Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Дзяды. ОБЫЧАИ И ТРАДИЦИИ БЕЛАРУСИ

Дзяды
Отличительной чертой белорусского народа всегда являлось уважение к своим предкам, к своим корням. В календаре белорусов было больше пяти дней в году, когда поминали умерших, и эти дни обычно назывались Дзяды. Праздновали их на Масленицу, на Радовницу, на Троицу, перед летним праздником Петра и Павла, а также осенью. Осенние Дзяды всегда считались самыми главными. Правда, одной точной даты празднования не было.
Обычно осенние Дзяды отмечались на третью субботу после Покрова (14 октября), но в разных регионах даты могли меняться. В современной Беларуси этот праздник четко зафиксирован – 2 ноября у нас отмечается День памяти. Дзядами (дедами – по-русски) называли не только самих предков, но и их души.
В этот день - день празднования Дзядов – было принято устраивать ужин в честь умерших предков. Перед этим все члены семьи мылись в бане. При этом нужно было обязательно оставить немного воды и веник, чтобы предки тоже могли помыться, и пришли к ужину чистыми.
Ужин должен был быть богатым, а беседа – веселой. Предки должны были хорошо поесть и повеселиться, иначе они могли бы наслать несчастья на семью. Начинал вечер хозяин дома: он со свечкой в руках обходил праздничный стол, а потом открывал все двери и окна и звал предков на ужин. Звать надо было всех по именам. Это доказывало, что свой род ценили и помнили всех, кто дал жизнь семье.
По поводу блюд единства не было: в каких-то районах на стол ставили четное количество кушаний, в каких-то – нечетное. Некоторые утверждали, что на столе должно быть только три блюда, а выпить можно было только три чарки. Но как бы не отличались обычаи, объединяло их одно – на столе обязательно стояла дедовская миска и чарка. И каждый член семьи отливал в нее питье и накладывал еды. То есть: сам взял и с предком поделился. Чаще всего все несъеденные блюда оставляли на столе, чтобы предки могли спокойно пировать до утра.
Во время ужина вспоминали свой род, своих дедов и прадедов. Рассказывали забавные случаи, связанные с ними, их советы. Когда ужин подходил к концу, хозяин произносил молитву, а потом тушил свечу. Делалось это либо кусочком хлеба, либо блином. После этого все смотрели, куда пойдет дым. Если он шел вверх, то в семье все должно было быть благополучно. А если он шел в сторону, особенно – к дверям, то в доме вскоре должен был быть покойник. Еще в конце трапезы хозяин произносил такие слова: «Дзяды, погостевали у нас, попировали, а теперь уходите!» Чтобы быть уверенными, что предки действительно покинули дом, остриями в сторону порога ставили борону.
После ужина предков надо было развлечь – пляской, песней, маскарадом. Богатые люди в этот день устраивали фейерверки. Говорили, что если в ночь празднования Дзядов не лечь спать, то можно увидеть предков.
Взял отсюда - http://probelarus.by/belarus/information/tradition/diady_obychai_i_tradicii.html

П.С. Вот завтра и поедем в Рогачев на могилки близких людей.

Петербуржец собрал семиметровое фамильное древо из двух тысяч родственнико

Жизнь каждого человека определяется предками. Можно только представить, сколько людей жили, встречались, любили, чтобы появился на свет каждый из нас, создавая при этом целую историю, которую можно изложить на страницах книг.
Но если большинство только пытаются это представить, то петербуржец Руслан Халимов сумел по крупицам собрать свои многочисленные родословные ветви и соединить их в древо из 2300 человек. Сотни семей. Судьбы, истории. В книге ведётся отсчёт с конца XIX века. Издание "катается" из города в город, по деревням, по сёлам — туда, где живут родственники Руслана, которые его никогда не видели и в большинстве своём не догадывались, насколько интересна история их семьи.
Идея создать книгу родилась у Руслана в юношеском возрасте. Вдохновительницей стала бабушка. Ещё мальчиком отец привозил его в деревню, где за чашкой ароматного чая с молоком и свежей выпечкой бабуля вместо сказок рассказывала увлекательные и интересные истории об огромной семье. Они настолько впечатлили ребёнка, что он загорелся мечтой собрать всю богатую историю родословной воедино и сплести разбросанных по миру родственников одной нитью, чтобы со временем и эти знания не канули в Лету.
После создания книги с апреля месяца она проехала и пролетела более 15 000 км по России по родственникам. Благодаря этой книге они узнают о себе и своих близких, начинают общаться друг с другом, ездить в гости. В мае 2015 года Руслан вместе с Наилем совершил путешествие на родину предков в Татарстан и Самарскую область, заложив камень долгой крепкой семейной дружбы.
— Когда книга приезжает в семьи и деревни, там организовывают приёмы и праздники, — улыбается Руслан. — Вот так, 150 лет назад было четыре человека, а сейчас около 3000 проживают в стране и за её пределами. Я сделал так, чтобы все ветви заканчивались младенцами, это очень красиво.
В книге на каждый год есть статистика, сколько родственников родилось.
— Только на 2016-й я насчитал 32 новорождённых. Я даже сделал специальную шкалу. История семьи повторяет историю страны — в кризисные годы рождаемость падала в два раза, — говорит Руслан. — Или вот, смотрите, можно увидеть, какие по численности семьи: 256 с одним ребёнком, 257 с двумя, 12 с шестью и более детьми. Много близнецов: 16 мальчиков, 14 девочек, 10 обоих полов. Каждый может узнать, кто у него кровный родственник, сколько братьев и сестёр.
Книга то уезжает, то возвращается. Руслан осознанно сделал её в единственном экземпляре — в этом её прелесть и трогательность.
Каждый из родственников, кто знакомится с книгой, оставляет отметку, чтобы через 100 лет увидели уже их потомки.
— Через неделю в Карелию с ней едем на выходные — там одна семья есть. Через две недели книга поедет в Красноярск. Родственники берут себе её ненадолго, читают, знакомятся, увозят к себе в деревню, показывают другим.
Руслан не планирует останавливаться на достигнутом. Говорит, что нужно копать дальше и глубже, и его ждёт долгий, сложный и интересный путь к познанию своего фамильного древа. Он поедет в Татарстан поднимать архивы.
— Понадобится переводчик, поскольку архивы на арабском языке. Но уже есть люди, готовые к этому подключиться, — Руслан вдохновенно улыбнулся и убрал драгоценное бумажное древо в деревянный футляр.

Читать полностью

Искупление длиною в жизнь

А этот материал по - свежее, от 10 февраля 2015, но в нем дается ссылка на работу все того же Степана Кадуцкого из Жлобина.

Искупление длиною в жизнь
Пензенец вернулся домой через несколько лет после победы, когда его уже перестали ждать. Вернулся, чтобы вновь уйти…
В конце прошлого года в редакцию «ПП» пришло письмо от краеведа из Республики Беларусь Степана Кадуцкого. Он рассказал, что работая в архивах КГБ Беларуси, обнаружил сведения о нашем земляке, уроженце Кузнецкого района Михаиле Куликове.
В Книге Памяти Пензенской области и на сайте ОБД «Мемориал» старший политрук Куликов числится пропавшим без вести с сентября 1941 года.
Но, как сообщает Степан Кадуцкий, наш земляк не погиб, а попал к партизанам и героически воевал в 10-й Журавичской бригаде вплоть до 1943 года, когда бойцы Красной Армии освободили от врага часть Белоруссии.
Без вести пропавший
У Куйбышевской 117-й стрелковой дивизии, в которой служил политрук Михаил Куликов, судьба была не менее трагичной, чем у Пензенской 61-й. Оба воинских соединения входили в 63-й стрелковый корпус, участ­вовавший в контрнаступлении советских войск на Бобруйск в июле 1941 года.
Тогда его бойцам и командирам удалось занять Жлобин и Рогачев. Но уже в августе корпус попал в окружение. Наша 61-я дивизия была почти полностью разбита, 117-я продержалась до сентября, пока противник не уничтожил ее в Киевском котле.
В это время, вероятно, семья Михаила Куликова и получила сообщение о том, что он пропал без вести.
Но старший политрук остался жив. Безуспешно пытался вырваться из окружения. Его приютила одна крестьянская семья в деревне Гадиловичи Рогачевского района, выдав за своего родственника. Только в июле 1942 года Куликову удалось связаться с партизанами.
Он рвался в бой с оружием, но руководители подполья решили иначе. Им нужен был свой человек в полиции. Куликов, находившийся вне подозрения у немцев, подходил на эту роль как нельзя лучше.
Под прикрытием
Работая под прикрытием, он быстро освоился и вскоре получил повышение в должности и чин урядника. А подпольщики, благодаря ему, узнавали обо всех вражеских частях и подразделениях, проходивших через Гадиловичи.
«Наш полицай», как в шутку называли его партизаны, вовремя предупреждал подпольщиков о готовящихся облавах — за время работы Куликова ни один человек не был расстрелян за связь с партизанами. С его помощью без единой потери удалось освободить 60 советских военнопленных, которых немцы пригнали на ремонт шоссе.
Блестящую операцию 10-й Журавичской партизанской бригады по разгрому шести вражеских подразделений в апреле 1943 года, которую предназначили «в подарок» ко дню рождения Гитлера, тоже не смогли бы провести на таком уровне без Куликова. Он снабдил партизан дополнительным оружием. Это было последнее задание нашего земляка под прикрытием — немцы уже начали подозревать своего сотрудника. Куликова отозвали в отряд.
14 августа 1943 года партизаны разгромили полицейский гарнизон в Гадиловичах, а 2 октября соединились с подошедшими частями Красной Армии.
Найти героя
На этом, по словам Степана Кадуцкого, следы партизана теряются. Что же стало с Михаилом Васильевичем? Вернулся ли он в родной город и благополучно дожил до старости? Или погиб незадолго до победы? Или, не дай бог, был репрессирован, как это иногда случалось с партизанами и подпольщиками, работавшими под прикрытием? Мы все же надеялись, что семья дождалась своего героя.
В донесении о безвозвратных потерях на сайте ОБД «Мемориал», где сообщалось, что старший политрук Михаил Куликов пропал без вести, была запись о том, что его жена, Куликова Мария Андреевна, проживает в селе Марьевка Кузнецкого района.
Первые сведения мы получили через областной военкомат. Со слов старожилов села Марьевка, Михаил Куликов пришел с фронта домой, но… с женой они почему-то прожили недолго, развелись. Он вновь уехал. Куда — неизвестно.
Такого поворота мы не ожидали. Может быть, о дальнейшей судьбе отца что-то знают его дети? Выяснилось, что у Куликова было две дочери. Младшей уже нет в живых, а старшая Галина (по мужу Скобелина), заслуженный учитель РФ, давно перебралась из Кузнецкого района в Лунинский.
Но нашли мы Галину Михайловну в селе Засечное Пензенского района. Два года назад она переехала туда к младшему сыну Юрию.
Не ждали
… Пожилая женщина держит в руках портрет красивого мужчины в форме старшего сержанта РККА.
— Это единственное сохранившееся фото папы, довоенное, — говорит Галина Михайловна. — Таким я его не помню, мне ведь всего три годика исполнилось, когда он ушел на фронт. А сестренка Тамара в 41-м родилась. Мама рассказывала, что жили они до войны дружно, очень любили друг друга. Папа был такой, знаете, первый парень на деревне. И на работе первый, и на гулянье. На гармони хорошо играл, и голос у него сильный был.
В 1939-м его призвали в армию, а через два года — война… Я была его любимицей, в юности мне говорили, что я – копия отца. К Тамарочке он привыкнуть не успел.
Несмотря на полученное известие о том, что муж пропал без вести, Мария Андреевна чувствовала: жив ее Миша. Надежду потеряла, когда вышли уже все сроки.
… Михаил Куликов вернулся домой через несколько лет после победы, когда его перестали ждать. После слез, объятий и упреков, почему так долго не давал о себе знать, опустил голову:
— Простите меня, Маша, девочки. На войне, в партизанском отряде, я встретил девушку. У нас уже двое сыновей. Живем в Белоруссии. Думал, пусть лучше для вас я буду погибшим, чем мерзавцем. Стыдно было возвращаться.
Если б не было войны...
Зная, как тяжело одинокой женщине воспитывать двоих детей, Михаил Васильевич предложил теперь уже бывшей жене:
— Давай я заберу Галинку к себе. Ей у меня хорошо будет, словом ее не обижу.
Но Мария Андреевна, конечно же, отказалась.
— Папа потом еще несколько раз нас навещал, очень хотел, чтобы мы познакомились с нашими сводными братьями. Те нам звонили регулярно, звали в гости. Но мы с сестрой видели, что маме это неприятно, — вспоминает Галина Михайловна. — Так и не встретились.
Жизнь их развела окончательно. Вскоре после развода Мария Андреевна вышла замуж за фронтовика Сергея Булушева. Папа Сережа – так с нежностью называли отчима Галя с Тамарой – принял девочек как родных. С женой прожили душа в душу 36 лет.
А бывшего мужа Мария Андреевна простила. Он рано умер, скоропостижно, и дети не смогли присутствовать на похоронах.
— Поехал папин брат дядя Гриша. Вернулся и говорит: «Галь, когда мы отца обряжали в его парадный костюм — в кармане нашли твою детскую фотокарточку. Он очень любил тебя».
Перечитывая письмо Степана Кадуцкого, копию которого мы передали семье Скобелиных, Галина Михайловна тяжело вздыхала:
— Мы о той, партизанской его жизни не знали ничего. Сколько же выпало на его долю… И сколько мамочке моей пришлось пережить. Давно нет на свете ни ее, ни папы Сережи. Уже ничего вспять не повернуть. Только я убеждена: мама с папой никогда бы не расстались, если б не война.

В Рогачеве состоялось открытие памятника воинам, освобождавшим город

Хочу уточнить о памятнике-обелиске, установленном на Рогачевском кладбище, о котором я писал - http://proliv.livejournal.com/66688.html
Вот статья в местной газете http://www.slova.by/?p=8600
Пятница, 1.07.2011 12:03. Рубрика: Общество
Дата 70-летия начала Великой Отечественной войны ознаменовалась для рогачевцев особо важным событием. На старом городском кладбище состоялось открытие памятника воинам 61-й и 167-й стрелковых дивизий 63-го стрелкового корпуса Л.Г.Петровского, сражавшихся в первые дни войны за освобождение Рогачевщины и мужественно оборонявших наш край от немецких врагов.
Такой замечательный подарок нашим землякам сделала семья капитана, командира автомобильного батальона 61-й стрелковой дивизии Андрея Радевича, 1901 года рождения. Уроженец местечка Красовичи Климовичского района Могилевской области, Андрей Яковлевич пропал без вести в июле-августе 1941 года во время боев на Рогачевщине.
- Идея установить памятник возникла еще в прошлом году, когда мы с отцом Сергеем Андреевичем приезжали в ваш город, — рассказывает внук участника войны, москвич Андрей Сергеевич. – Своими мыслями мы поделились с директором краеведческого центра Геннадием Титовичем, который с радостью поддержал нашу инициативу. За что мы ему очень признательны. Ведь теперь у нашей семьи и у всех родственников, пропавших без вести на Рогачевщине во время ВОВ, появилось дорогое место, куда можно прийти и поклониться подвигу своих отцов, дедов и прадедов.
Выбор места для увековечения памяти наших защитников было выбрано не случайно.
- Проехав по местам военных действий, а также посетив населенные пункты, где захоронены останки воинов 61-й и 167-й стрелковой дивизии – Тихиничи, Фалевичи, Озераны, Близнецы, Тесновое, Старое Село (выделено мною), Зборов, – мы с сыном и внуком Андрея Радевича решили, что самым достойным и символичным местом для установки памятника будет старое кладбище города Рогачева. Потому что именно здесь похоронено самое большое количество – более ста – бойцов 63-го стрелкового корпуса, — объясняет директор Рогачевского Центра туризма и краеведения Геннадий Титович.
Слова благодарности семье Радевичей выразили председатель районного Совета ветеранов Бронислава Кирейшина, председатель районной организации ОО «Белорусский Союз офицеров» Василий Домнич, директор краеведческого центра Геннадий Титович, главный специалист отдела культуры райисполкома Нина Хоронжа и все рогачевцы, которые присутствовали в этот на открытии памятника.
Виктория РОГОЖНИКОВА.
Фото Раисы БОРОВОЙ. Андрей Радевич - внук А.Я.Радевича у памятника
04b41443cdd2

P.S.
1. Этот памятник изготовлен и установлен исключительно на личные средства семьи Радевичей, где то в пределах 4-5 тыс. $ США; роль местных властей свелась только в выдаче разрешения на установку памятника и выделении места на старом кладбище; оформлением документов занимался Титович Г.В.
2. Я не зря выделил места захоронений бойцов 61-й сд - в Тесновом и Старом Селе. Как рассказал мне Г.В.Титович, в Тесновом было неофициальное захоронение воинов, но в 2012 г. останки были перезахоронены в Старом Селе. При этом мне пояснили, что это были бойцы подразделений 61-й сд, которые отступали в сторону Быхова! Конечно, это совершенно новая информация, которую необходимо проверять!!!
Вот небольшой  фрагмент карты тех времен с обозначением этих населенных мест
SAM_1531
Фрагмент карты я снял на фотоаппарат, сама карта масштаба 1:100 000 с нанесенными немецкими обозначениями обстановки в полосе действий 52-й и 255 -й пехотных дивизий по состоянию на 20.30 часов 17.07.1941 г.

Евреи Рогачевщины

От имени живых и павших
Вероника Русакова

Познакомились мы с Григорием Исааковичем, когда он как участник Парада Победы 1945 года в Москве принес в Музей истории и культуры евреев Беларуси (сотрудником которого я являюсь) свои фотографии. Сегодня, к сожалению, очень мало осталось в живых тех, кто прошел победным маршем по непокоренной Москве 24 июня 1945 года. К тому же у нашего героя (героя в прямом смысле слова) оказалось немало редких фотографий Парада Победы. Они могли стать важными экспонатами в музее.
В рамках проекта «История семьи – история народа» мы каждого посетителя музея расспрашиваем о семье, его предках, их занятиях. Нас интересуют корни каждого белорусского еврея, это позволяет по крупицам восстанавливать историю евреев Беларуси.
Григорий Исаакович начал с воспоминаний о своем деде, Залмане Житомирском, который с женой Рейзл и пятью детьми проживал в маленькой белорусской деревне Барсуки Рогачевского уезда. Других евреев в деревне не было. До революции дед арендовал у помещика ветряную мельницу. Залман как мог помогал крестьянам, был отзывчив на любую просьбу. Поэтому его семью в деревне любили, а самого деда называли Залманка.
После революции помещик сбежал, а Залман остался при мельнице. Когда в деревню пришли красноармейцы, они устроили погром. Крестьяне, помня доброту Залмана, не дали его в обиду.
Читать далее