930/?frommail=1

...А когда документа нет, можно придумать все, что угодно...
И это касается не только данной темы!!!

Манёвры войск ОБВО 1937 года

Я уже обращался к этой теме (ПОДГОТОВКА К МАНЕВРАМ БВО 1937 Г.), но теперь решил из того же источника разместить небольшой материал под заголовком - «Разоблачение классово чуждых элементов».
Наряду с политмассовой работой наибольшее внимание уполномоченные ЦК КП(б)Б и СНК БССР уделяли выявлению и «разоблачению классово чуждых элементов». В условиях, когда в стране развернулись массовые репрессии, людей зачисляли в список «врагов народа» по малейшему поводу. Причем обычные пороки советской действительности — халатность, воровство, некомпетентность должностных лиц, за которые полагалась административная или уголовная ответственность, трактовались уполномоченными как «политические преступления» («вредительство», «подрывная деятельность», «диверсии»), за которые назначалась смертная казнь. Так, в Пропойском районе к 12 сентября в колхозах и сельсоветах «по линии НКВД» было «изъято» около 150 человек «политически неблагонадежных лиц» [5, л. 9]. Все они были репрессированы.
Большинство злоупотреблений носило хозяйственный характер, за что были сняты многие председатели колхозов и сельсоветов и члены их правлений. Так, в колхозах «Завет Ильича» и «Сталинский призыв» (Кульшицкий сельсовет) отстранили от должностей 13 человек, в Иванищевичском — четыре, в Лапатицком — шесть. Среди «вражеских элементов» оказались: председатель колхоза «Коммунар» Якушенко («бывший офицер белой армии») и счетовод — «дочь попа», которая «развалила всю учетную работу». Кульшицкий сельсовет характеризовался уполномоченным Бражинским как состоящий в большинстве «из бывших бандитов, кулаков, репрессированных, осужденных» [5, л. 9]. Аресту также подвергся председатель колхоза «Ясный прамень» (Добровский сельсовет) Паричского района за «развал» хозяйства [5, л. 17 об.].
Серьезные проблемы в борьбе «с последствиями вредительства в колхозном строительстве» наблюдались в Уваровичском районе, поэтому аресту подвергся директор совхоза «Коммунар» Куликов — бывший секретарь Чаусского РК КП(б)Б, имевший родственников в Польше. Были также арестованы «польский шпион» Кучинский и работавший с ним заведующий райфо Переход. Последний дважды исключался из партии «за искажение линии», а впоследствии «вредительски» начислял налоги и проводил их массовые изъятия [5, л. 25]. Уполномоченный ЦК КП(б)Б и СНК БССР Семенов обнаружил «орудующих врагов» и в колхозе «Пробуждение» (Сталинский сельсовет). Оказалось, что «за непродолжительное время продано 12 коней», а один конь «неизвестно кем заколот вилами». При этом на работу в колхозе из 67 женщин выходят всего 16—17. А для уборки льна и сена коммунист Старовойтов нанимал «одноособников» [5, л. 24 об.]. По мнению уполномоченного Семенова, все это было следствием действий бывшего секретаря райкома С. Н. Фридмана — «неразоружившегося троцкиста», исключенного из партии 19 августа 1937 г. Парторганизация же, «имея сигналы о его троцкистской деятельности, не вскрыла этого врага». Ничего не делалось в районе и «по очистке сельсоветов и колхозов от враждебных элементов», а партийная дисциплина была «слабая», и только сейчас «начали выкрывать прихвостней Фридмана, и то недостаточно решительно» [5, л. 25].
Иногда к числу «врагов народа» причисляли даже обычных калек-попрошаек или «сектантов». В основном это были инвалиды, которые перемещались из района в район в поисках милостыни. Так, в Науховском сельсовете Чечерского района сотрудники НКВД арестовали «какого-то полунемого», а в Ново-Зареченском сельсовете разыскивали «завезенного из Гомеля для контрреволюционной работы» инвалида-«сектанта» (без обеих ног). Но ему удалось скрыться на территории другого района. Все это, по мнению уполномоченного Качурова, свидетельствовало о недостаточной работе среди населения [5, л. 12, 13]. А в д. Галкавка (Старобелицкий сельсовет) Уваровичского района «открыто орудовали сектанты», которыми якобы руководили «бывшие жандармы и белогвардейцы». При этом начальник районного НКВД заявил, что он знает об их деятельности, но пока не планирует ничего предпринимать, «т. к. там дело более серьезное» [5, л. 24 об.]. Очень часто арестам подвергались колхозники или единоличники, которые выказывали недовольство политикой советской власти. Все это трактовалось как «нездоровые явления», которые наблюдались во всех районах БССР. Например, во время собрания в д. Успашье (Стенский сельсовет) Паричского района, на котором сообщалось «о потоплении фашистами советского парохода», к докладу отнеслись с молчанием. Уполномоченный ЦК КП(б)Б и СНК БССР Матусевич объяснял это тем, что в деревне «много высланных кулаков и других политически неблагонадежных элементов, имеющих связи с Польшей», и отсутствием разъяснительной работы [5, л. 17]. А в д. Малиновск (Щедринский сельсовет) уполномоченный обнаружил засилье «польского» населения. Матусевич констатировал, что «в каждом дворе имеют родственников, удравших в час оккупации в Польшу». Когда районное отделение НКВД частично «изъяло таких лиц», оставшиеся на свободе члены семей распространяли слухи «о невинности» задержанных и о том, что «скоро всех арестуют». Во время отправки арестованных из местечка Паричи возле здания НКВД собрались их жены и подняли шум и плач, поэтому Матусевич сделал замечание начальнику райотдела НКВД, и вскоре практика отправки арестантов днем была прекращена [5, л. 17—17 об.].
«Враги» действовали и в д. Красная Дубрава (Телешовский сельсовет) Уваровичского района, где было обрезано «три пролета провода, проведенного красноармейцами-связистами». И хотя дело передали в НКВД, однако оно продвигалось «медленно» [5, л. 24 об.].
«Масштабнее» всего «зачистка» была произведена в Жлобинском районе. Только за четыре дня сентября, по данным Лахмана, было «разоблачено и изъято органами НКВД 150 человек разной к.-р. (контрреволюционной. — А. Л. ) фашистской падали». При этом «наиболее крупные террористические к.-р. национал-фашистские группы» вскрыты в
Сеножатском, Казимировском сельсоветах и в Жлобине [5, л. 22]. Как сообщал 3 сентября 1937 г. секретарь Жлобинского РК КП(б)Б В. Е. Чернышев и. о. первого секретаря ЦК КП(б)Б А. А. Волкову, в районе было обнаружено отравление двух колодцев. Так, в д. Мормоль больные дизентерией колхозники Семен Иванович Говор и его жена Просковья Ивановна Пекурина бросили в колодец чугун, «в котором находились их мокроты». После ареста они сознались, что сделали это «с целью заражения колодца». А в д. Белица (Луковский сельсовет) вернувшийся из ссылки Илья Ильин вылил в колодец керосин. Он также был арестован «органами НКВД» [5, л. 18]. Жлобинский РК КП(б)Б направил в деревни Мормоль и Белица членов своего бюро «для проведения массовой работы и разоблачения их контрреволюционной деятельности». В целях «мобилизации колхозников и трудящихся на повышение бдительности» об отравлении колодцев было рассказано на совещаниях уполномоченных райкома и комендантов населенных пунктов. Были приняты меры по охране колодцев, выделению дежурных на время маневров. Райком КП(б)Б также просил ускорить «посылку выездной коллегии Верхсуда для организации судебного процесса над всей этой группой диверсантов в ближайшие дни до начала маневров» [5, л. 18].
Мнение В. Е. Чернышева об «исключительной засоренности» Жлобинского района «антисоветскими элементами» поддержал и уполномоченный ЦК КП(б)Б и СНК БССР Лахман. Поэтому за август и восемь дней сентября 1937 г. сотрудниками НКВД было «разоблачено и изъято около 300 человек “врагов народа”» [5, л. 29]. Как отмечал уполномоченный, «наряду с подрывной деятельностью антисоветские элементы пытаются, а кое-где и проводят свою провокационную вражескую работу среди населения». Так, 5 сентября в Верхне-Албянском сельсовете сотрудники НКВД «при попытке к бегству» убили «главаря к. р. террористической банды» Купрея Лопатина [5, л. 22]. В некоторых сельсоветах, где были произведены аресты, «враги» стали распускать слухи, что «НКВД сейчас арестовывает всех, кто был под судом или привлекался к ответственности за малейшие проступки в прошлом» [5, л. 29]. После этого «все ранее судимые перешли на нелегальное положение»: «дома не ночуют, прячутся по соседним домам, на чердаках и в амбарах». Вместе с ними скрывались 14 человек «антисоветских элементов», которых следовало «изъять» [5, л. 29]. Все эти факты, по мнению Лахмана, свидетельствовали о «неудовлетворительном состоянии партийно-политической работы среди трудящихся района и недостаточной еще разоблачительной работе, проводимой парторганизацией на местах» [5, л. 30].
Еще большие «разоблачения» были проведены на железнодорожной станции Жлобин. По данным Лахмана, за несколько дней органами НКВД на железнодорожном транспорте было выявлено «29 шпиков, диверсантов и троцкистов». А в депо станции «притаился и вел свою гнусную фашистскую работу... резидент польской разведки — Граховский». По словам Лахмана, «этот бандит в 1920 г. занимался шпионажем, а в последующие годы проводил вредительскую работу на транспорте и вербовал антисоветски настроенных лиц польской национальности в шпионско-диверсионную повстанческую фашистскую организацию» [5, л. 22]. Обвинения выдвигались и против начальника отделения тяги станции Христовича, ранее исключенного из партии. По мнению Лахмана, он «окружил себя враждебными антисоветскими элементами» и его «необходимо убрать из транспорта» [5, л. 22].
Многочисленные случаи «вредительства» были выявлены и на других станциях железной дороги. В целом же путевое хозяйство от Жлобина до Гомеля, Могилева и Осиповичей находилось «в угрожающем состоянии» [5, л. 27, 28]. Лахман пришел к выводу, что очень слабую работу проводит начальник политотдела Жлобинского отделения железной дороги Бортников. Уполномоченный ЦК КП(б)Б и СНК БССР просил А. М. Левицкого «командировать одного человека из центрального партактива на ст. Жлобин для помощи в работе политотдела» и воздействовать «на руководство Белорусской дороги» [5, л. 28].
В подтверждение опасений Лахмана 13 сентября в 5 ч 30 мин на станции Жлобин произошло чрезвычайное происшествие — крушение воинского эшелона. В результате пострадало 40 человек, из них 30 получили легкие ушибы, восемь — легко ранены, у двоих были травмы средней тяжести, не опасные для жизни. Причиной аварии послужил «человеческий фактор» — халатные действия молодого железнодорожника, который перевел стрелку не на тот путь. Однако данному происшествию придали политическую окраску. Сотрудники НКВД арестовали десять человек [5, л. 32]. В результате выяснилось, что «на станции Жлобин с осени 1936 г. орудовала террористическая диверсионно-троцкистская к.р. группа, которая и совершила этот фашистский акт». В ее состав вошли: майор Ефимов, бывший военный комендант станции — «белогвардеец» и «польский шпик»; составитель поездов Иван Минович Парашенко, который якобы «подготовил крушение воинского эшелона с целью убить красноармейцев»; младший стрелочник Павел Орехов, названный «злостным аварийщиком». Последний якобы сознался, что ему «было предложено нач. станции Тимариным перевести стрелку на 15-й путь (занятый) с целью аварии воинского эшелона» [5, л. 32—32 об.]. К участию в «диверсионном акте» сотрудники НКВД также приобщили бывшего парторга станции Жлобин Гусева, приговоренного в мае 1937 г. к пяти годам за «к.-р. троцкистскую агитацию и подрывную работу на транспорте». В целом Лахман считал, что «Жлобинский узел и поныне еще засорен темными, социально опасными и др. вражескими элементами» и на нем необходимо навести «порядок» [5, л. 32 об.].

Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года

Оригинал взят у a_dyukov в Указ Президиума Верховного Совета СССР от 19 апреля 1943 года
ПРЕЗИДИУМ ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР


УКАЗ

от 19 апреля 1943 г. N 39


О МЕРАХ НАКАЗАНИЯ ДЛЯ НЕМЕЦКО-ФАШИСТСКИХ ЗЛОДЕЕВ, ВИНОВНЫХ В УБИЙСТВАХ И ИСТЯЗАНИЯХ СОВЕТСКОГО ГРАЖДАНСКОГО НАСЕЛЕНИЯ И ПЛЕННЫХ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ, ДЛЯ ШПИОНОВ, ИЗМЕННИКОВ РОДИНЫ ИЗ ЧИСЛА СОВЕТСКИХ ГРАЖДАН И ДЛЯ ИХ ПОСОБНИКОВ


В освобожденных Красной Армией от немецко-фашистских захватчиков городах и селах обнаружено множество фактов неслыханных зверств и чудовищных насилий, учиненных немецкими, итальянскими, румынскими, венгерскими, финскими фашистскими извергами, гитлеровскими агентами, а также шпионами и изменниками родины из числа советских граждан над мирным советским населением и пленными красноармейцами. Многие десятки тысяч ни в чем неповинных женщин, детей и стариков, а также пленных красноармейцев зверски замучены, повешены, расстреляны, заживо сожжены по приказам командиров воинских частей и частей жандармского корпуса гитлеровской армии, начальников гестапо, бургомистров и военных комендантов городов и сел, начальников лагерей для военнопленных и других представителей фашистских властей.

Между тем, ко всем этим преступникам, виновным в совершении кровавых расправ над мирным советским населением и пленными красноармейцами, и к их пособникам из местного населения применяется в настоящее время мера возмездия, явно не соответствующая содеянным ими злодеяниям.

Имея в виду, что расправы и насилия над беззащитными советскими гражданами и пленными красноармейцами и измена родине являются самыми позорными и тяжкими преступлениями, самыми гнусными злодеяниями, Президиум Верховного Совета СССР постановляет:

1. Установить, что немецкие, итальянские, румынские, венгерские, финские фашистские злодеи, уличенные в совершении убийств и истязаний гражданского населения и пленных красноармейцев, а также шпионы и изменники родины из числа советских граждан караются смертной казнью через повешение.

2. Пособники из местного населения, уличенные в оказании содействия злодеям в совершении расправ и насилий над гражданским населением и пленными красноармейцами, караются ссылкой в каторжные работы на срок от 15 до 20 лет.

3. Рассмотрение дел о фашистских злодеях, виновных в расправах и насилиях над мирным советским населением и пленными красноармейцами, а также о шпионах, изменниках родины из числа советских граждан и о их пособниках из местного населения возложить на военно-полевые суды, образуемые при дивизиях действующей армии в составе: председателя военного трибунала дивизии (председатель суда), начальника особого отдела дивизии и заместителя командира дивизии по политической части (члены суда), с участием прокурора дивизии.

4. Приговоры военно-полевых судов при дивизиях утверждать командиру дивизии и приводить в исполнение немедленно.

5. Приведение в исполнение приговоров военно-полевых судов при дивизиях - повешение осужденных к смертной казни - производить публично, при народе, а тела повешенных оставлять на виселице в течение нескольких дней, чтобы все знали, как караются и какое возмездие постигнет всякого, кто совершает насилие и расправу над гражданским населением и кто предает свою родину.

Председатель Президиума
Верховного Совета СССР
М. КАЛИНИН

Секретарь Президиума
Верховного Совета СССР
А. ГОРКИН



Утащено с ВИФа.

Комментарий Игоря Ивановича Ивлева по поводу рассекречивания военных документов

Оригинал взят у ouranopolis в Комментарий Игоря Ивановича Ивлева по поводу рассекречивания военных документов
Комментарий Игоря Ивановича Ивлева по поводу письма Падерина. Всё, что вы хотели знать про ограничение к допуску документов времён ВОВ, но боялись спросить:
Коллеги, не выдавать рассекреченное дело в ЦАМО РФ и его подразделениях основания есть:
1. Приказ МО РФ 2005 г. № 010 "Об утверждении Инструкции по режиму секретности в ВС РФ".
2. Приказ МО РФ 2011 г. № 1995дсп "Об утверждении Положения о порядке рассекречивания архивных документов МО РФ, продления сроков их засекречивания и установления ограничений на доступ к рассекреченным архивным документам".
Регистрация Приказа № 1995 в Минюсте РФ не пройдена, скачайте
http://doc.mil.ru/files/Prikazi_registraciya_Minust.rtf
Оба документа ограниченного пользования. И если о первом ещё кто-то что-то слышал, то о втором не знает никто, кроме узкого круга причастных к Архивной службе МО РФ военных и гражданских лиц, ну, и в Росархиве 1-2 человека слышали.
Так что на основании этих Приказов нам всем улыбаются - или не улыбаются - и мило отказывают. Оба этих Приказа по факту дезавуируют всем известный Приказ МО РФ № 181 от 08.05.2007 "О рассекречивании архивных документов Красной Армии и Военно-Морского Флота за период Великой Отечественной войны 1941 - 1945 годов".
Всё это пока непреодолимая стена. Её наличие связано с тем, что на самом деле есть что скрывать. Реальные события войны на высшем уровне сильно отличаются от того "канонического" варианта, что свёрстан в середине-конце 50-х гг. под руководством Хрущёва во время подготовки и после доклада на ХХ съезде КПСС "О культе личности И. Сталина". С трудом нейтрализованный заговор в мае-июне 1941 г. части политического руководства и высшего генералитета стОил нам появления противника у Москвы. Фактически были полностью открыты "ворота" всех фронтов, кроме Южного (9 А) и Ленинградского, и сданы огромнейшие запасы вооружения, боеприпасов, ГСМ и имущества. Директива Главного Военного Совета КА от утра 18.06.1941 о немедленном приведении войск западных округов в состояние полной боевой готовности, сообщённая по ВЧ-связи, а с 16.00 продублированная шифротелеграммами, и на следующий день 19.06.1941 пакетами с нарочными, была командующими проигнорирована (исключая Ф. Кузнецова в ПрибОВО и Я. Черевиченко в ОдВО), а там, где сделали вид, что её начали исполнять (КОВО), исполнили лишь бумаги (приказы, карты), а войска так и остались на местах в летних лагерях или на зимних квартирах. В ЗапОВО не сделали ничего (командующий Павлов пил коньяк на спектакле в минской опере в ночь на 22.06.1941), потому бойцы погибали спящими в казармах с 3.30 часов утра 22.06.1941. Головы за всё это слетели только у небольшой части непосредственных участников (Павлов с подельниками, Трубецкой, Штерн, Смушкевич, Клёнов и другие - все реабилитированы!), а остальных отправили воевать, распинав их всех из Москвы, ибо из высших и старших больше некому было (в т.ч. этим распиныванием прочь начальства и обусловлен стремительный рост в постах и званиях А.М. Василевского). На каждого было заведено уголовное дело (сотни). Парадокс, но они позже прославились - и устроили чистку архивов в 50-х.
Она шла с 1953 г. и далее до конца 50-х гг., в т.ч. в МО РФ, с искусственным разделением фондов на:
- условно несекретные (с наличием в то время примерно 80 % секретных документов),
- секретные,
- сов. секретные и
- сов. секретные особой важности (особого хранения).
У каждого такого обособления - своя опись с соответствующим грифом.
Только после складывания Хрущёвым и Политбюро ЦК КПСС концепции освещения Великой Отечественной войны, которая действует до сих пор и от следования которой кормятся тысячи чиновников, включая научных, после гарантированного разделения фондов, не позволяющего подобраться к ключевым документам, не совпадающим с концепцией (а их миллионы, в первую очередь - шифротелеграммы всех инстанций), после начала печати и выхода в свет в соответствии с концепцией Хрущёва "Истории ВОВ " в 6 томах, - позволили ветеранам издавать свои мемуары с 1960 г. Но таким образом, чтобы их свидетельства никоим образом не выходили за рамки концепции. Кто артачился - тому не давали печатать, даже наборы рассыпали и рукописи изымали (начальник ГШ ВС СССР Маршал Сов. Союза М.В. Захаров, МСС И.С. Конев ("Врать не хочу, а правду все равно написать не позволят"), многие другие). За соответствием следили ЦК КПСС, Главлит и КГБ СССР.
В это же время осуществили искусственное разделение фондов и архивов на фонды, хранящиеся в ЦГАСА (ныне РГВА), - якобы только до 22.06.41, и фонды, хранящиеся в архиве МО СССР (позже с 1975 г. ЦАМО СССР и ныне ЦАМО РФ), - якобы только с 22.06.41 по настоящее время. Т.е. перелопатили и перетасовали громадные массивы документов, разделив их депозитарное местонахождение на Москву (ЦГАСА и ЦА ВМФ), Подольск (архив МО - ЦАМО), Гатчину (ЦАВМФ), а также архивы военных округов и флотов от Калининграда до Хабаровска и Владивостока, которые вообще ничего в четыре первых архива не сдавали. Смею Вас уверить - в окружных и флотских архивах настолько громадные залежи ценнейших документов 20-90-х гг., что вряд ли кто из исследователей представляет себе их объём и качество. Описи их, допускаю, могли появиться в копиях в истекшие примерно 10 лет и попасть, скажем, в ЦАМО РФ для представления о том - что же у нас ещё есть в архивах округов и флотов (позитивной причиной тому - компьютеризация, но категорично об их копийности не утверждаю). Но доступа в эти архивы нет ни у кого. Все документы - на секретном хранении.
А есть ещё и бывший архив Генерального Штаба ВС СССР, ныне 15-й отдел ЦАМО РФ (Москва, Знаменка, 19). Доступ к несекретным документам возможен с разрешения начальника ЦАМО РФ (с учётом Приказа МО № 1995дсп).
А есть ещё и Архив Президента РФ, куда попали документы высшего характера. Туда доступ исключён.
И, наконец, есть не сданные ни в какой архив многие сотни дел военного времени в каждом управлении МО РФ и ГШ ВС РФ. К примеру, в ГОМУ ГШ их сотни. Часть их использована комиссией Кривошеева при написании самой крупной публичной фальсификации МО - "Гриф секретности снят", "Россия и СССР в войнах ХХ века" и "Книги потерь" (и на них даже даны ссылки в этих публикациях). Якобы несданные доки до сих представляют оперативную (!) ценность, а потому и не сдаются в ЦАМО РФ по истечении конкретного срока.
Но и это не всё. Для того, чтобы закрыть доступ к послевоенной истории воевавших в/ч, в архиве МО СССР их фонды разделили ещё на 2 части - фонд военного (и частично предвоенного времени), условно несекретный (с массой секретных документов), и послевоенный фонд - исключительно секретный с повышением грифа до максимума.
Если частичным доступом к 1/3 части первого сейчас и довольствуются исследователи, то доступ ко второй абсолютно исключён. Кроме тех, у кого есть допуск по соответствующей форме, разрешение НГШ ВС на работу с весьма конкретными документами по весьма конкретной узкой теме, лицензия ФСБ для организации, которую представляет "тот" исследователь.
Поэтому и ответ Э. Падерина исключительно обтекаем. В нём мы услышали чудную весть о продлении сроков депозитарного хранения до 100 лет документов военкоматов. Замечательно! Хотя бы так, но документы РВК получили юридическое обоснование для своего хранения там, ибо в Наставлениях по архивной службе (1996 г. и 2005 г.) их хранение военкоматам не предписывалось.
Что касается 75 лет в отношении персональных документов, то, скорее всего, тут уж как повезёт тому или иному исследователю. Попадёт он своим заказом документа в "вилку" толкования архивистом Приказа МО РФ № 1995дсп - может начаться маленький скандал, в итоге которого могут документ выдать, а могут воспретить.
"Смех на палке" можно сказать, если бы не было противно от всего этого лицемерия.


П.С. Этот материал я взял к себе для общего "образования". Он просто необходим для понимания общего процесса поиска информации по ВОВ. На уровне краеведения или военного поиска погибших или пропавших без вести в масштабе деревня/село/сельсовет/волость/ район, ресурсы ОБД Мемориал и Подвиг народа досточны, за исключением проходивших службу в НКВД/МГБ, ГУЛАГ, различных охранных структурах, строительных частях различных Управлений. Это мое мнение.
Хочу еще отметить такой факт - по запросам о судьбе того или иного человека, погибшего или пропавшего в ходе ВОВ, ЦА МО РФ в отдельных случаях дает ответ в течение месяца, но в большинстве случаев в течение полугода, иногда ответа вообще нет. С чем это связано - не понятно...

(no subject)

ИЗ ПРОТОКОЛА № 49
ЗАСЕДАНИЯ ПОЛИТБЮРО ЦК РКП(б)
г. Москва                                                                                                                                29 ноября 1923 г.
1. Вопросы НКИД.
ж) О границах Белоруссии.
(ОБ 26.XI. пр. № 57, п. 21) (т. Асаткин).
1. ж) а) Принять первый пункт предложений комиссии Оргбюро о границах Белоруссии (см. приложение).
б) Предложить Президиуму ЦИКа СССР в месячный срок оформить в советском порядке настоящее постановление, причем комиссия ЦИКа СССР (с обязательным участием в ней представителей БССР, УССР и РСФСР) должна произвести работу по уточнению границ Белоруссии, исходя из принятого пункта предложений комиссии Оргбюро.
в) Отнести к компетенции правительства расширенной Белоруссии поднятые в предложениях комиссии Оргбюро вопросы об административном делении Белоруссии на округа и пр.
Секретарь ЦК                                                                         И. Сталин

Приложение к п. 1-ж
протокола Политбюро № 49 от 29.XI.23 г.
Предложение комиссии Оргбюро об изменении границ ССРБ, утвержденное Политбюро 29.XI.23 г.
1. Присоединить к ССРБ родственные ей в бытовом, этнографическом и хозяйственно-экономическом отношениях нижеследующие уезды смежных губерний:
а) Горецкий и Мстиславльский Смоленской губ.;
б) Витебский, Полоцкий, Бочейковский, Оршанский, Себежский, Дриссенский, Невельский, Городокский и Велижский уезды Витебской губ.;
в) Могилевский, Рогачевский, Быховский, Климовичский, Чаусский, Чериковский, Гомельский и Речицкий уезды Гомельской губ., присоединив остальные уезды: Стародубский, Новозыбковский, Мглинский, Почепский и Суражский к Брянской губернии.

НАРБ. Ф. 1440. Оп. 3. Д. 478. Л. 89–90. Копия.

Историки — об архивных документах, которые до сих пор недоступны для исследований

На прошлой неделе журнал «Огонек» опубликовал статью о новых рассекреченных документах, касающихся маршала Георгия Жукова. Решение о рассекречивании личного дела маршала было принято только в 2011-м, появления материалов в общем доступе пришлось ждать еще четыре года. Автор статьи, историк Леонид Максименков написал, что в кругах специалистов это событие все равно воспринимается как чудо: иногда процесс вывода секретных советских документов в общий доступ занимает куда больше четырех лет.
Руководители архивов отмечают, что большинство документов давно уже рассекречено; об активной работе в этой области говорил в апреле 2016 года и руководитель Росархива Андрей Артизов. Но историки уверяют, что на деле это не так: даже если статус секретности снят, в работе с документами возникает множество препятствий. В ведомственных архивах нет открытых описей, и ученые лишены возможности пользоваться научно-справочным аппаратом. Какие документы давать, а какие нет, решает сотрудник архива. Личные дела многих сотрудников НКВД остаются под запретом из-за закона о персональных данных. И даже в более открытых архивах, не закрепленных за силовыми ведомствами, историки сталкиваются с разными сложностями.

Фальсификация «Катынского дела». Корейская война

Никита Петров

Заместитель председателя совета Научно-информационного и просветительского центра (НИПЦ) «Мемориал». Защитил докторскую диссертацию на тему «Сталин и органы НКВД — МГБ в советизации стран Центральной и Восточной Европы. 1945–1953 годы»

Вот яркий пример из личного фонда Сталина, который хранится в РГАСПИ. Там есть документы, связанные с руководством Сталиным органами госбезопасности. Речь идет в том числе и о его указаниях по «Катынскому делу» (массовые расстрелы пленных польских граждан, осуществленные сотрудниками НКВД весной 1940 года в Катынском лесу в Смоленской области; советская пропаганда распространяла версию о том, что расстрелы провели немецкие военные в 1941 году — прим. «Медузы»).



Выписка из протокола №13 заседания Политбюро ЦК, где принималось решение о расстреле поляков в Катыни

Решение Политбюро (5 марта 1940 года Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решениео расстреле «находящихся в лагерях для военнопленных 14 700 польских офицеров, чиновников, помещиков, полицейских, разведчиков, жандармов, осадников и тюремщиков» — прим. «Медузы») доступно. Но существуют информационные материалы, связанные с фальсификацией «Катынского дела» в 1944 году, так как это было преподнесено в отчете комиссии [Николая] Бурденко. Документы частично находятся в архиве ФСБ, есть небольшая часть в личном фонде Сталина, и все они — и в том числе материалы, связанные с советской фальсификацией этого дела, — закрыты для исследователей.

Есть еще документы, связанные с корейской войной [1950–1953]. О том, какую роль играл СССР, насколько он поощрял Северную Корею произвести нападение на Южную, как был устроен механизм возникновения этой войны. Здесь идет речь о прямых указаниях и разъяснениях Сталина. Скрывается прежде всего переписка Сталина и [китайского лидера] Мао Цзэдуна. Частично она есть в открытом доступе, частично скрывается — как, например, важные шифровки, которые Сталин передавал Мао Цзэдуну, его указания и соображения.

Читать полностью - https://meduza.io/feature/2016/05/17/ukazaniya-stalina-resheniya-politbyuro-i-pisma-eserov

Выживший на Курилах. Спустя 64 года белорус рассказал о засекреченном в СССР цунами

Белорус Дмитрий Галковский в 1952 году оказался в эпицентре одного из пяти мощнейших цунами 20 века. Он и теперь неохотно вспоминает события, которые произошли с ним, рядовым моряком советского флота, более 60 лет назад на Курильских островах: «На борт больше не поднимусь и за большие деньги. А вот на пляже бы полежал, хотя на море с тех пор ни разу не был».

В ночь на 5 ноября мощное землетрясение у побережья Камчатки и Курильских островов вызвало цунами огромной силы. За несколько часов три волны высотой до 18 метров уничтожили город Северо-Курильск и около 15 поселков. Океан стал могилой для, по разным оценкам, от 2,3 до 50 тыс. человек. В советской прессе об этом не было ни строчки. Союз готовился отмечать 35-летие Октябрьской революции.

Читать полностью
http://news.tut.by/society/484660.html