Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Дзяды. ОБЫЧАИ И ТРАДИЦИИ БЕЛАРУСИ

Дзяды
Отличительной чертой белорусского народа всегда являлось уважение к своим предкам, к своим корням. В календаре белорусов было больше пяти дней в году, когда поминали умерших, и эти дни обычно назывались Дзяды. Праздновали их на Масленицу, на Радовницу, на Троицу, перед летним праздником Петра и Павла, а также осенью. Осенние Дзяды всегда считались самыми главными. Правда, одной точной даты празднования не было.
Обычно осенние Дзяды отмечались на третью субботу после Покрова (14 октября), но в разных регионах даты могли меняться. В современной Беларуси этот праздник четко зафиксирован – 2 ноября у нас отмечается День памяти. Дзядами (дедами – по-русски) называли не только самих предков, но и их души.
В этот день - день празднования Дзядов – было принято устраивать ужин в честь умерших предков. Перед этим все члены семьи мылись в бане. При этом нужно было обязательно оставить немного воды и веник, чтобы предки тоже могли помыться, и пришли к ужину чистыми.
Ужин должен был быть богатым, а беседа – веселой. Предки должны были хорошо поесть и повеселиться, иначе они могли бы наслать несчастья на семью. Начинал вечер хозяин дома: он со свечкой в руках обходил праздничный стол, а потом открывал все двери и окна и звал предков на ужин. Звать надо было всех по именам. Это доказывало, что свой род ценили и помнили всех, кто дал жизнь семье.
По поводу блюд единства не было: в каких-то районах на стол ставили четное количество кушаний, в каких-то – нечетное. Некоторые утверждали, что на столе должно быть только три блюда, а выпить можно было только три чарки. Но как бы не отличались обычаи, объединяло их одно – на столе обязательно стояла дедовская миска и чарка. И каждый член семьи отливал в нее питье и накладывал еды. То есть: сам взял и с предком поделился. Чаще всего все несъеденные блюда оставляли на столе, чтобы предки могли спокойно пировать до утра.
Во время ужина вспоминали свой род, своих дедов и прадедов. Рассказывали забавные случаи, связанные с ними, их советы. Когда ужин подходил к концу, хозяин произносил молитву, а потом тушил свечу. Делалось это либо кусочком хлеба, либо блином. После этого все смотрели, куда пойдет дым. Если он шел вверх, то в семье все должно было быть благополучно. А если он шел в сторону, особенно – к дверям, то в доме вскоре должен был быть покойник. Еще в конце трапезы хозяин произносил такие слова: «Дзяды, погостевали у нас, попировали, а теперь уходите!» Чтобы быть уверенными, что предки действительно покинули дом, остриями в сторону порога ставили борону.
После ужина предков надо было развлечь – пляской, песней, маскарадом. Богатые люди в этот день устраивали фейерверки. Говорили, что если в ночь празднования Дзядов не лечь спать, то можно увидеть предков.
Взял отсюда - http://probelarus.by/belarus/information/tradition/diady_obychai_i_tradicii.html

П.С. Вот завтра и поедем в Рогачев на могилки близких людей.

Так быть Дому-музею Владимира Короткевича в Рогачеве?

21 августа в Рогачевском райисполкоме председатель Гомельского облисполкома Геннадий Соловей провел приема граждан и ответил на вопросы по телефону (прямая линия). С вопросом создания мемориального музея белорусского писателя Владимира Короткевича в Рогачеве в доме, где он проживал и работал над многими своими произведениями обратился А.С.Лейкин - директор Рогачевской СШ № 4 имени В.С.Величко, историк по образованию и краевед, житель Рогачева.
"Сегодня этот дом и комната писателя сохранены. Однако строение приходит в упадок: проживающие там люди имеют инвалидность, им сложно поддерживать строение в должном порядке", - пояснил он.
На встрече краеведов, прошедшей в субботу Алесандр Самуилович рассказал нам о своем разговоре с губернатором и поведал о ситуации, сложившейся с домом, в котором проживал и творил знаменитый писатель.
Как ему стало известно, далекие родственники Короткевича - Гринкевичи, проживающие в этом доме, ввиду своей инвалидности и вообще слабости здоровья, намерены выставить этот дом на продажу с целью купить отдельную благоустроенную квартиру. Ни сам хозяин дома (инвалид, лежачий), ни его супруга, самостоятельно не могут подготовиться к зиме (заготовить дрова и другое топливо для печного отопления дома). Реальной надежды на своего сына не рассматривают. Да и содержание или поддержание дома в обитаемом состоянии представляется им проблематично.
Ранее А,С.Лейкин обращался к председателю Рогачевского райисполкома с предложением о предоставлении семье Гринкевичей, взамен их дома, благоустроенного жилья в городе, а дом взять на баланс города и, произведя необходимый ремонт, оборудовать в нем филиал музея. При этом сделать из него по внутреннему содержанию исключительно посвященным писателю.
Ответа на свое обращение Лейкин А.С. не получил...
Лейкин также отметил, что в голосе губернатора слышалась неподдельная заинтересованность в создании подобного ПАМЯТНИКА Короткевичу.
Ситуация с домом в котором проживал Короткевич бурно обсуждалась краеведами.


Разные были мнения о дальнейших действиях, потому что беларусы уже давно привыкли к стандартному ответу местных властей - нет денег!? А в данном случае - нет возможности предоставить социального жилья семье Гринкевичей и нет денег на ремонт и переоборудование их дома под филиал музея.
И главное - если Гринкевичи продадут эту свою собственность, то для жителей Рогачева и всех почитателей творчества Короткевича будет навсегда потеряна уникальная возможность связать его имя с Рогачевщиной - малой родиной его матери. Со всеми вытекающими возможностями для города...
Очень жаль, что на встрече небыло представителей ни райисполкома, ни Совета депутатов, ни музея Народной Славы и ни Центра туризма и краеведения. Было бы очень интересно послушать их мнение по поднятому вопросу.
Могу только предположить какой будет ответ на обращение к губернатору - в настоящее время такой возможности не имеется...
Считаю возможным напомнить местным властям, что буквально сразу после проведения в Рогачеве республиканского Дня письменности, один из очагов культуры - выставочный зал, превратился в коммерческое предприятие...
Так может пришла пора обратить внимание на мнение общественности?

П.С. Фото предоставил Д.Садовский

Встреча краеведов в Рогачеве

Стало уже доброй традицией проводить встречи рогачевских краеведов в конференц-зале Дома книги. И хочется выразить огромную благодарность хозяйке этого прекрасного помещения - директору Центральной районной библиотеке Голубевой Татьяне Николаевне за бескорыстную помощь местным краеведам.
Хочется отметить, что на встречу прибыли и новые лица в краеведении...
Для встречи было несколько поводов. Прежде всего, это выход очередного номера издания Местной краеведческой инициативы - Рогачевского сшытка, анонс которого был чуть ранее.
Не менее важным поводом для встречи было обращение одного из наиболее активных и знающих краеведов города Александра Самуиловича Лейкина к губернатору Гомельской области Геннадию Соловей с вопросом о создании мемориального музея белорусского писателя Владимира Короткевича в Рогачеве в доме, где он проживал и работал над произведениями. Именно этой проблеме и была посвящена вторая часть встречи.

В ходе презентации Сшытка авторы кратко рассказали о своих публикациях. Было отмечено, что этот номер вышел в несколько другом формате, отличном от ранее изданных (А5, цветная печать, много вставок с исторической информацией и др.). С другой стороны - малое количество авторов публикаций говорит о непонятном явлении: в городе и районе довольно много людей, интересующихся историей своего края, самостоятельно занимающихся собиранием различных фактов из его жизни. А вот обобщить собранный материал и довести его до жителей города и района - на это отваживается не каждый.
Особенно проблематично приобщение молодого поколения к изучению истории малой родины. Замечено не единыжды: на различных встречах молодежь с удовольствием слушает исторические рассказы о прошлом Рогачевщины. Но вот самостоятельно, без указки взрослых, изучить какой-то факт или событие - не решается, не говоря о том, чтобы об этом рассказать другим.
Сообща, было принято решение о выпуске еще не менее двух номеров Сшытка до конца этого года, в том числе одного к ежегодным Поладенковским чтениям, которые планируются в декабре.
О обсуждении обращения к губернатору - читайте в следущем посте.

П.С. Фото предоставлено Д.Садовским

Синагога таки стала музеем

Синагога таки стала музеем: здание разрушенной бобруйской синагоги получило вторую жизнь

Когда-то Бобруйск считался неофициальной еврейской столицей Беларуси. В 1897 году тут жили 20 тысяч 438 евреев, или 71% от всего населения города. Затем было две волны, когда евреи массово покидали Бобруйск. Первый раз — после Октябрьской революции, второй — в конце 80‑х — начале 90‑х годов, когда в Союзе открыли границы. Уезжали в Израиль, Канаду, США. И вот спустя много лет наш город снова наполнился той атмосферой — на открытие музея под открытым небом съехались евреи со всего мира.
Торжественное открытие музейного комплекса «Еврейский дворик» состоялось в воскресенье, 4 августа. Находится он на Чонгарской, 31. Мероприятие собрало много людей — огороженная площадка не смогла вместить всех посетителей. Уютный дворик стал местом встречи старых друзей и знакомых, которые тепло приветствовали друг друга. По словам раввина г. Бобруйска Шауля Хабабо, в этот день в наш город приехали около 70 евреев из-за границы. Поздравить жителей и гостей города с таким замечательным событием пришли председатель Бобруйского гор­исполкома А. В. Студнев и зампред горсовета депутатов В. В. Широкая.
В начале праздника свои стихи о Бобруйске прочитал председатель совета еврейской городской общины поэт Леонид Рубинштейн.
— Мы все — большая семья, и у нас сегодня великий праздник, — сказал в приветственном слове Шауль Хабабо. — Когда мы смотрели на это здание три года назад, оно выглядело невозможно. Благодаря вам стало возможно восстановить эти стены. Спасибо вам большое! С праздником!
Шауль Хабабо вручил председателю горисполкома Александру Студневу ценный документ. Это выписка из документа Совета по делам религий при Совете министров СССР от 2 августа 1990 года о регистрации в Бобруйске иудейского религиозного общества и передаче ему здания бывшей синагоги на улице Чонгарской, 31.
Александр Викторович сказал, что дворик станет местом притяжения не только для горожан, но и для тех, кто будет приезжать в наш город.
— Было как-то неправильно. Мы имеем большую еврейскую общину, говорим о том, что мы в какой-то степени еврейский город. У нас должна быть своя история. И вот то, что мы сегодня видим — это начало ее восстановления.
Сам по себе дворик — это отреставрированные две стены разрушенной синагоги, беседка, клумбы, газон и дорожки. На стены поместили картины о жизни евреев кисти художника Йехиэля Офнера. По словам Шауля, скоро сюда проведут электричество, и тогда картины будут подсвечиваться лампами в темное время суток. В планах — создать целый еврейский квартал. Уже сейчас можно ознакомиться с его концепцией, главным архитектором которой является Галина Левина.
— Планируем двухэтажный музей, который будет объединять в себе постройку старого и нового стиля. Стены синагоги останутся, а к ним пристроится стеклянное здание. Целиком здание музея будет рассказывать о старом и новом времени соответственно. Это стоит дорого, примерно миллион долларов. Но мы не боимся больших цифр, — рассказал Шауль Хабабо.

Читать полностью - https://komkur.info/obshchestvo/sinagoga-taki-stala-muzeem-zdanie-razrushennoj-bobrujskoj-sinagogi-poluchilo-vtoruyu-zhizn

1919 год. Сентябрь. Создание Ревкома.

Из Бюллетеня № 1 газеты Рогачевского Ревкома за 16 сентября 1919 г. Вторник.
 Приказ № 1
§1 Постановлением Рогачевского Уездного Исполнительного Комитета совместно с представителями ВЦИК и Губисполкома от 14-го сентября 1919 г. образован вместо Исполкома Революционный Комитет в составе: Председателя Михаленко, членов Кузнецова, Володько, Солдатова и секретаря тов. Самусевича, который является высшим органом гражданской власти в городе и уезде.
Все отделы Исполкома являются Отделами Ревкома и безусловно подчиняются ему. Все распоряжения Ревкома носят характер приказа и должны беспрекословно и быстро выполняться.
§2 Ревком подтверждает постановление Уездного Исполкома об объявлении Советских гражданских учреждений на военном положении.
Никто из сотрудников не имеет права отказаться от работы в неурочное время, причем эта работа не оплачивается.
Заведующие Отделами не имеют права устраивать и командировать без разрешения Ревкома, а сотрудники Отделов без разрешения завед. Отделами.
Штемпели, слепки и печати Исполкома и Отделов остаются в силе. Бумаги, удостоверения и проч. от Ревкома удостоверяются печатями Исполкома.
Не исполняющие распоряжения Ревкома будут предаваться суду по законам революционного Трибунала.
Председатель – Михаленко
Члены – Кузнецов, Солдатов.
Секретарь - Самусевич

Встречи и общение. Город Осиповичи.

Прошедшие выходные выдались, как никогда, "обильными" на различные встречи. Об одной из них, в Осиповичах, и хочу расказать.
В Осиповичах прошла Научно-практическая конференция «Краеведение Осиповичского района». Это было в субботу 15 декабря.

Среди участников конференции очень приятно было встретить знакомые лица, например Астаповича Антона Владимировича - председателя ОО "Белорусское добровольное общество охраны памятников истории и культуры", бывшего директора Рогачевского музея Народной Славы Вороненко Олега Васильевича - ныне научного сотрудника музея, Езепенко Игоря Николаевича, сотрудника ИИ НАН Беларуси, который занимается археологическими поисками на территории Рогачевского района.
Особенно приятно было встретиться и с представителями городов с берегов Днепр Рогачева и Жлобина - участниками поисковой группы «Звезда».
А вот несколько снимков

И еще





Честно говоря, ВСЁ понравилось - и сам музей, обстановка, залы, и выступления участников. И было очень горестно, что нынешнее руководство Рогачевского музея Народной Славы не продолжило проведение ежегодных краеведческих встреч в Рогачеве...
А в воскресенье, уже в Рогачеве, состоялась другая встреча, о которой расскажу чуть позже...

Очередная встреча в "Истоках"

Сегодня в историко-генеалогическом обществе «Истоки» состоялась очередная встреча.
Зимний вечер и тишина читального зала библиотеки № 4 имени Б.М. Микулича г. Бобруйска располагали к душевному общению. Спокойно, по деловому делились своими новыми находками на генеалогическом поприще.
Всех очень интересовал новый сайт Министерства обороны РФ, посвященный Памяти героев Великой Войны 1914—1918.
Обменялись опытом поиска по архивным базам.
Обсудили новую книгу Жлобинского журналиста и краеведа Николая Шуканова - "Жлобинщина православная: записки краеведа".
Учитывая пожелания читателей, наметили выпустить до конца этого года очередной номер альманаха "РОДОСЛОВ".
По сложившейся уже традиции ответили на вопросы по генеалогическому поиску наших новичков, которые самостоятельно занимались поиском данных о своих родных в "домашних" условиях.
Как всегда, встреча получилась теплой и дружелюбной.

Минский «Нюрнберг»

15 января 1946 года, в Минске начался процесс над военными преступниками, который стал составной частью международного суда над нацистскими преступниками, проходившего в немецком городе Нюрнберг. Не все жители нашей страны, родившиеся спустя десятилетия после Великой Отечественной войны, знают о том событии, прошедшем на белорусской земле. Событии, которое получило название «Минский «Нюрнберг».
О том, как это было, в беседе с нашим корреспондентом рассказал доктор исторических наук Анатолий Шарков.
— Анатолий Васильевич, пожалуй, вы один из первых белорусских историков, кому в свое время удалось снять завесу секретности с событий, связанных с пленением нацистов на территории Беларуси и последующим возмездием, которые до недавних пор являлись достоянием закрытых хранилищ…
— Между тем для установления и расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников уже Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 года были образованы Чрезвычайная государственная комиссия СССР, а также республиканские, краевые, областные и районные комиссии. Они имели право поручать надлежащим органам производить расследование, опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания и иные данные о насилиях, зверствах, массовых убийствах, грабежах, разрушениях и других преступных действиях гитлеровских оккупантов и их пособников.
В Беларуси такую комиссию, созданную в начале 1944 года, возглавил первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. Акты, сообщения и другие материалы Чрезвычайной государственной комиссии широко использовались на Нюрнбергском процессе, а также на процессах, проходивших впоследствии на белорусской земле. Они были признаны судебными органами бесспорными доказательствами вины немецких военных преступников.
— Минский процесс, проходивший с 15 по 29 января 1946 года, был первым из процессов, состоявшихся на территории Беларуси над бывшими военнослужащими вермахта и сотрудниками немецких карательных органов?
— Да, тогда перед судом военного трибунала предстали 18 бывших военнослужащих германской армии и полиции.
Началу суда предшествовала большая организационно-подготовительная работа. Всех проходивших по делу военнопленных доставили в располагавшуюся в Пищаловском замке тюрьму НКВД № 1 (ныне здесь находится следственный изолятор № 1, более известный среди людей как «Володарка». — ​Авт.) и разместили в главном корпусе на втором этаже. Для их охраны были подобраны надзиратели, положительно зарекомендовавшие себя за период работы в учреждении. Им строжайше запрещалось общаться с заключенными, а также вести в коридоре между собой разговоры, касающиеся обвиняемых.
Тщательный контроль был установлен и за обвиняемыми военнопленными. Он осуществлялся десятью секретными сотрудниками НКВД, помещенными в камеры вместе с обвиняемыми. В их задачи входило не только получение интересующей следствие информации, но и недопущение со стороны обвиняемых самоубийств. Полученная от секретных осведомителей информация систематизировалась и отражалась в ежедневных агентурных отчетах. Например, в справке, составленной 17 января 1946 года, отмечалось, что «обвиняемый Роденбуш ведет себя довольно скрытно, с немецкой аккуратностью следит, чтобы его не обделили пищей. По части его обвинения реагирует пока нормально, нервозности не наблюдается. Настроение хорошее. По окончании процесса имеет надежду быть освобожденным и попасть в Германию. Имеет намерение в суде разоблачать в преступной деятельности подсудимых генералов. В ночное время спит хорошо».
Суд в Минске по делу о злодеяниях гитлеровских захватчиков во время оккупации Беларуси положил начало судебной практике по применению уголовного законодательства к лицам, виновным в преступлениях против человечества…
— … и не стал последним открытым процессом над нацистами на белорусской земле?
— Впоследствии открытые судебные процессы над врагами, изобличенными в совершении воинских преступлений на территории республики, состоялись в Бобруйске, Витебске и Гомеле.
Газета «Красноармейская правда» в номере за 16 января 1946 года опубликовала заметку под заголовком «Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Белорусской ССР».
В ней говорится, что 15 января в Военном трибунале округа заседание началось со слушания дела о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками в Белорусской ССР.
«К судебной ответственности привлечены 18 человек: генерал-лейтенант германской армии Рихерт Иоган Георг — ​бывший командир 280-й охранной и 35-й пехотной дивизии; генерал-майор полиции бригаденфюрер «СС» — ​Герф Эдгард — ​бывший начальник полиции Белоруссии и заместитель начальника главного штаба по борьбе с партизанами; генерал-майор германской армии Эрдмансдорф Готфрид Генрих — ​бывший комендант г. Могилева и Могилевского укрепленного района; подполковник полиции Вайсиг Георг Роберт — ​бывший командир 26-го полицейского полка; капитан полиции Фальк Эрнест Август — ​бывший командир батальона 26-го полицеского полка; майор Молл Рейнгард Георг — ​бывший комендант г. Бобруйска и Паричей; капитан германской армии Лангут Карл Макс — ​бывший заместитель начальника лагеря 131 в Бобруйске; обер-лейтенант «СС», криминал-комиссар гестапо Кох Ганс Герман — ​бывший начальник полиции безопасности в Орле, Орше, Борисове и Слониме; Бурхард Рольф Оскар — ​зондерфюрер Бобруйской комендатуры; капитан германской армии Битнер Август Иозеф — ​зондерфюрер, бывший комендант сельхозкомендатуры Бобруйского района; капитан германской армии Гетце Бруно Макс — ​бывший заместитель коменданта Бобруйской комендатуры; капитан германской армии Айк Пауль Карл — ​бывший заместитель коменданта г. Орши, и бывшие военнослужащие немецкой армии Митман Бруно Франц, Гесс Франц Карл, Фишер Гайнц Иоган, Хехтль Ганс Иозеф, Гетерих Алоиз Кильян и Роденбуш Альберт Иоган.
Дело рассматривается в открытом судебном заседании Военного трибунала в составе председательствующего генерал-майора юстиции тов. Кедрова и членов — ​полковника юстиции тов. Виноградова и полковника юстиции тов. Сахарова с участием военного прокурора генерал-майора юстиции тов. Яченина и защитников по назначению суда — ​адвокатов т т. Гаврилова, Татаринцева, Савенко, Плевако, Жудра, Бедросова, Михальского, Малахова и Петренко.
На заседании было оглашено обвинительное заключение».
Безусловно, виновные в этих злодеяниях должны были понести суровую кару.
Приговор над немецко-фашистскими захватчиками, чинившими злодеяния в Беларуси, приведен в исполнение.

Читать полностью - https://vsr.mil.by/2016/01/15/minskij-nyurnberg/

Отряд Фомы Гриневича. События в Тощице.

Потихоньку собираю материал об Рогачевском отряде Томаша (Фомы) Гриневича.
На прошедшей неделе "нарыл" очень интересную информацию из архивного дела НИАБ по расследованию комиисией действий, происходивших в Тощице.

В апреле 1863 г. для ведения следствия по делам участников восстания в Могилеве создана следственная комиссия. Находилась в ведении Виленского генерал-губернатора. Ликвидирована в марте 1864 г. Затем опять была создана для окончания разбора дел комиссий, ликвидированных в городах губернии, прекратила свою деятельность 31 декабря 1864 г.

В июле уже был расстрелян Томаш Гриневич, но Могилевская следственная комиссия продолжала свою работу…

28 октября 1863 г. Могилевская следственная комиссия по политическим делам, рассмотрев дело о лицах бывших в шайке мятежников в Рогачевском уезде под начальством помещика Гриневича и о лицах, взятых крестьянами около деревни Тощица того же  уезда по поводу появления мятежников около этой деревни нашла: кроме 23 мятежников уже определенных из настоящего дела, обвиняются еще следующие:
1.Помещик Александр Жуковский
2. Помещик Григорий Печковский
3. Дворянин Иван Вержбовский
4. Дворянин Игнатий Лисовский
5. Дворянин Антон Нарутович?
6. Крестьянин Савелий Шумяцкий
7. Мещанин Василий Глыбовский
8. Дворовый человек Викентий Говорушковский
9. Однодворец Исидор Клипский?
10. Чиновник Викентий Павлович Вержбицкий
11. Дворянин Иосиф Лабунский
12. Дворянин Иван Мышковский
13. Дворянин Иосиф-Николай Шацилло 2-й
14. Дворянин Иосиф Россинский
15. Дворянин Викентий Цеханович
16. Однодворец Иосиф Туровский
17. Помещик Станислав Случановский
18. Доктор Александр Василевский
19. Дворянин Михайло Шупейко
20. Ксендз Феликс Заленский
21. Помещик Петр Случановский.
Из них: Клипский, Вержбицкий, Лисовский, Говорушковский и Петр Случановский были в шайке мятежников, последний отозвался при допросе, что попал в шайку по приказанию Центрального Комитета, а остальные четверо взяты Гриневичем под предлогом идти с ним на охоту. Кроме того, Лисовский, Вержбицкий, а также помещики Жуковские, Печковский, Нарутович и Шумяцкий подозреваются в доставлении к мятежникам в лес Гриневича – Каменная грива провианта и других вещей, а Шумяцкий еще и в том, что он давал знать Гриневичу об арестовании крестьянами Тощицы нескольких человек из его шайки. Ксендз Заленский обвиняется в приводе к присяге Иосифа Леонова сына Шацилло и других на восстание. Все же остальные взяты крестьянами по одному только подозрению. Все обвиняемые по обстоятельствам дела допрошены, но многое еще остается необследованным, а потому комиссия ПОСТАНОВИЛА:
1.Ключницу Печковского – Марианну, допросить – действительно ли она отпустила Гриневичу но его лошади кубок сала, по четверти круп и разный хлеб, когда и с кем, что именно ею было принято из привезенного с пристани 22 апреля вечером?
2. Крестьян Парфена Иванова и Василия Савельева спросить: что именно они свалили в амбар, и действительно ли овес, привезенный от Жуковского на пристань Печковского, отвез к Гриневичу Нарутович, когда именно в них на дороге хотел выстрелить Петр Случановский из пистолета и с кем он был остановлен, по какому случаю он хотел в них стрелять?
3. Крестьян имения Тощица Печковского спросить: действительно ли, когда они сказали ему, во время арестования доктора Василевского, что будут много ехать через деревню ПОЛЯКОВ, то говорил ли им Печковский чтобы они тотчас же дали знать об этом старшине в Рогачев и Новый Быхов?
4. Старшину Ивана Петрова сына Сотникова – нет ли между крестьянами, которые будут показывать под присягою, из тех, которые уже спрошены под присягой, показанных и вообще замеченных ими в разграблении имущества Печковского, и действительно ли он Сотников поставил караул для охранения фольварка по приказанию Печковского?
5. Бондаря имения Печковского допросить: не был ли им делан бочонок, который найден у мятежников при их аресте?
Кроме того:
6. Следует допросить Шапчицкую крестьянку Настасью Степанову: по чьему приказанию она отослала целый пуд пшеничных сухарей, когда, куда и с кем отправила?
7. Крестьянина Якова Степанова – действительно ли Жуковским даны были лошади, приезжавшему к нму офицеру 21 апреля (подпоручику Дзержановскому) и кто был за кучера?
8. Всех крестьян имения Шапчицы и дворовых людей Жуковского – была ли приготовляема мука из пшеничных сухарей, откуда она была доставлена и кем, также кем в имении были шиты свитки, о которых крестьяне, прежде в Каменке спрошенные, упоминают в своих показаниях; у кого именно, т.е. у самого Жуковского или у жившего в его доме Лисовского было отобрано при обыске много оружия?
9. Крестьян деревни Нижняя Тощица Ануфрия Алексеева, Илью Иванова, Мирка Григорьева, Игнатия Тимошева, Карпа Исакова, Матвея Минова, Максима Тимошеваа, Михайла Моисеева, Ивана Иванова и Осипа Филипова допросить:
а) о живущем вблизи Тощицы на своей земле дворянине Лабунском: действительно ли он был ими арестован 24 апреля близ Тощицкой корчмы за то только, что у него ночевал Гриневич после перестрелки и был ли Лабунский в это время дома?;
б) сами ли они были свидетелями того, что Шумяцкий давал знать Гриневичу, что крестьяне арестовали в Тощице московских его товарищей?
в)  за что ими были взяты Глыбовский и Мышковский, до перестрелки ли 23 апреля; действительно ли оба они были взяты в доме Печковского, или же Мышковский взят в другом месте, был ли у Мышковского отобран пистолет, при нем ли он был, или взят в его квартире?
г) действительно ли они взяли в Нижней Тощице: Николая Шацилло и Россинского приехавших туда из Рогачева с крестьянином деревни Коноплицы Иосифом Емельяновым, по одному только подозрению, по той лишь причине они арестовали: Станслава Случановского, Цихоновича, Туровского, Шупейко и доктора Василевского, и о Говорушковском: сам ли он явился или был ими арестован?
10. В городе Рогачеве допросить о Россинском и Шацилло, о дворянине Верещаго у которого они останавливались
11. В деревне Коноплице допросить того крестьянина, который отвозил Бенуа и Глыбовского в Тощицу
12. О неприкосновенности Лабунского к мятежу допросить дворянина Роговского и крестьянина Потапа из застенка Янова
13. а по ссылке Шумяцкого допросить всю прислугу Печковского о том: где находился Шумяцкий целый день и вечер 23 апреля?
14. О Россинском спросить помещика Булгака: действительно ли Россинский служил у него до 23 апреля и куда именно он отправился по истечении этого срока?
15. В селе Чечерске спросить: действительно ли Николай Шацилло занимался обучением крестьянских детей и не замечался ли в чем либо?
16. В деревне Тощица Печковского – допросить корчмаря – действительно ли чиновник Вержбицкий провел в корчме одну только ночь с 19 на 20 апреля?
17. От дворовых людей Жуковского и крестьян разузнать – действительно ли Вержбицкий пробыл у него с 20 по 24 апреля и не отлучался ли он куда в течении этого времени?
18. Об однодворце Туровском расследовать в околице Антушов – действительно ли Туровский был отправлен 23 апреля из Антушова за кучера на лошадях, нанятых дворянином Цехановичем у родителей Туровского за 1 руб.50 коп. серебром, чтобы отвезти его в имение Дунаек помещика Богуша, а последнего допросить – действительно ли он заключал словесный договор с Цехановичем за 60 руб.сер. и о чем именно?
19. Помещицу из Поболова Малиновскую допросить -  для какой надобности к ней 23 апреля приезжал Монкевич?; действительно ли она приказала своему кучеру дворянину Шупейко отвезти на её лошади Монкевича в Рогачев, а оттуда привезти какого то доктора?
20. В деревне Тощица Гриневича допросить крестьян Якова Сысоева и Ивана Андреева – действительно ли 23 апреля их пользовал доктор Василевский и кого именно он лечил из крестьянских детей?
21. Расследовать кому именно из крестьянских жен говорила слова возмутительного содержаиия жена Гриневича?
22. В имении Староград Петра Случановского распросить о времени прибытия туда Клипского и вообще об образе его жизни.
23. Крестьянина Верхней Тощицы Ивана Трофимова сына Шевцова передопросить – кому именно он доставил: два ящика и пистолет, отданные ему Гриневичем? Хотя крестьяне из имений Шапчицы, Верхней и Нижней Тощицы и были комиссией спрошены, но в показаниях их заметно противоречия, и главное - большая часть опрошенных крестьян не объяснили: сами ли они видели как вместе с овсом и гречихой от Жуковского были положены в лодку огнестрельное оружие и разные вещи, равно – почему им известно, что Жуковский и Печковский доставляли вещи и провиант в лес Гриневича Каменная грива.
Как из соображений вышеозначенного, предвидится допрашивать большое число людей, то они на основании 208 ст. II книги Военно-уголовного Устава должны быть спрошены по месту их жительства.
Списав копию с настоящего Постановления, представить господину Начальнику Могилевской губернии и просить разрешения о командировании в Рогачевский уезд члена комиссии для производства следствия по обстоятельствам дела в присутствии местного исправника и станового пристава (НИАБ ф.2001 оп.2 д.60 стр. 8-11об.).
Такое разрешение было получено. Командирован был в Рогачевский уезд член комиссии надворный советник Ольшевский, и в его распоряжение был назначен коллежский секретарь Мордвинов. Для их командировки казначейством были выделены деньги.

Этот документ в точности напоминает нынешние планы следственных действий.
В Списке фамилий я поставил знак вопроса в связи с неоднозначным трактованием этих фамилий. Пользовался книгой Дмитрия Матвейчикова - Участники восстания 1863-164 годов., Минск,2016.

Заседание в обществе "Истоки"

4 января в городской библиотеке № 4 им. Б.М. Микулича г. Бобруйска прошло первое в этом году заседание историко-генеалогического общества «Истоки», а посвящено оно было 110-летию со дня основания Бобруйской телефонной сети. Была оформлена библиотечная выставка, знакомящая пользователей библиотеки с историей Бобруйской почтово-телеграфной конторы. Здесь были собраны не только различные телефонные аппараты и городские телефонные справочники, но и старинные фотографии чиновников, служивших в конторе, коллектив хора бобруйской почтово-телеграфной конторы, которая когда-то располагалась в здании знаменитой гостиницы «Березина», документы из семейных архивов.   Собравшихся генеалогов интересовали в первую очередь архивные документы и телефонные справочники, особенно, уже ставшие раритетными издания за 1975 и 1980 годы.




Вообще заседание прошло очень активно. Обсуждалось много вопросов, таких как: работа в читальном зале НИАБ; сохранность документов по генеалогическому поиску; наличие документов в других архивах (РФ, Литва и др.)
Конечно не обошлось без обмена найденной информации, ведь четверо из присутствовавших регулярно посещают беларуские и не только архивы.