Category: религия

Синагога таки стала музеем

Синагога таки стала музеем: здание разрушенной бобруйской синагоги получило вторую жизнь

Когда-то Бобруйск считался неофициальной еврейской столицей Беларуси. В 1897 году тут жили 20 тысяч 438 евреев, или 71% от всего населения города. Затем было две волны, когда евреи массово покидали Бобруйск. Первый раз — после Октябрьской революции, второй — в конце 80‑х — начале 90‑х годов, когда в Союзе открыли границы. Уезжали в Израиль, Канаду, США. И вот спустя много лет наш город снова наполнился той атмосферой — на открытие музея под открытым небом съехались евреи со всего мира.
Торжественное открытие музейного комплекса «Еврейский дворик» состоялось в воскресенье, 4 августа. Находится он на Чонгарской, 31. Мероприятие собрало много людей — огороженная площадка не смогла вместить всех посетителей. Уютный дворик стал местом встречи старых друзей и знакомых, которые тепло приветствовали друг друга. По словам раввина г. Бобруйска Шауля Хабабо, в этот день в наш город приехали около 70 евреев из-за границы. Поздравить жителей и гостей города с таким замечательным событием пришли председатель Бобруйского гор­исполкома А. В. Студнев и зампред горсовета депутатов В. В. Широкая.
В начале праздника свои стихи о Бобруйске прочитал председатель совета еврейской городской общины поэт Леонид Рубинштейн.
— Мы все — большая семья, и у нас сегодня великий праздник, — сказал в приветственном слове Шауль Хабабо. — Когда мы смотрели на это здание три года назад, оно выглядело невозможно. Благодаря вам стало возможно восстановить эти стены. Спасибо вам большое! С праздником!
Шауль Хабабо вручил председателю горисполкома Александру Студневу ценный документ. Это выписка из документа Совета по делам религий при Совете министров СССР от 2 августа 1990 года о регистрации в Бобруйске иудейского религиозного общества и передаче ему здания бывшей синагоги на улице Чонгарской, 31.
Александр Викторович сказал, что дворик станет местом притяжения не только для горожан, но и для тех, кто будет приезжать в наш город.
— Было как-то неправильно. Мы имеем большую еврейскую общину, говорим о том, что мы в какой-то степени еврейский город. У нас должна быть своя история. И вот то, что мы сегодня видим — это начало ее восстановления.
Сам по себе дворик — это отреставрированные две стены разрушенной синагоги, беседка, клумбы, газон и дорожки. На стены поместили картины о жизни евреев кисти художника Йехиэля Офнера. По словам Шауля, скоро сюда проведут электричество, и тогда картины будут подсвечиваться лампами в темное время суток. В планах — создать целый еврейский квартал. Уже сейчас можно ознакомиться с его концепцией, главным архитектором которой является Галина Левина.
— Планируем двухэтажный музей, который будет объединять в себе постройку старого и нового стиля. Стены синагоги останутся, а к ним пристроится стеклянное здание. Целиком здание музея будет рассказывать о старом и новом времени соответственно. Это стоит дорого, примерно миллион долларов. Но мы не боимся больших цифр, — рассказал Шауль Хабабо.

Читать полностью - https://komkur.info/obshchestvo/sinagoga-taki-stala-muzeem-zdanie-razrushennoj-bobrujskoj-sinagogi-poluchilo-vtoruyu-zhizn

Коллекция П.Н.Доброхотова

Чтобы понять с какими документами мне довелось знакомиться в Санкт-Петербургском институте истории РАН предлагаю вот этот материал, который я взял из работы - В.Н.Плешков, И.В.Лукоянов, Е.С.Пахалова  "Реставрация и консервация фонда 52 (коллекция П.Доброхотова) Научно-исторического архива Санкт-Петербургского института истории РАН"

В составе Русской секции Научно-исторического архива Санкт-Петербургского института истории РАН хранится большая документальная коллекция, собранная П.Доброхотовым за годы службы. Епископ Павел Доброхотов (в миру Прокопий Нилович Максимов) (1807 — 1900) относился к числу высокообразованных пастырей Русской православной церкви, он интересовался не только делами духовными, но и светской историей, историей других конфессий. После окончания в 1837 г. Духовной академии он начал самостоятельную деятельность в Литовской духовной семинарии, находившейся до 1845 г. в селении Жировицы Слонимского уезда Гродненской губернии. Рядом находился Жировицкий монастырь, основанный в конце XV в. как православная обитель. Однако в 1613 г. он отошел к униатам (базилианам) и стал резиденцией униатских епископов. В первой половине XIX в. уния была прекращена, а в 1839 г., после того как митрополит Иосиф (Семашко) принял юрисдикцию Русской православной церкви, монастырь стал одним из центров обращения в православие части униатского духовенства. Активное участие в этом принимал Павел Доброхотов. Упразднение униатских монастырей сопровождалось ликвидацией их архивов. Часть бумаг попала в духовные консистории, часть погибла и рассеялась между букинистами и коллекционерами. Именно из этих россыпей П.Доброхотов составил большую часть своей коллекции. Впоследствии, будучи в Полоцке и Риге ректором духовных семинарий (с 1849 г.), и позднее, являясь епископом псковским (1869—1882), он пополнял свое собрание, основа которого была заложена в Жировицах.
Последним местом служения Павла Доброхотова стал Петрозаводск (в 1882-1897 гг. — епископ олонецкий). В 1897 г. он ушел на покой и был назначен настоятелем Московского Высокопетровского монастыря. Там П.Доброхотов и скончался 23 апреля 1900 г. Большая часть его документального собрания находилась при нем в Москве, другая осталась в Петрозаводске, где ее хранил душеприказчик епископа священник А.П.Воскресенский. Обе части коллекции «встретились» в Отделе рукописей Библиотеки Академии наук (БАН), куда они поступили после того, как были приобретены и получены в дар от А.П.Воскресенского. Там уже в советское время коллекция была разделена: большинство книг осталось в БАН, а документы и некоторые переплеты (в основном переписка) в 1931 г. были переданы в Историко-археографическую комиссию (с 1936 г. — Ленинградское отделение Института истории АН СССР, сейчас — Санкт-Петербургский институт истории РАН).
В составе коллекции насчитывается несколько десятков тысяч листов в основном на польском, церковнославянском, русском, латинском и некоторых европейских языках. Они отражают в основном историю западнорусской церкви, унии XVI-XIX вв., начиная с подлинных актов Брестских соборов 1591-1596 гг.; материалы апостольского престола (в том числе бреве, буллы), адресованные униатской церкви; документы, касающиеся церковного и монастырского землевладения и хозяйства, отношений между православной и униатской церквями в регионе, распоряжений русских православных и светских властей, делопроизводства местной администрации и суда. Богато представлены бумаги из Жировицкого монастыря, особенно за время, когда он находился в руках Базилианского ордена (с 1618 г.), а также некоторых других униатских монастырей, ликвидированных в 1839 г. Сегодня коллекция П.Доброхотова — самое богатое в Российской Федерации собрание документов по истории униатской церкви и Базилианского ордена. Они представляют огромную ценность и востребованы исследователями как Российской Федерации, так и Польши, Украины, Беларуси.
Материалы коллекции П.Доброхотова сосредоточены в 19 картонах и 91 переплете. В основном это рукописи, имеется также некоторое количество печатных изданий на русском и европейских языках XVII — первой половины XIX в. Подавляющее большинство документов написано на бумаге, есть также небольшое количество грамот на пергамене. Еще в составе коллекции имеется подборка из нескольких сот гравированных портретов европейских деятелей, вырезанных из печатных книг, и несколько десятков карт Европы.

Примечания:
- выделение жирным мое
- авторство рукописей с которыми знакомился не установлено
- рукописи на польском языке, за и исключением "Исторические сведения о Могилеве и Могилевской губернии".
- рукописи оцифрованы и в прекрасном разрешении читаются...
О самом институте можно ознакомиться на их сайте - http://www.spbiiran.nw.ru/%D0%B0%D1%80%D1%85%D0%B8%D0%B2-2/

Свержень - деревня в Рогачевском районе

4 июня с.г. в деревне Свержень состоится праздник «Свято-Троицкая криница».  Праздник Святой Тройцы проводится вот уже второй год и власти обещают сделать его ежегодным.
О самой деревне - в прошлом селе и местечке, а также о сверженских криницах написано много, в том числе и мною.
Я же сейчас постарался выбрать малодоступные сведения о деревне.
И так
Географический словарь Королевства Польского и других славянских стран. Т. 11 Издательство: Варшава: Nakl. Филипп Sulimierskiego и Władysława Walewskiego, 1880-1914, стр. 678
Свержень – местечко у реки Ракута, в 1-й версте от её впадения  в Днепр, уезд Рогачевский, 2-й стан, в 22 верстах от Рогачева, имело 610 жителей (295 мужчин и 315 женщин), в том числе 221 православных, 11 католиков и 378 евреев. 87 домов деревянных (32 принадлежали христианам, а 55 евреям). 7 склепов, церковь приходская каменная, молитвенный дом для евреев. Раньше был здесь костел католический, возведенный бывшим помещиком Сулистровским. В местечке имеется народная школа, мельница водяная и бывают небольшие ярмарки в день Вознесения Господня. Собственность Ердманов. На околице местечка в сторону Днепра были курганы, запаханные хозяевами, в которых находились разные предметы, относящиеся к каменному веку: топоры, молотки, наконечники копьев и стрел. Эти предметы хранились в собственности Ердмана в фольварке Сипоровка и уничтожены (пропали) во время пожара. В 8-ми верстах от деревни Юдичи находился земляной окоп, площадью до 3-х десятин и окруженный с одной стороны рвом, а с трех других земляными валами. Тот окоп зарос лесом. В пол версты от местечка построена у криницы деревянная каплица, прежде католическая, сейчас православная, по поводу чудотворного видения в этом месте образа, который здесь пропал. Родниковой воде местные жители приписывают лечебные свойства. Статус местечка Свержень получил в 1784 году.
Ракута – речка в рогачевском уезде, левый приток Днепра, до впадения Друти с противоположного берега. Там же, том 9, стр. 520.

Жучкевич В.А. Краткий топонимический словарь Белоруссии. Мн., Изд. БГУ, 1974. Стр. 335
Свер,жень  (Свер,жань) – село в Рогачевском районе. Название – термин: с в е р ж е н ь (с т в е р ж е н ь) – твердое место у реки в отличие от зыбких переувлажненных мест. Поселения, носящие это название, расположены у рек на не заболоченных берегах.

Из Списка населенных мест Могилевской губернии под редакцией исполняющего должность Секретаря Губернского Статистического Комитета Г.П.Пожарова. г.Могилев губ., губернская типография, 1910. Стр.144.
Свержень – местечко в Довской волости при реке Рекутке, принадлежит Сверженскому сельскому обществу, земли удобной 401 дес., неудобной 83 дес., под лесом – нет,  дворов 170, жителей мужского пола 177, женского 169. Ближайшее почтовое отделение в Гадиловичах в 6-ти верстах.

Праздник обещает быть веселым, насыщенным, в чем то похожем на дореволюционные ярмарки.
Приглашаю всех желающих приобщиться к Святому духу и природе.

Кто такие униаты?

Наверняка не каждый сможет объяснить, кто такие униаты (греко-католики). А ведь едва ли не каждый белорус имеет таковых среди своих предков, поскольку к концу ХVШ века униаты составляли не менее 80% населения. Возникновение церковной унии православных Речи Посполитой и Рима в 1596 году стало ответом на извечный белорусский вопрос о выборе между Востоком и Западом. Униатская церковь признала верховенство Папы Римского и католические догматы, но сохраняла православную обрядность и обычаи. Таким образом примирялись вызовы европейской культуры и древние традиции, а также давался “наш ответ” созданию Московского патриархата в 1589 году в перманенто враждебном государственном образовании – Московском княжестве.

Воспринятие унии не было ни простым и ни скорым, однако через 200 лет подавляющее большинство населения современной Беларуси были потомственными униатами. К этому времени униатская церковь имела прочные позиции, сформировались специфическая религиозная обрядность (плохая ли, хорошая, но своя), особенный архитектурный стиль униатских храмов, собственная сеть научно-образовательных учреждений высокого уровня в лице униатских монастырей (монастырей базилиан, членов Ордена Святого Василия Великого). Принятие церковной унии способствовало религиозной консолидации общества. Католики (по большей части знатные люди) и униаты (главным образом крестьяне, горожане, мелкая шляхта), объединенные под властью Римского Папы, ощущали себя собратьями по вере, униаты посещали католические храмы и принимали таинства у тамошних священников и наоборот, духовенством обоих обрядов совершались совместные богослужения, процессии и т.п. Языком образования и делопроизводства униатских священников был польский, языком общения с прихожанами – белорусский.

Могли ли “возродиться” у униатов братские чувства к православию (заметим, к православию российскому, пришедшему вместе с новой государственной администрацией, чуждому по языку и культурной традиции)?
Об отношении местного населения к православному духовенству писал в своих воспоминаниях соратник Семашко по “воссоединению” епископ Василий Лужинский: “…борода и ряса были в величайшем презрении в том краю; и православных священников вообще называли жидом смердячим, козлом и кацапом бородатым и пугалом” (Василий (Лужинский). Записки Василия Лужинского, архиепископа полоцкого и витебского, члена святейшего правительствующего Всероссийского синода, о начале и ходе окончательно совершившегося дела воссоединения греко-униатской церкви в Белоруссии и Волыни с православною российскою церковью, написанные в конце тысяча восемьсот шестьдесят шестого года, Казань, 1885, с. 89).

Говорить о каком-то стремлении к “воссоединению” с православием среди униатской паствы или духовенства смешно и неудобно, к тому же все желающие могли перейти и перешли в православие в “режиме наибольшего благоприятсвования” за время, прошедшее после присоединения белорусских земель к Российской империи. А это произошло, напомним, еще в конце XVIII века.
Источник

Забытые тайны земли Рогачевской

Неоднократно в разговоре с сотрудником краеведческого музея "дядей Сашей"  всплывает название населенного места ТАЙОНА (ТАЯНЫ). Вот посмотрим на карту ВКЛ 1739 года
Находился этот населенный пункт между Рогачевом и Быховом на левом берегу Днепра. Есть он и на более ранних картах ВКЛ.
В наше время это место можно условно привязать к деревне Свержень. Подтверждением этому служат факты: курганы в окрестностях, некоторые из них были раскопаны жителями в XIX веке и найдены в них предметы каменного века (топоры, копья, молоты, стрелы...); упоминания в официальных документах XIX века наличия в окрестностях Сверженя целебных источников, которые могли использовать люди с древних времен; регулярные "набеги" черных копателей в эти места, о находках которых мало кому известно...Значит все же существовали Тайоны?!
По версии уважаемого мною Рикунова А.Н., где то в начале XVIII века эти местности перешли к владельцу Сверженя, что в нынешнем Столбцовском районе Минской области и новый владелец переименовал Тайоны (ТАЯНЫ) в Свержень.
Возможно, что ТАЯНЫ были каким то государственным владением, который пришел в запустение и прекратил свое существование...
В любом случае тайна поселения ТАЙОН (ТАЯНОВ) остается не раскрытой до сих дней...
          Но вот одна из тайн окрестностей Сверженя вчера приоткрылась для многих благодаря рогачевскому краеведу Потапову Александру Федоровичу.
Не знаю, что было в начале, исследовательская работа довских школьников "Сверженская проща" в рамках VI районной научно-практической конференции учащихся учреждений общего среднего образования 2012 года (http://rogachevoo.gov.by/home/news/3485--156- ) или  краеведческие поиски Потапова А.Ф. В любом случае вчера немногочисленные жители Рогачева и близлежащих деревень получили праздник в день Медового спаса или Спаса на воде.
«Спасом на воде» медовый Спас именован в честь малого водосвятия. Традиционно именно в это время на Руси освящали новые колодцы и чистили старые, а также совершали крестный ход на естественные водоёмы и родники для освящения воды. После крестного хода купались в освящённой воде и купали домашний скот, чтобы смыть болезнь, сглаз и др.
Краевед Потапов А.Ф. провел  работы по восстановлению уникального источника, святого родника, о существовании которого осталась память у немногих жителей деревни Свержень. Когда то рядом с родником была деревянная католическая каплица Сверженского римско-католического костела и по воспоминаниям местных жителей еще до ВОВ на праздник Вознесения господне (Ежегодно на 40 день после Пасхи, в четверг 6-й недели по Пасхе, весь православный мир отмечает один из двунадесятых праздников церковного года - Вознесение Господне. Название праздника отражает суть события — это Вознесение на Небо Господа Иисуса Христа, завершение Его земного служения) от церкви к кринице ходили крестным ходом, священник освящал воду.
Вот как выглядел источник за несколько недель до мероприятия
А вчера состоялось освящение этого вновь открытого для людей святого источника настоятелем Рогачевского Храма святого благоверного князя Александра Невского в присутствии жителей Рогачева и близлежащих деревень.






А вот тот человек, который своими руками с помощью нескольких жителей деревни восстановил это святое место -
Потапов Александр Федорович

P.S. И все же покидая этот поистине благодатный уголок любимой Рогачевщины, у меня остался неприятный осадок. Прежде всего потому что все это действо, как оно получилось, можно назвать очередным мероприятием православной церкви по освящению родника, но ведь подобных родников на земле очень много...
На месте  присутствовали представители власти, краеведческие активисты, но не прозвучало ни одного слова об истории этого святого места (информация на одном листочке не в счет - ее мало кто прочитал). Работа школьников из Довской школы проведена большая, но она не ответила на вопрос - когда, кем и почему церковь, и не важно какой концессии, поставила на этом месте каплицу или признала святым. В этом плане работы не початый край, как  в архивах Республики так и в закромах Церкви...
Не прозвучало ни одного слова о людях, которые не считаясь со своим личным временем восстановили этот родник, о школьниках и их экспедиции в эти места, анализах воды из родника...
В общем, тайна Сверженской прощи только приоткрыта...

Что в имени твоем, город Рогачев?

Версия первая и самая простая  - название образовалось, потому, что он стоит  между руслом Днепра и устьем Друти,  и эти реки создали как бы рог. Иными словами - город стоящий в рогу.

Версия вторая, самая вероятная из древне литовского «Рогас» - алтарь, святилище, святое место. В те времена недалеко от Рогачева находилось и языческое капище у озера Доброго (Святого). Есть легенда, что Рогачев долго сопротивлялся введению христианства.

Версия третья, ее я взял из книги: Юрий Татаринов Города Беларуси в некоторых интересных исторических сведениях. Гомельщина
Рогачев

…За разъяснениями, связанными с названием здешнего города, опять обращаюсь к нашему современнику, ведущему топонимику страны профессору Александру Федоровичу Рогалеву. В районной газете «Свабоднае слова» за 28 апреля 1999 г. он сообщает, что на первый взгляд простое (для разгадки происхождения) название здешнего города на самом деле оказывается гораздо более смысловым, глубоким по своей сути. Наши древние предки, подчиняясь законам своей религии, законам природы, в согласии с которой они жили, избегали примитивизма, в каждое слово, тем более название, вкладывали сакральный смысл.
Начну с суффикса — ов. На самом деле (и примеров тому в Беларуси масса) он не всегда указывает исключительно на принадлежность. Более того, беря за основу последний аргумент, мы, скорее, будем гадать, тыкать, как говорится, пальцем в небо. Надо иметь ввиду, что этот суффикс создает также относительные прилагательные для обозначения ландшафтно-географических особенностей местности. В отношении Рогачева именно это и случилось.
Понятие «рог» в древности в сознании славян (и других народов) ассоциировалось, символизировалось с понятием божьего начала, урожайности, жизненной силы, богатства. Например, в древнеиндийском языке это символ жизни. В Древней Руси рогом называли лесные урочища, возвышения, где размещались капища (своеобразные храмы под открытым небом). Здешний город получил свое имя от названия здешней Замковой горы, мыса, на котором в древности располагалось место поклонения языческим богам. Рог — значит «святое место». Люди выбрали это изумительное по своей природной красоте возвышение над Днепром и Друтью с тем, чтобы молиться здесь, отдавать дань должного богам, в которых они искренно верили. Здесь сжигали (как и полагалось по обряду) их умерших родственников, здесь читали проповеди жрецы.
В доказательство такой интересной и возвышенной версии А.Ф. Рогалев приводит пример с городом Вильня, первоначальное, исконное название которого произошло от названия тамошнего холма в лесу и звучало так — Святырог. Кстати, уже только одно это указывает, что древние литвины, прародители нынешних белорусов, изъяснялись между собой на старо-белорусском, а не на жемойтском языке. У белорусов и теперь существует такое звучное выражение — «на рагу», то есть на самом представительном, высоком месте. А вот еще: «дорога» — то есть путь, ведущий к святилищу.

ОБРАЩЕНИЕ В ПРАВОСЛАВИЕ УНИАТОВ.

Вообще-то, к вопросам религии я пока не обращался, хотя есть довольно интересные детали с этим связанные и в моей родословной.
Но, с интересом читаю сайт рогачевской районной газеты "Свабоднае слова". и вот совсем недавно на ее страницах была размещена статья "Беречь свою историю" -http://www.slova.by/?p=40949 . Меня заинтересовали комменты к этой статье. Зацепили случайно вот такие:
Горожанин написал:
ВКЛ, РП, как и униатство, всегда были чуждыми, ибо мы за годы оккупации не утратили ни русскую речь, ни православие!
Горожанин написал:
Что -то не вижу в ваших цифрах любых вашему сердцу униатов, которые, согласно байкам, представляли суть главную для белорусов религию.

Буквально сразу после этого в Сети скачал материал под общим названием - "Русский быт глазами современников" и в нем встретил статью Г.Добрынина под названием "Обращение в православие униатов", стало интересно...
Немного о Добрынине -
Гаврии́л Ива́нович Добры́нин (1752, село Радогощь (Радогожѣ), Севский уезд — 1824) — автор записок имеющих для истории быта русского духовенства такое же значение, как записки Болотова имеют для истории русского дворянства.
Родился в 1752 году в селе Радогощь (Радогожѣ) Севского уезда Белгородской губернии. Отец, священник, вскоре умер, и мальчику пришлось переехать к деду. Грамоте он выучился у своего деда, а письму — в конторе графа Чернышёва. В 1765 году был взят к Севскому архиерею, Тихону Якубовскому и зачислен в певчие. При архиерее Кирилле Флоринском, сменившем Тихона, Добрынин перешёл в келейники к этому иерарху.
В 1777 году Добрынин оставил службу по духовному ведомству и поступил канцеляристом в Могилёвское наместничество. Вся служба Добрынина прошла в в эпоху возвращения Белоруссии к России. Медленно повышаясь в чинах, Добрынин в 1824 году был произведён в губернские секретари. Умер Добрынин в июле 1824 года.
Ни личность, ни служебное положение не остановили бы на себе внимание, если бы он не оставил после себя «Истинное повествование о жизни Гавриила Добрынина, им самим написанное в Могилёве и Витебске». Эти записки печатались сначала в «Русской старине», а потом вышли отдельной книжкой и выдержали два издания в 1871—1872 гг. Записки состоят из трёх частей: первая, самая большая по объёму, излагает жизнь Добрынина до вступления его в светскую жизнь, а 2-я и 3-я — его гражданскую деятельность.
А теперь сама статья, без купюр, как она напечатана в журнале
РУССКИЙ БЫТ
ПО  В О С П О М И Н А Н И Я   С О В Р ЕМ Е Н Н И К О В
XVIII в е к
ВРЕМЯ ЕКАТЕРИНЫ II
Часть I I—вып. 3-й
Сборник отрывков иэ записок, воспоминаний и писем, составленный П. Ж Мельгуновой, К. В. Сивковым  и Н. П. Сидоровым.
МОСКВА — 1923.

    По втором присоединении от Польши края, разделен он на губернии: Минскую, Изяславскую, Брацлавскую и Вознесенскую. Многие там унияты захотели, или захочены, или побуждены. обратиться к церкви грекороссийской. Вследствие сего, состоялось именное повеление Государыни императрицы, чтобы и в наших белорусских губерниях, присоединять желающих униатов к грекороссийской церкви, и буде бы кто из помещиков оказался препятствующим, того имение брать в секвестр. Тогда был в Могилеве губернатором г. Черемисинов, человек молчаливый до бессловесности, упрямый до бесконечности. А  епископом был Афанасий Вольховский, который по натуре так был несчастлив, что знакомое ему евангелие не мог читать без ошибок и частых медленных остановок.
К нему также было предписано от синода, чтоб они общими силами и согласием. нарядили в разные уезды разных чиновников, в числе которых и мне достался Сеннинский уезд, для присоединения униятов к церкви грекороссийской.
Всем нам повещено от губернатора, явиться в соборную архиерейскую церковь; где, после литургии, сказано нам было, с проповеднического места, протопопом Михаилом Богуславским поучение—за неумением архиерейским—в таком смысле: что мы предъопределены, избраны, воззваны в достоинство апостольское, и чтобы мы были мудри—яко змия, и цели— яко голубие.Аминь.
  Тут рождается вопрос: «как это могло статься, чтобы в царствование Екатерины Великой был архиерей безграмотный?»  Вот  как: государыня императрица, будучи на 7-м десятке лет и уже при истечении своего века царствования, естественно, не всегда уже видела все там, где прежде умственной и вещественной ее глаз досязал. А граф Безбородько, будучи при ней и канцлер, и министр, и правитель всех дел, хотя был достоин сих почестей и царского доверия, но он имел мать, лет 80-ти слишком. Она не давала сыну покоя своими из Малороссии письмами, требуя, чтобы александроневский наместник, архимандрит Вольховский, непременно был сделан архиереем. Инако же?—сыну проклятие. Ну кому же захочется быть прокляту от матери? Вот и вся сказка, по крайней мере, так говорили все, ибо каждый любопытен был знать, почему на такую важную степень возведен человек неграмотный, и послан в такую губернию, где всякой ксионз  говорит латинским языком, а многие и другими иностранными, не включая российского и польского. Павел I, введя в обычай жаловать орденами духовенство, пожаловал и Вольховскому аннинскую ленту; но, любя порядок, лишил его чрез год места, и велел послать в один из малороссийских монастырей, помнится в Лубенский, где он и скончался.
  А губернатор Черемисинов был муж избранной по сердцу генерал-губернатора Пассека; впрочем, был он и человек хороший, в силу принятого во святых обителях правила: „молчание и неведение—греха не творят", и в силу латинского мнения: „кто молчит, тот согласен».
После поучения нужны были прогоны, и когда губернатор, на словесное мое требование, мне отказал, то я потребовал письменно; изъясняясь, между прочим, что, в рассуждении немаловажности препоручения, нужно иметь, по крайней мере, двух рядовых штатной команды солдат, дабы по ним видно было, куда я приеду, что я чиновник от короны, отправленный по казенному делу. Мне во всем письменно отказано с угрозами. Итак, нечего было делать, надобно было ехать на собственном коште, как будто в гости. Но прежде, нежели выехал,- рассудил послать бестолковое губернаторское повеление и распоряжение, с моими замечаниями, в Петербург на руки секретарей генерал-губернаторских, которые были мне не лиходеи, изъясняясь им, что я отправлен не на шутку по-апостольски, и прося их ежели придется кстати, доложить генерал-губернатору.
  Отправясь в город Сенно и зная из именного императорского повеления, что велено спросить: „не желают ли?“ и  что желающих запрещено удерживать от их желаний, старался я не отступить от точного смысла сего предписания. По приезде в Сенно, взял я с собою земского исправника и с духовной грекороссийской стороны депутата, по силе данного ему от команды предписания.  Всех церквей униатских  во  всем сеннинском уезде тридцать три, которых всех мы посетили. Ко всякой церкви собирали прихожан—упредительно через земского исправника, дабы по приезде не тратить времени; при каждой церкви читали им повеления, предписания, спрашивали о свободном расположении их к перемене веры, или, лутче сказать одного только переименования веры. Увещевали их чрез духовного депутата и не обрели ни единой души, желающей отстать от униятской и пристать к грекороссийской церкви.
  Когда в Витебске преосвященный Іосафат Кунцевич, чему прошло уже лет около 180, то-есть, в самые смутные для России времена - проповедывал веру униятскую, тогда державшиеся все греческой веры, витебские жители убили его и бросили вниз горы, к реке Двине. А теперь, потомки их, обращенные во время польского правления в унияты, почитают его за святого священномученика, каждогодно празднуют день его убиения, и клянут, в своих церковных песнопениях тех, которые его убили. То-есть: они клянут своих праотцев, от которых получили жизнь и наследство имения, и клянут настоящих грекороссиан, под управлением которых , благоденствуют... Да—помилуй Бог—не все-ли человеки суть жертва заблуждения, по словеси священной древности: « непознаша, ниже уразумеша, во тьме ходят!»
  В три недели с проездом, возвратился я в Могилев и был везде от губернатора и от архиерея провозглашен безбожником и ослушником. Все те, которые у губернатора и у архиерея каждодневно обедали, охотно тому верили и соглашались; а после них, весь класс легкомысленных повторял то ж, так что Сеннинский уезд, унияты,  Добрынин зделались общею в городе молвою...
  Уже проходит обращению униятов 5 и 6 месяцев, уже оканчивается год, уже наступил и другой, а посланные из уездов не возвращаются; как между тем, настоящие их должности терпят остановку. Иной доносит: обратил церковь, де, три. И, лишь только губернское правление получит такое донесение, как вдруг с противной стороны получает другие - от униятского духовенства, от прихожан, а побочными дорогами и от помещиков - что унияты принуждены побоями, что де церковь отбита насильно, и проч. и проч. Пошли новые исследования, секвестры, жалобы в правление, жалобы прямо в сенат, от сената строгие требования от наместнического правления объяснений. И в наместническом правлении сделалось целое наводнение униатских дел. Тогда все заговорили, не исключая и губернатора: какой дальновидный человек Добрынин! из того уезда, где он был, нет ни одного дела!
  Следующее действие также нечаянно послужило в мою пользу: директор экономии, будучи по должности в одном из казенных имений в Быховском уезде, получил там от губернатора препоручение о присоединении к церкви греко-российской униятов, обитающих в тех селениях, в которых он находится. Вследствие чего, директор собрал их к церкви, читал, уговаривал, соглашал; но, не добившись согласия, рассудил принудить их силою, как начальник казенных имений, а они против силы зделали крик, вопль, из чего директор экономии прозрел, что они сердиты. Несколько из них взбежали на колокольню и ударили в набат. На тревогу сбегаются прятавшиеся в лесу и по авинам. Толпа увеличивалась. Директор экономии удаляется, доносит губернатору, что казенные униаты взбунтовались, и просит усмирить их вооруженною рукою. Тогда в Могилеве квартировала артиллерия. Начальник оной майор Амбразаннов, по требованию губернатора, дает ему пушку и канонеров. Канонеры с пушкою двинулись чрез город на дорогу быховскую. Запели песню; а через несколько часов поднялся за ними, после обеденного стола, и сам губернатор Черемисинов, препровожден из покоев застольными друзьями и всею фамилиею, которая вся желала ему, в слезах, счастливой победы на бунтовщиков и благополучного возвращения. Действие и последствие похода, которого весь марш состоял верст слишком на двадцать — были таковы: По прибытии перед селением, где церковь униятов, Черемисинов велел выпалить из пушки. Мужики, узнав причину неслыханного еще ими грома, спрятались в страхе и трепете, все до единой души, в леса и авины. Губернатор, нашед пустое селение, не находит с кем иметь дело. Проходит вторая половина дня, наступает и проходит ночь. Уже солнце на другой день оканчивает первую половину дневного пути, а селение пусто.  - ..Что нам делать,— говорит Черемисинов.—рано мы, братцы, выстрелили! Ну, с кем буду я говорить? Кого усмирять? И кого обращать? Бежите повсюду в разные стороны, и всякого, с кем ни встретитесь, кого ни найдете, и кого ни поймаете, уверяйте его: что я никого не застрелю, только бы они не били в набат и в меня“. Сильная и любомудрая речь имела счастливый успех. Мало-помалу, поселяне начали стекаться и собрались к церкви по назначению. Губернатор вопросил: -  Для чего вы бунтуете? Один выбранный ими старик, выступя вперед, отвечал: „Ваше великое величество сам теперь видишь, как мы бунтуем. Ты выстрелил, и мы испугались; ты велел нам сказать, чтоб мы не боялись и пришли к твоему здоровью; мы не боимся, и мы теперь перед твоею милостью". Губернатор: Для чего вы били тревогу? Мужик: Нет, мы звонили на нешпар.. Тогда был вечер с субботы на воскресенье, в чем поставляем свидетельми своего  священника и несколько шляхты, которые тогда пришли в церковь, богу молиться. Губернатор: Для чего вы не послушали директора экономии? Ведь вера все одна, та же христианская. Он вас не жидами хотел сделать. Мужик: Добре ваше кажешь, что вера все одна, тоже христианская. А - ти, ваше, похвалив бы тое, кап я взял один крест в руки, а другой бы кинув под ноги? Губернатор: Да для чего же вам не быть со мною одной веры? Мужик: Ты, сам здоров, знаешь, уже человек не молодой!  - указывая на губернаторские седины — кап тебе приказывали  принять нашу веру,—а - ти захотел бы ты быть униятом? Черемисинов велел поворотить пушку, и тем же путем и порядком, возвратился домой, доволен будучи, что он силен был и  разогнать и собрать. Вскоре и за сей подвиг получил он выговор из Петербурга от генерал-губернатора. От тех пор, когда где в гостях заходили жаркие споры о делах униятских, то, чтобы прервать материю, стоило только, чтоб я сказал: „я с пушкою не ездил", и всё умолкнет из почтения к губернатору...
Г. Добрынин
P.S. Вот такая история произошла в Сенненском и Быховском уездах Могилевской губернии. Уверен, что в этом плане Рогачевский уезд, а он намного больше по размерам и количеству жителей, не был исключением. И это может служить одной из множества причин отсутствия в Национальном архиве РБ метрических книг униатских церквей периода до  обращения униатов в православие.

Польская листовка 1863 года...

Оригинал взят у zjniec в Польская листовка 1863 года...

Эта прокламация была найдена в обозе повстанческого отряда Нарбута, разогнанного 15 июля 1863 г. военными в Пинском уезде.
Перевод надписей:
To ty, Popie, będziesz podobnie wisiał, jeżeli się nie poprawisz.!! – Это ты, поп, будешь так висеть, если не исправишься.
Jeżeli ci jeszcze język swierzbię do szczekania w cerkwie chłopom bredniow, to go lepiej nakol szpilką!! – Если у тебя еще чешется язык брехать в церкви хлопам бредни, то лучше наколи его шпилькой!!
A kruki będą się nasycać twoim Ciałem!!! – А вороны будут насыщаться твоим телом!!!
Jakaż to haniebna smierć być musi??? – Ах, какая же это будет позорная смерть???

На обратной стороне напечатано воззвание:
«Духовные восточного исповедания! Свобода религии была с древнейших времен основой польского законодательства, которая вошла в обычаи народа. Польша не делала никакой разницы между детьми одной земли. Всех их окружала одинаковой милостью, одинаковым покровительством.
Сегодня когда возвращение Литвы и Руси к единению с Польшей неизбежно, накануне возвращения отчизне самостоятельности, Народное Правление, верное исторической традиции, всем религиям ручается в полной их свободе и равенстве перед лицом закона.
Духовные восточного вероисповедания! Борьба с наездом это не религиозная борьба, но война народная за независимость. Ваши предки ведь были верными сынами Польши, а наймужественнейший победитель Москвы, князь Константин Острожский был исповедником вашей церкви. Итак, Польша не делает для вас никакого исключения, напротив, именем Польши, Народное Правление, ручается вам, духовные, за свободу вашего вероисповедания, за свое покровительство к вам и за теперешние ваши места.
Но, увы! Между вами нашлись таки, которые, испугавшись московского насилия, или прельстившись милостью наездника, оставили свою родину и явно против нее восстали. Матереубийцы! Но Польша восставшая, Польша счастливая, Польша могущественная геройством своих детей, Польша им прощает. – В виду Божьего сострадания над народом, все до сегодняшнего дня совершенные ими преступления идут в забвение.
Однако же величие народа, которое дает прощение заблудившимся, для извращенных и закоренелых отступников Родины, держит над ними меч справедливости. Для этого Народное Правление оглашает, что наибольшая бдительность обращена будет на все преступления тех из духовных восточного вероисповедания, которые до сих пор оказывали недоброжелательство для национального дела и если бы кто из них остался на далее слепым, подлым орудием Москвы и будет и сейчас еще распространять межу людьми фальшивые понятия о намерении Народного Правления и подстрекать братьев, одного против другого к войне домашней, то каждый такой преступник, как предатель края и возмутитель общественного порядка, преследованным и наказанным будет со всею строгостью закона пред судилищем оскорбленной Родины.
Духовные восточного вероисповедания! Убеждайте ваших блудных братьев, направьте их на путь долга, чтоб бесчестия вероломства и неминуемые за это наказания, никого из вас не отягощали, но чтоб все работали совместно для одной Родины на одном с нами пути, на пути ее освобождения и отделения.
Вильна, Дня 18 (30) апреля 1863 г.».