Category: литература

Category was added automatically. Read all entries about "литература".

«Известно и ведомо да будет каждому...»

Весной этого года вышла новая книга Татарникова К.В. - «Известно и ведомо да будет каждому...» Книги записи патентов, выданных Военной коллегией в 1723–1796 гг.Регест в 2-х томах. Том1 / Составление, вступительная статья,
оформление К.В. Татарникова. — М.: «Старая Басманная», 2020. — 1012 с., табл., ил.
Её цена в торговой сети более 5 тыс. рос.рублей. Не удивляйтесь - книга того стоит!!!
ПРЕДИСЛОВИЕ
Настоящее издание представляет собой регест из записных книг за 1723–1796 гг., в которые заносились сведения о выдаваемых Военной коллегией патентах на чины.
Выбранные хронологические рамки определяются с одной стороны самой ранней выявленной в собрании Российского государственного военно-исторического архива (РГВИА) книгой записи патентов, с другой — концом правления императрицы Екатерины II. В общей сложности сохранившиеся за указанный период книги содержат немногим менее 83 000 записей о патентах, выданных генералам, штаб- и обер-офицерам всех родов войск и учреждений российской армии, состоявших в ведении Военной коллегии, включая нерегулярные войска.
Книга записи патентов представляет собой регистрационный документ в форме журнала, куда заносились следующие сведения:
– порядковые номера и даты выдачи патентов;
– имена, фамилии и, при наличии, титулы их получателей;
– чины, на которые выдаются патенты;
– места службы или должности получателей патентов, либо, если патент выдавался на чин, пожалованный при отставке, указание об этом («отставному прапорщику <имярек>»);
– дата производства в чин, на который выдается патент, предыдущий чин/звание (в XVIII в. различия между этими понятиями еще не делалось), а для принятых на русскую службу иностранцев еще и сведения о том, на службе какого государства они состояли прежде; изредка указывалась и дата получения предшествующего чина/звания;
– сведения об особенных обстоятельствах производства в чин, на который выдается патент, таких как возвращение прежнего чина после разжалования или «заслуга» определенного количества лет при производстве через один или два чина (последнее чаще всего происходило с полковыми и генеральскими адъютантами).
Помимо вышеперечисленного, в книги заносились отметки о допущенных при учете патентов ошибках (обычно речь идет о повторных записях) и возврате выданных патентов для переделки при выявлении в них опечаток или неверных сведений.
Как правило, каждую запись о выдаче патента сопровождала расписка в его получении владельцем или доверенным лицом последнего (для большинства офицеров младших чинов это, возможно, единственный сохранившийся до наших дней автограф).
Новые книги записи патентов заводились ежегодно, отдельные для генералов и штаб-офицеров, отдельные для обер-офицеров, с собственной порядковой нумерацией записей в каждой (впоследствии, видимо, для удобства хранения, несколько книг могли быть переплетены под одну обложку). Книги записи обер-офицерских патентов за 1725–1730 гг. и книги записи генеральских и штаб-офицерских патентов за 1730–1740 гг. содержат именные указатели.
До 1768 г. в начале каждой из книг приводилось полные копии всех разновидностей выдаваемых патентов:
– обыкновенный патент на очередной чин;
– патент на чин, пожалованный при отставке из службы;
– патент принятого на русскую службу иностранца;
– патент на чин, возвращенный после разжалования etc.; с указанием в следующих записях, по какой именно «форме» (образцу) из приведенных выше сделан соответствующий данной записи патент («по вышеписанной форме под № 2-м»). В дальнейшем записные книги содержали только вышеперечисленные учетные сведения.
Начиная с 1763 г. в книгах записи патентов появляются отметки, на собственный или казенный счет выдаваемые патенты были сделаны. С 1782 г. вместо этого и для генералов с штаб-офицерами, и для обер-офицеров стали вести отдельные книги для записи патентов каждого из «счетов». Стоит от-метить, что патентов на казенный счет делалось немного. К примеру, в 1790 г. для обер-офицеров таких было изготовлено всего 151, тогда как на собственный — 1.078, в 1793 г. — 115 и 1.397 соответственно.
Кроме патентов, в данные книги вносились сведения о выдаче абшитов (свидетельств об отставке из службы) и, совсем редко, других документов. Так, в книге записи обер-офицерских патентов за 1734 г. под № 1 помещена копия грамоты об учреждении Волжского казачьего войска.
В силу характера и объема содержащейся информации, настоящее издание, несомненно, представляет интерес для сотрудников музеев, архивов и частных коллекционеров. Однако главная его ценность состоит не в учете одной из разновидностей артефактов, представляющих коллекционную и материальную ценность: книги записи патентов являются единственным видом документов
XVIII в., где в концентрированной форме содержатся сведения о чинопроизводстве обер-офицеров.
Заниматься подробным учетом данной категории чинов, — отслеживать и систематизировать данные о прохождении службы корнетов, прапорщиков, поручиков, ротмистров, капитанов, полковых и батальонных адъютантов, квартирмейстеров и т.п., в силу их многочисленности, — до начала 1790-х гг. Военная коллегия, по всей видимости, даже не пыталась. Справочник, включающий немногим менее 83 000 записей о присвоении чинов в течение 74 лет хотя бы отчасти закрывает этот пробел. Кроме того, в большинстве записей о выдаче обер-офицерских патентов указано место службы, что позволяет, воспользовавшись специальной литературой и справочно-поисковым аппаратом архивов, найти гораздо более подробные сведения о биографиях целого ряда лиц. Желающих заниматься подобными изысканиями стоит в очередной раз отослать к вышедшему в 2013 г. межфондовому указателю под названием «Послужные и смотровые списки русской армии 1730–1796 гг. в собрании РГВИА».
И все же делать выводы об истинных объемах чинопроизводства на основе одного только данного вида документов не стоит, во-первых из-за утраты ряда книг, во-вторых, из-за принципиальной разницы между чинопроизводством и выдачей патентов. Объемы первого не в пример значительнее второго, хотя бы потому, что выдача патентов не носила обязательного характера: любой офицер мог заказывать патенты на каждый из полученных им чинов, а мог не озаботиться этим на разу за все время своей службы и даже по окончании ее, если не имел в этом необходимости, или же заказать патент спустя многие годы после выхода в отставку.
Взятая из книг записи патентов информация приведена в настоящем издании в той же самой последовательности и практически в той же форме, как в самих книгах. Последние относительно друг друга расположены в хронологическом порядке, а в пределах одного года — по старшинству чинов: сначала книги записи патентов для генералов и штаб-офицеров, затем для обер-офицеров.
Каждая отдельная запись о выдаваемом патенте имеет в своем составе следующие элементы:
– фамилия, имя и, при наличии, титул получателя патента (выделены полужирным начертанием шрифта);
– номер патента и дата его выдачи;
– чин, на который выдается патент, текущее место службы1 или должность его получателя;
– дата производства в чин, на который выдается патент, и чин предшествующий (для удобства визуального восприятия эти данные заключены в круглые скобки);
– раздел «отметки», куда помещены все сведения о патенте, выходящие за пределы указанного в четырех предыдущих пунктах, а также текстуальные примечания (при наличии и необходимости в таковых).
– номера листов книги записи, из которой взяты приводимые сведения (полный архивный шифр, под которым учтена книга, указан в ее заголовке и повторяется в колонтитулах на каждой странице).
Все требующие уточнения и проверки сведения заключены в квадратные скобки. Устойчиво существующие варианты написания одной и той же фамилии, такие, например, как «Арцыбашев (Арцыбушев)» приводятся в круглых скобках.
При отсутствии в записи ряда сведений, к примеру указания места службы, даты производства в текущий чин или предшествующего чина, информация приводится в имеющемся объеме.
Примеры описанных выше записей выглядят следующим образом:
Абрамов (Авраамов) Петр. № 1443 от 17.09.1768. Полковой аудитор Новотроицкого кирасирского полка (01.01.1768 из канцеляристов). Отметки: с заслугой трех лет за чин корнета. Л.49.
Волженский Федор. № 1384 от 05.08.1768. Поручик (01.09.1763). Л.47.
В научно-справочный аппарат издания входят предисловие, именной указатель и содержание.

По следам А.Мальдиса. Окончание.

По неотложным делам пришлось отложить дальнейшее рассмотрение Записной книжки повстанца.
Напомню, её можно смотреть-читать онлайн на польском языке здесь:
- https://polona.pl/item/notatnik-powstanca-z-wiezienia-mohilewskiego-w-1863-r,NTEyNzEwNDk/2/#info:metadata
- https://academica.edu.pl/reading/readSingle?cid=66310480&uid=51271049
Анализ показал, что почти половина листов заполнены личными росписями находившихся в том же месте где и сама книжка. Почерки сделавших записи практически разные, но встречаются записи, написанные одной рукой.
Масса фамилий. Встречаются знакомые по Рогачевскому повету/уезду. Но и такой факт встретился - на листе 12 есть запись: обыватель Могилевской губернии Рогачевского повета узник с 23 апреля 1863 г. Александр Жуковский. Но что интересно, такой человек в книге Дмитрия Матвейчика - Участники восстания 1863-1864 годов. Биографический справочник, не поименован! Кроме того, проверил все свои записи по участникам тощицкого отряда Фомы Гриневича, и там среди арестованных нет такой фамилии! А вывод довольно простой - в записную книжку писали надуманные фамилии. Цель - подозрения, что эти записи попадут в следственную комиссию и будут задаваться совсем не нужные вопросы.
Поэтому не стал заниматься выпиской указанных в записной книжке фамилий.
Вместе с тем, выборочно, пробил несколько фамилий по другим уездам, и фамилии подтвердились по книге Дм.Матвейчика. Например, Алексей Войнилович - у Матвейчика запись под номером 916, Андрей Занемойский - под номером 2293 (кстати, участник событий в Нижней Тощице, православный, раскаялся, сослан в Рязанскую арестанскую роту на 2 года), Иосиф Гринцевич - ученик Могилевской гимназии, под номером 1668, Петр Висковский - под номером 1136, Ян Броневицкий - под номером 714.
Для тех кто не знает, напоминаю - все арестованные как участники, или причастные к восстанию, а также политически не благонадежные, проходившие через Могилевскую следственную комиссию, содержались:
- в Могилевском тюремном замке, в том числе секретных камерах;
- в казармах Могилевского гарнизонного батальона, в верхних этажах казарм. 30 июля 1863 г. из канцелярии Могилевского гражданского губернатора Могилевской следственной комиссии предписано: - в связи с проводимым очередным рекрутским набором батальону внутренней стражи необходимы помещения, предлагается следственной комиссии разместить политических преступников в зданиях канцелярии батальона и богоугодных заведениях. И было пнинято решение - часть арестованных перевести в Бобруйскую крепость.
- в Могилевской богодельне (Богоугодное заведение).
Поэтому, у меня нет никаких сомнений, что записная книжка повстанца могла находиться только в помещениях богодельни! Да и в самой книжке автор писал
В условиях тюремного замка или казарм реально не возможно сохранить даже такую маленькую по размерам книжечку! При этом, чтобы масса людей делала в ней записи! А Гриневич, к примеру, вообще содержался в секретной (одиночной) камере, и уж тем более в тех условиях хранить книжечку. Да и при аресте в дер. Щибрин обыском у него ничего не нашли.
Кроме того, и записи в книжке хотя и косвенно, но подтверждают то, что книжка находилась не в тюремном замке или казармах. Так на листе 8 оборот есть запись о расстреле братьев Манцевичей и Анцыпы (расстреляны в Могилеве 6 июня) и Фомы Гриневича в Рогачеве (расстрелян 16 июля). Затем продолжаются записи находившихся там же арестованных. На листе 22 оборот - письмо вдове Гриневича, приписываемое самому Гриневичу. На листах 29 и 29 оборот стихи Гриневича от 1 июня 1863 г., из Могилевской тюрьмы. Реально он не мог этого сделать. Если только он начитал кому-нибудь их, а тот передал текст в богодельню.
Вообще Гриневичу приписывают массу выдуманных достоинств - и поэт, и художник.. Но это уже другая история...
Много думал о предполагаемом авторе этой записной книжки. К примеру, один из братьев Оржешкевичей - фигурантов тощицкого дела, писал стихи и вел дневники, которые в ходе обысков были изъяты. Одному на момент приговора было 16 лет, второму 18. Наверняка у кого то была невеста или подруга, может даже Ядвига (довольно много внимания уделено фигуре Гриневича по сравнению с другими руководителями восстания...). Но нам это не известно. Также не известно где они содержались под следствием. Точно известно,что Оттон Оржешкевич приговорен к каторжным работам на 8 лет, а Зенон Оржешкевич - сослан на жительство в Тобольскую губернию.
Кроме того, смущает, что записи в книжке делались разными людьми, с разными почерками.
Думаю, дело ученых-историков установить хотя бы одного, основного автора, делавшего записи в книжке...
В целом же, огромная благодарность Адаму Иосифовичу Мальдису за его открытие в далеких уже шестидесятых годах прошлого века этой рукописи.

Рогачевский сшытак № 2 (10) 2019 год

Вышел из печати очередной номер рогачевского краеведческого издания.
Материал номера полностью посвящен истории православных приходских церквей города, также его истории.
Презентация издания состоится завтра 14 декабря в помещении Рогачевского Дома книги.
Начало в 11.00 часов.
Приглашаются все желающие.
Электронную версию спрашивайте у работников центральной библиотеки.





По следам А.Мальдиса. Ч.2

Продолжим.
А теперь обратимся к описанию рукописи, которая есть на сайте Национальной библиотеке или Академика.
Описание сделано хранителем рукописи. Это обычная процедура и для библиотек и для музеев.
- Название - Notatnik powstańca z więzienia mohilewskiego w 1863 r. - Перевод - Блокнот/записная книжка повстанца из могилевской тюрьмы 1863 г.
- Współautor - соавтор
- Właściciel - владелец, собственник: - Чоловский Александр, годы жизни 1865 - 1944.
Из энциклопедии истории Украины, т.10 стр.554 - Чоловский - САС Александр, польский историк-археограф, коллекционер рукописей. С 1891 г. руководитель архива г. Львова. С 1906 по 1939 гг. директор городских музеев Львова. Собрал коллекцию рукописей по истории городов, сел и замков Галиции 16-18 ст., которая хранится в Львовской научной библиотеке имени В.Стефаника и Главном архиве древних актов в Варшаве. Умер в городе Львов.
Мы наверно уже не узнаем, как этот блокнот/записная книжка попала в руки этого человека, но благодарность от потомков он заслуживает.
- Opis fizyczny
I, 48 kart : rysunki ; 12x7,5 cm = на 48 листах, рисунки, размером 12х7,5 см.
Небольшая по размерам записная книжка или блокнот, который, к примеру, поместится во внутреннем или накладном кармане куртки, пиджака. Его вполне можно было утаить при первичном аресте/задержании и обыске, особенно когда аресты были массовыми. В дальнейшем, особенно при содержании в тюремном замке Могилева, думаю сохранить такую вещь было проблематично...
- proweniencja:происхождение - архив Александра Чоловского
- literatura:
Katalog rękopisów (1963) t. 6, s. 214. = Литература: Список/каталог рукописей (1963) Том 6, стр 214.
Это надо понимать как - место хранения этой рукописи?!
- Uwaga
Na karcie 46v napis "Pamiątka" z dodaniem inną ręką "z więzienia Mohilewskiego dla Jawigi roku 1863".
Na kartach 35 i 36 akwarele, na karcie 15 rysunek ołówkiem, na karcie I notatka ręką Aleksandra Czołowskiego (ołówkiem).
Notatnik nieznanego powstanca przebywającego od maja do października 1863 w więzieniu w Mohilewie. Zawiera notatki o rozstrzelanych i zesłanych współwięźniach, ich podpisy i wpisane na pamiątkę wiersze lub zdania, a także list pożegnalny właściciela notatnika do córki Jadwigi z 12 X 1863 pisany "z lazaretu Bohouhodije".
Język polski.
oprawa: papierowa (zeszyt).
Перевод - На карте/листе 46v надпись "Памятка" с добавлением другой рукой "из Могилевской тюрьмы 1863 года для Ядвиги".
На картах/листах 35 и 36 акварели, на карте/листе 15 рисунок карандашом, на карте I добавлено рукой Александра Чоловского (карандашом).
Записная книжка неизвестного повстанца, пребывавшего с мая до октября 1863 г. в тюрьме в Могилеве. Содержит записи о расстрелянных и сосланных заключенных, их подписи и записи по памяти стихов или пожеланий., а также прощальное письмо владельца записной книжки к жене Ядвиге от 12 октября 1863 г написанное "из лазарета Богодельни".
(Если меня кто-то поправит - буду только рад)

Вот эти листы
Лист 46v
Лист 35v
Лист 36
Лист 15
Лист I.
Разбор описания рукописи отложим на пару дней...

Так быть Дому-музею Владимира Короткевича в Рогачеве?

21 августа в Рогачевском райисполкоме председатель Гомельского облисполкома Геннадий Соловей провел приема граждан и ответил на вопросы по телефону (прямая линия). С вопросом создания мемориального музея белорусского писателя Владимира Короткевича в Рогачеве в доме, где он проживал и работал над многими своими произведениями обратился А.С.Лейкин - директор Рогачевской СШ № 4 имени В.С.Величко, историк по образованию и краевед, житель Рогачева.
"Сегодня этот дом и комната писателя сохранены. Однако строение приходит в упадок: проживающие там люди имеют инвалидность, им сложно поддерживать строение в должном порядке", - пояснил он.
На встрече краеведов, прошедшей в субботу Алесандр Самуилович рассказал нам о своем разговоре с губернатором и поведал о ситуации, сложившейся с домом, в котором проживал и творил знаменитый писатель.
Как ему стало известно, далекие родственники Короткевича - Гринкевичи, проживающие в этом доме, ввиду своей инвалидности и вообще слабости здоровья, намерены выставить этот дом на продажу с целью купить отдельную благоустроенную квартиру. Ни сам хозяин дома (инвалид, лежачий), ни его супруга, самостоятельно не могут подготовиться к зиме (заготовить дрова и другое топливо для печного отопления дома). Реальной надежды на своего сына не рассматривают. Да и содержание или поддержание дома в обитаемом состоянии представляется им проблематично.
Ранее А,С.Лейкин обращался к председателю Рогачевского райисполкома с предложением о предоставлении семье Гринкевичей, взамен их дома, благоустроенного жилья в городе, а дом взять на баланс города и, произведя необходимый ремонт, оборудовать в нем филиал музея. При этом сделать из него по внутреннему содержанию исключительно посвященным писателю.
Ответа на свое обращение Лейкин А.С. не получил...
Лейкин также отметил, что в голосе губернатора слышалась неподдельная заинтересованность в создании подобного ПАМЯТНИКА Короткевичу.
Ситуация с домом в котором проживал Короткевич бурно обсуждалась краеведами.


Разные были мнения о дальнейших действиях, потому что беларусы уже давно привыкли к стандартному ответу местных властей - нет денег!? А в данном случае - нет возможности предоставить социального жилья семье Гринкевичей и нет денег на ремонт и переоборудование их дома под филиал музея.
И главное - если Гринкевичи продадут эту свою собственность, то для жителей Рогачева и всех почитателей творчества Короткевича будет навсегда потеряна уникальная возможность связать его имя с Рогачевщиной - малой родиной его матери. Со всеми вытекающими возможностями для города...
Очень жаль, что на встрече небыло представителей ни райисполкома, ни Совета депутатов, ни музея Народной Славы и ни Центра туризма и краеведения. Было бы очень интересно послушать их мнение по поднятому вопросу.
Могу только предположить какой будет ответ на обращение к губернатору - в настоящее время такой возможности не имеется...
Считаю возможным напомнить местным властям, что буквально сразу после проведения в Рогачеве республиканского Дня письменности, один из очагов культуры - выставочный зал, превратился в коммерческое предприятие...
Так может пришла пора обратить внимание на мнение общественности?

П.С. Фото предоставил Д.Садовский

Встреча краеведов в Рогачеве

Стало уже доброй традицией проводить встречи рогачевских краеведов в конференц-зале Дома книги. И хочется выразить огромную благодарность хозяйке этого прекрасного помещения - директору Центральной районной библиотеке Голубевой Татьяне Николаевне за бескорыстную помощь местным краеведам.
Хочется отметить, что на встречу прибыли и новые лица в краеведении...
Для встречи было несколько поводов. Прежде всего, это выход очередного номера издания Местной краеведческой инициативы - Рогачевского сшытка, анонс которого был чуть ранее.
Не менее важным поводом для встречи было обращение одного из наиболее активных и знающих краеведов города Александра Самуиловича Лейкина к губернатору Гомельской области Геннадию Соловей с вопросом о создании мемориального музея белорусского писателя Владимира Короткевича в Рогачеве в доме, где он проживал и работал над произведениями. Именно этой проблеме и была посвящена вторая часть встречи.

В ходе презентации Сшытка авторы кратко рассказали о своих публикациях. Было отмечено, что этот номер вышел в несколько другом формате, отличном от ранее изданных (А5, цветная печать, много вставок с исторической информацией и др.). С другой стороны - малое количество авторов публикаций говорит о непонятном явлении: в городе и районе довольно много людей, интересующихся историей своего края, самостоятельно занимающихся собиранием различных фактов из его жизни. А вот обобщить собранный материал и довести его до жителей города и района - на это отваживается не каждый.
Особенно проблематично приобщение молодого поколения к изучению истории малой родины. Замечено не единыжды: на различных встречах молодежь с удовольствием слушает исторические рассказы о прошлом Рогачевщины. Но вот самостоятельно, без указки взрослых, изучить какой-то факт или событие - не решается, не говоря о том, чтобы об этом рассказать другим.
Сообща, было принято решение о выпуске еще не менее двух номеров Сшытка до конца этого года, в том числе одного к ежегодным Поладенковским чтениям, которые планируются в декабре.
О обсуждении обращения к губернатору - читайте в следущем посте.

П.С. Фото предоставлено Д.Садовским

Рогачевский сшытак № 1 2019 год

После довольно продолжительного перерыва вышел из печати Рогачевский краеведческий альманах

А вот и содержание
Презентация сшытка состоится в субботу 24 августа 2019 г. в Рогачевском Доме книги. Начало в 10.00 часов.
Приглашаются все желающие.

Прощай 2018-ый...

Подводить итоги не хочется и не буду...
Кратко:
- вышли две книги: одна в соавторстве, а по большому счету в ней моя роль только в составлении материала и написании одного рассказа, основанного на материалах Бундесархива (перевод с немецкого мой и частично с помощью соавтора);
вторая книга - чисто мое "произведение", в основе которого архивные материалы о событиях 1861-66 гг на Рогачевщине. Кстати, на собирание и оформление в "читаемый" вариант архивных материалов ушло более полугода, что очень сказалось на другие направления поисковой работы, особено по родословной...
- работа в архивах: РГИА, НИАБ, ЛГИА и института истории РАН. Хотелось рассказать о материальной стороне этой работы, но промолчу - кто знает что это такое, тот поймет...
- встречи и общение с разными людьми, как с родными и хорошо знакомыми, так и совершенно не знакомыми...
А вот книги:
и еще вот эта
И конечно, всех с наступающим Новым годом (до него чуть больше часа, а на Дальнем Востоке его уже встретили!)

Поладенковские чтения 2018.

В минувшую субботу состоялась, как ранее анонсировал, краеведческая конференция или Поладенковские чтения.
Прежде всего хочу отметить, что по сравнению с прошлогодними, чтения этого года вызвали значительно больший интерес среди жителей города. В них приняли участие не только учителя истории города и района, но и наиболее активные краеведы и просто жители города, корреспондеты "районки".
На встречу были приглашены жена и сын Владимира Ильича Поладенко. Посетили встречу представители Рогачевского ГорОНО и музея Народной Славы.
Доклады и выступления отличались глубиной и неординарностью рассматриваемых тем. Выделять никого не буду. Лично мне все выступления очень понравились.

Жена и сын Поладенко

Всем выступившим, в том числе и мне, выдали вот такое свидетельство
На этой встрече презентовал читателям свою новую книгу - "Чтобы помнили. Рогачевский уезд 1861-66 гг."
Надеюсь другие участники поделятся своими мыслями и фотографиями о данной встрече...