Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

Староверы деревни Турск

Очень часто в разговорах среди краеведов Рогачевщины встречается упоминание староверов Турска. Вот недавно в электронной версии районки была статья о староверах, правда не из Турска.
Правда конкретики в этих разговорах было очень мало...
И вот в инвентарях Рогачевского староства встретил, наконец-то, хоть немного информации о том, что действительно в деревне Турск жили староверы.
Вот в этом сокращенном инвентаре



есть небольшое описание - в деревне Турск монастырь Покровский церковь Богомольских. Приводятся жители, правда без фамилий. Был и девичий монастырь с девицами, также без фамилий. От повинностей временно были освобождены...
Интересно все же - жили на земле "старостича" Потея (а разрешение было?) в слободе, как жили: в землянках или в деревянных домах (а кто давал лес на постройку?), чем занимались?
В общем - есть тема для глубоких исследований...
А вот описание самой деревни Турск
Правда весь инвентарь на польском языке, но кто интересуется, тот осилит...

Деревня Виков

В этом году закончил материал о помещиках Выковских, который был напечатан в третьем выпуске Рогачевского сшытка и размещен мною на сайте http://nashkraj.info/pomeshhiki-vykovskie/ а также в моем аналогичном блоге Рогачевская шляхта.
В прошедшее воскресенье мы с друзьями и супругой были проездом в деревне Виково и заглянули на места где располагалась усадьба пана Выковского.
Вот несколько фото с тех мест







Это фото конюшни в бывшем имении. Построена в 1902 г., но качество материала (кирпич и раствор) говорят сами за себя! Как рассказал теперешний хозяин этого участка - кирпич крошится, а раствор (как цемент) остается и его не отбить ничем.
Хозяин, купивший участок земли где находилась усадьба Выковских, человек приезжий (для местных жителей). На самом деле он родом из нашего же района/уезда деревни Жиличи (Добосна). Живет в Рогачеве. Также интересуется историей Викова. Кое-что он нам показал, например вот  этот остаток пруда или речушки
Показал сохранившиеся лиственницу и сосны времен Выковских.
Но больше всего я узнал в группе на Одноклассниках "Мы из Викова".
Оказывается, осталась еще небольшая часть липовой аллеи, раньше это место называли панский сад или парк, были голубые ели, у кого то из старожилов сохранилась фото одного из панов Выковских и много чего другого...
Зашли мы и на место где стояла католическая каплица, построенная паном Выковским. От каплицы осталось только место, и то местные говорят что она стояла не на этом месте, да в небольшой загородке надмогильный крест.
Откровенно говоря - грустно было смотреть на это место...
Напоследок вырезка из карты трехверстки масштаба в 1 дюйме 3 версты (1см. = 1260 м.) от Военно-топографического депо. Карта отражает состояние местности по исследованиям 1865 года.

Грудиновка. Усадьба графского рода Толстых

В деревне Грудиновка, Быховского района, находится очень интересная усадьба XIX века — графский дом Толстых. Из себя графский дом представляет небольшой двухэтажный дворец с куполом, колоннами, парадной лестницей и открытой террасой с видом на парк.

Сразу стоит оговориться, что знаменитый представитель рода — Лев Николаевич в этом имении так никогда и не побывал, хотя в роду Толстых, кроме известного писателя, хватало других выдающихся личностей, например, Петр Андреевич Толстой, служил в конце XVII века при дворе стольником и был одним из организаторов стрелецкого бунта.

Перед усадьбой на площади в 10 гектаров разбит парк в английском стиле. Среди дубов и берез здесь можно найти и сибирский кедр. Сейчас парк зарос, многие деревья погибли.

Чего только не было в этой усадьбе после того, как представители графского рода её покинули. Во время осмотра усадьбы внутри мы повстречали трех бабушек, которые рассказали, что они воспитанницы детского дома, который здесь раньше располагался. Помимо этого в разное время здесь были средняя школа и санаторий для детей, больных ревматизмом.
Читать дальше

П.С. А ведь один из этого рода Толстых был чиновником на Рогачевщине...

Храмы и соборы. Монастыри и костелы. Церкви и синагога

В течение этого года посчастливилось побывать во многих культовых учреждениях, как действующих так и разрушенных по разным причинам.
1. Калининград. Кафедральный собор. В конце 70-х годов даже и названия такого не было, говорили - могила Канта. Это теперешний собор представляет собой действительно монументальный комплекс, а тогда были просто развалины с торчащими стенами, внутри всякий строительный мусор, оставшийся со времен ВОВ, от бомбежек и артобстрелов, груды кирпича и земли; бурьяны заросшие травой в человеческий рост. А рядом была калининградская барахоловка, где можно было купить все...




Сегодня службы в этом соборе не проводятся, но места для поломников есть внутри собора. Кроме этого, в соборе есть орган и даются концерты органной музыки. Жаль, но на концерт мы не попали...


2. Поселок Янтарный Калиниградской области. Храм Казанской иконы Божьей Матери. Раньше был евангелистским.


3. Деревня Осовец  Подляское воеводство, Монькский повят, гмина Гонёндз.Костел Вознесения Господня.
Сюда нас привела дорога в поисках сведений о моем двоюродном брате, до сих пор числящегося без вести пропавшим в  годы ВОВ. Но об этом как -нибудь в другой раз...
В этот костел мы не попали...

4. Барколабово Быховского района. Свято-Вознесенский Барколабовский монастырь. О поездке туда я уже писал, но ведь мы типа итоги подводим...



5. Барколабово. ХРАМ ИКОНЫ БОЖИЕЙ МАТЕРИ «КАЗАНСКОЙ». Этот храм сейчас на реставрации, но история его очень интересная...

6. Быхов. Могилевская область. Боевая синагога.

7. Деревня Свержень Рогачевского района. Рождества-Богородицкая церковь или что от нее осталось...
А вот как эту же церковь нарисовал местный житель. Подлинник картины находится у прекрасного краеведа Рогачевщины Александра Потапова. Пожалуй это изображение церкви в Свержне в Интернете публикуется впервые. Думаю А.Потапов не обидится на меня...
Вообще история этой церкви очень интересная. На этом же месте был католический костел, ранее - униатский. Работая в  НИАБ, я набрал много материала по истории этой церкви, даже начал писать...Но, чтобы получился действительно полным рассказ об истории этой церкви, надо еще поработать с архивными материалами...

История Свято-Вознесенского Барколабовского монастыря

Недавно с супругой и друзьями посетили Барколабовский женский монастырь. Больше всего на всех нас произвела впечатление икона Божией матери. Вот несколько снимков, сделанных на территории монастыря







О монастыре и иконе написано много, нового я ничего добавить не могу, поэтому размещаю сообщение с сайта http://my.mail.ru/cgi-bin/journal/jentry?_journal_userdir_=/community/pravoslavmolod&id=3E5E86F1F9DE61CF




Барколабовский женский монастырь находился на левом берегу Днепра, к югу от деревни Барколабово, в 12 верстах от города Быхова. Как свидетельствуют хроники, название деревни Барколабово (Боркулабово) происходит от имени ротмистра польского короля Августа Баркулаба Ивановича Корсака.



В 1564 г. Он основывает замок, а через четыре года строит две церкви. В 1583 г. После брака дочери Корсака Евы с князем Соломерецким деревня Барколабово становится культурным центром приднепровского края. Здесь приобретена известная во всей Речи Посполитой библиотека.

У князя Соломерецкого в то время жили и работали домашними учителями Лаврентий Зизаний и Мелентий (Максим) Смотрицкий – известные ученые и общественные политические деятели. «Азбукой» и «Грамматикой» Л.Зизания пользовались в школах Беларуси, Украины и Литвы. Самым авторитетным учебником по славянскому языку более двух столетий была «Грамматика» М.Смотрицкого «вратами своей учености» назвал М.В. Ломоносов его «Грамматику».

Удивляет, что мы знаем про Мелентия Смотрицкого из биографии Ломоносова и не знаем про его деятельность в нашем крае из истории Беларуси.

Смотрицкий надолго связывает свою судьбу с семьей князя Соломерецкого, часто живет в его имении, выезжает за границу с его сыном Богданом для продолжения образования. Они провели несколько лет в разных городах Силезии, Словакии и Германии, слушая лекции во многих университетах. За границей Смотрицкий получил и степень доктора медицины.

Обширна его деятельность по защите и установлению православия в нашем крае. За это он преследовался властями Речи Посполитой.

В то время Беларусь входила в состав объединенного Польско-Литовского государства – Речи Посполитой, все жители которой по соглашению должны были иметь одинаковые права. Но королевские власти проводили жесткую политику ополячивания белорусского народа, насильно насаждали католицизм, унию у народа, в основном, православной веры, отнимали культуру, язык, заставляли отречься от духовного наследия.

М. Смотрицкий одним из первых повел решительную борьбу с пленением родного края. В это время он пишет вместе со многими другими произведениями свое главное сочинение – «Трэнас» или «Лямант восточной церкви», где от имени Матери-Церкви призывает белорусский, русский и украинский народы к объединению, к борьбе за свои права.



Многие белорусские магнаты и шляхта принимали католическую веру, осваивали польский язык, заставляли жить, придерживаясь чужих обычаев и традиций.

К чести Баркулаба Корсака и его наследников, они не изменили духовным народным традициям, родному языку, православной вере, настойчиво боролись за свои взгляды. Вот почему Корсак сразу же строит в деревне и в округе православные церкви. В 1594 году князем Соломерицким была заложена церковь в честь Георгия Победоносца. В 1626 году уже дети князя Соломерицкого Богдан и Анна, наставником которых был Смотрицкий, строят мужской православный монастырь, которому дарят в собственность деревни Сутоки и Малахово.

Более того, через некоторое время княжна Елена Соломерицкая, вступив в брак с Богданом Стеткевичем договаривается с ним о строительстве женского монастыря. В 1641 году Стеткевич получает «разрешение на Барколабовский монастырь». Став основателем монастыря, он дарит ему в собственность земельные угодья (остров Барок, поле, луг), водяную мельницу и право ловить рыбу в Днепре до Быховской границы. И хотя княжна в скором времени умерла, муж осуществляет совместно данный обет.

Южнее местечка Барколабово, в живописном уголке около Днепра, подняла к небу свои пять позолоченных куполов красивая и величественная Соборная церковь. Позже выросли высокая колокольня – ворота, каменное ограждение и другие постройки.

Вскоре после сооружения главного храма в жизни обители произошло событие исключительного значения. Возвращаясь летом из Польши князь Пожарский, не расстававшийся никогда в походах с особо чтимою им иконой Божией Матери, проезжал мимо вновь возникшего монастыря. И вот описание того, что совершилось в знаменательный для Барколабовской обители 1648 год. «Тайну Цареву подобает хранить, дела же Божии открывати. Попущением Божиим бывшей брани в Польше-Литве, в лето от сотворения мира 7156, от Рождества Христова 1648, при державе польского короля Владислава четвертого, грядущаго из Польши, князь воинов Российских, прозванием Пожарский, с собою имеяша сию Икону Пресвятыя Богородицы из Польши и егда прииде на место сие идеже ныне у врат великих, тогда ста икона неподвижима; трудяся же князь, хотя конскою силою и младыми отроки двигнути, и ничтоже успе, и бысть икона неподвижима. Сие видя, князь пойде в монастырь к игумении тогда бывшей, Фотинии Киркоровне, рече: возмите икону Пресвятыя Богородице, ибо хощет Мати Божия зде пребывати. Тогда игумения с сетрами пришедши, взяше с подобающею честию икону ресвятыя Богородицы, поставила ю посреде церкве, и оставиша до утрия, где бы поставиша оную; егда же приидоша на утрие в церковь, обретоша икону саму о себе ставшу при стене, идеже ныне стоит. Празднование оной совершается месяца июля 11 числа, в день святыя великомученицы Евфимии Прехвальныя в оньже день сия икона прибыла в монастырь Барколабовский».

Весть о чудесном явлении быстро распространилась и с разных концов стали стекаться богомольцы. Чтобы поклониться чудотворному образу. И доныне каждый, кто с искренней верой молился перед Барколабовской иконою Божией Матери, прося заступничества Царицы Небесной получает утешение и помощь Царицы Небесной.


На заседании Синода Белорусской Православной Церкви в июне 2008 года было принято решение о возрождении Свято-Вознесенского женского монастыря в деревне Барколабово Быховского района Могилевской области.

Известно, что обитель в урочище Борок строилась в середине XVII столетия и действовала до закрытия в 1924 г. История Барколабовского монастыря неразрывно связана с чудотворной иконой Божией Матери, находившейся в нем с 1659 г.
В день прибытия святого образа в Барколабово 24 июля было установлено празднование в честь чудотворной иконы.Барколабовская икона Богородицы - единственная из уцелевших чудотворных святынь Могилевщины - с 1951 г. хранится в Свято-Троицкой церкви г. Быхова.

К концу ХХ века на месте монастыря не осталось даже руин. В последние годы здесь был установлен поклонный крест.
Через несколько дней после принятия судьбоносного решения о восстановлении монастыря 16 июня 2008 г. в Барколабово появились девять монахинь во главе с схиигуменьей Антонией (Полуяновой), прибывшие из оршанского Свято-Успенского женского монастыря.
Матушка Антония родилась в д. Залохвенье, находившейся по соседству с Барколабово. С этого момента начинается современная история возрождения обители.

Знаменательное событие в жизни монастыря произошло 25 июля 2010г. в день обретения чудотворной иконы. В этот день торжественно была перенесена Барколабовская иконя из г.Быхов в Свято-Вознесенский монастырь. Древний чудотворный образ вернулся в монастырь, где 351 год назад чудесным образом был обретен



P.S. Замечу только, что икона находится в монастыре.

Красный дворец Красного Берега

Красный дворец Красного Берега

На указателе, установленном возле поворота с гомельского шоссе, значится странное: «Комплекс былой сядзiбы». Позвольте — почему же «былой»? Об окончании реставрационных работ во дворце в поселке Красный Берег уже бодро отрапортовали некоторые республиканские и региональные СМИ. Именно для того, чтобы стать одними из первых гостей обновленной усадьбы, мы и поехали в краснобережскую командировку…

До «нашей эры»

«Усадьба генерал-лейтенанта Гатовского» — так именуется в большинстве путеводителей «дворец и компания» в Красном Береге Жлобинского района Гомельской области. Это же большинство ничтоже сумняшеся начинает отсчет истории края с момента закладки дворца, то есть с конца позапрошлого века. А ведь возрасту поселка Красный Берег позавидуют многие города: первое упоминание о селе с таким названием в летописи датировано 1317 годом!

Красный дворец Красного Берега

На протяжении веков владельцы этих земель менялись много раз. В документах можно найти имена некоторых хозяев, но, к сожалению, узнать о них удается немного. Известно, что в середине XVI века Красный Берег принадлежал Алексею Зенковичу, далее им владели Солтаны и Воронецкие… В 1824 году у некоего И. Фомина поместье приобретает Иван Никодимович Гриневич. По инвентарю от 22 декабря 1845 года хозяин поместья «…имел усадебной — 64 и пашенной — 936 десятин земли. Способных к работам — 310 душ». В 1863 году Гриневич отмечается в рядах то ли участников польского восстания, то ли «сочувствующих», после чего съезжает во Францию, а перед отъездом продает имение полковнику Бобруйской крепости А. Богородскому. О полковнике упомянем отдельно, ибо он сумел оставить свой след в истории края — довольно забавный, надо сказать, след. Прослышав о том, что, согласно проекту, участок Либаво-Роменской железной дороги должен будет пройти буквально у него под окнами, он, не желая слушать по ночам задорный перестук колес и веселые гудки паровозов, решил вопрос просто: подкупил строителей. В результате железная дорога в районе Красного Берега приобрела «внеплановый» изгиб, отклонившись от изначальной линии ровно на одну версту…

Как бы то ни было, а в 1876 году поместье перешло в собственность генерал-майора Михаила Семеновича Гатовского — представителя древнего рода, ведущего свою историю от Григория Гатовского, который еще в середине XVII века владел обширными поместьями в Полоцком воеводстве. Жил новый хозяин Красного Берега в основном в столичном Петербурге, в усадьбу наезжал очень редко. До той поры, пока любимая лапочка-дочка генерала Маша не вышла замуж…

Две судьбы в одну сплелись…

Мужа Марии Гатовской звали Викентий Альфонсович Козелл-Поклевский. Он был потомком дворянского рода герба Козелл, который по древности и звучности, пожалуй, способен был дать фору Гатовским. Считается, что «отцом-основателем» рода был Петр Козлов, которому во второй половине XVI века польский король Сигизмунд II Август пожаловал имение Поклево в Ошмянском уезде. Но наиболее старательные искатели упоминают человека по фамилии Козел — он якобы трудился по дипломатическим поручениям при дворе великого князя Витовта… Поселившись в Поклево, потомки этих личностей стали называться Козел-Поклевскими. Или Поклевскими-Козел. Кто-то из представителей рода предсказуемо попробовал облагородить неблагозвучную фамилию, приписывая одну-две лишние буквы в конце, в результате чего появились «конструкции» Козелл-Поклевский или того веселее — Козелло-Поклевский…

Красный дворец Красного Берега

Расцвет одной из ветвей родового древа Козелл-Поклевских был напрямую связан с Альфонсом Фомичом Козелл-Поклевским — отцом уже знакомого нам Викентия. Уроженец Лепельского уезда Витебской губернии, он сколотил громадное состояние на бескрайних и безмерно богатых просторах Сибири, став владельцем целой финансово-промышленной империи. На момент смерти олигарха его имущество оценивалось в 1 миллион 595 тысяч 238 рублей 55 копеек. Рассказывают, что именно Альфонс Фомич стал прототипом старика Ляховского в романе «Приваловские миллионы» Д. Н. Мамина-Сибиряка.

Несмотря на то, что Сибирь стала для Альфонса Козелл-Поклевского «землей обетованной», он не забывал свои «западные» корни. На почве любви к малой родине они, по всему видать, и сошлись с генералом Гатовским — после деловой встречи в Оренбурге. Знакомство переросло в дружбу, а одним из ее проявлений стала договоренность о браке их детей. Младшее поколение возражать не стало…

Свадьбу сыграли в 1888 году, через год у Марии и Викентия появилась на свет дочка. Растроганный дедушка-генерал возгорелся желанием сделать детям и внучке подарок. Поразмыслив, решил, что таковым станет заложенный в Красном Береге дворец.

Любовь и революция

«Дворец» — это, пожалуй, все-таки слишком громкое определение для здания усадьбы, двухэтажного дома из красного кирпича (нашего, бобруйского, розенберговского). По сути это очень большой и очень красивый дачный дом. Собственно, и обживали его хозяева только летом, приезжая в Красный Берег из сибирских далей на недельку-другую.

Красный дворец Красного Берега

Хотя — если есть деньги, то и дача выйдет как дворец. А денег на строительство Гатовский-старший не пожалел. Проект усадьбы создал питерский архитектор Виктор Александрович Шретер, создавший в ту пору множество усадеб, театров и храмов в Санкт-Петербурге, Киеве, Тифлисе, Одессе. Небольшой, но очень уютный и (уж извините за неологизм, но тут он уместен) стильный парк «расчертил» главный садовод Варшавы Франтишек Шаниор.

Строительство дворца было завершено за три года — с 1890-го по 1893-й. Забавно, но генерал Гатовский подарил усадьбу не молодоженам, а «адресно» — своей дочурке. Та, в свою очередь, отписала доверенность на мужа (почему-то вспоминаются персонажи фильма «Берегись автомобиля»). При этом на фасаде здания красуется герб Козелло (а не Колюмна Гатовских).

Викентий Козелл-Поклевский распоряжался имением с толком. Рассудив, что любой кусок земли способен давать «приварок», он разместил неподалеку от усадебного дома винокуренный заводик. Попутно прикупил дрожжепивоваренный завод в Бобруйске и маслобойный — в Минске. Все эти заботы-хлопоты прервала сначала война, а затем революция… Интегрироваться в новую жизнь старые хозяева заводов и дворцов не пожелали: Мария и Викентий с детьми в 1919 году выехали сначала во Владивосток, затем в Японию, а позже оказались в Польше. А во дворец вскоре заселились новые хозяева — учащиеся сельхозучилища...

Между первым и вторым

Присказка, сиречь история Красного Берега и семьи Гатовских-Поклевских, у нас намеренно вышла подлиннее «сказки» — собственно впечатлений о том, как выглядит краснобережский дворец сегодня. Во-первых, сейчас мы вступаем в ту фазу рассказа, в которой работает принцип «лучше один раз увидеть». Кое-что мы покажем посредством фоторепортажа (на сайте он будет полнее), но, если вас заинтересовала история дворца, найдите время да съездите туда сами, тем более что…

Красный дворец Красного Берега

— Мы действительно завершили первый этап реконструкции — внешние и внутренние реставрационные работы, — рассказывает научный сотрудник Мария Дмитриевна Ткачева. — Теперь здание дворца открыто для посетителей. Второй этап — внутреннее наполнение интерьера — будем проводить, так сказать, в рабочем порядке.

Внутреннее наполнение дворца сейчас как раз такое, которое позволяет полностью оценить качество проведенной реставрации и в деталях рассмотреть замысел мастеров. Главная идея такова: «одна комната — один архитектурный стиль», в сочетании — органичная эклектика. Барокко, рококо, романский стиль, готика, альамбризм — это похоже на пособие по истории искусств…

Снимков интерьера конца XIX века, к сожалению, не сохранилось. Но степень сохранности самого здания была достаточно высокой, так что реконструкторам нечасто приходилось полагаться на воображение, восполняя утраченные детали. Кое-где, правда, пришлось привлекать к делу научный прогресс: так, в одном из залов был проведен спектральный анализ цветовой гаммы.

Мы ищем таланты!

В гостиной на втором этаже всяк входящий на секунду застывает, узрев две фигуры в ретро-костюмах (и припомнив в этот миг знакомые ему легенды о призраках замков). Затем соображает: это же манекены. Они действительно облачены в костюмы конца XIX века — женский и мужской. Поправочка: костюмы, которые носили тогда очень богатые люди. Вот хозяева замка наверняка так и одевались… Костюмы очень понравились одному из недавних гостей усадьбы — историку моды Александру Васильеву. Правда, он сразу же определил, что это современные копии: пояснил, что швы тогда были другими.

Рядом с костюмами установлены на выставочные мольберты портреты хозяев замка. Это также «новодел»: их выполнил жлобинский художник Виталий Одинцов. В выставочном зале экспонируются его же работы — портреты звезд советского кино. В экспозиции есть забавная «хитринка» (секрет мы пообещали не выдавать)…

Красный дворец Красного Берега

У парадного входа, под сонными взглядами двух гаргулий, которые сработаны из металла под названием силумин, беседуем о планах на будущее. Мария Дмитриевна рассказывает:

— Вот чего у нас действительно в избытке, так это планов и идей. Воссоздать по возможности интерьеры дворца — это ведь только полдела: надо привлечь сюда людей, надо действительно быть интересными. Идея, лежащая на поверхности — проведение этно-фестиваля. У нас есть районный праздник песни «Чырвоны Бераг збірае сяброў», он проходит в июне — можно попробовать расширить его масштаб. Еще лучше — создать «город мастеров», развить традиционные ремесла: лозоплетение, гончарное дело… Просто сам по себе возникает план создания клуба реконструкции. Тем более, что многие ребята из агроколледжа, на территории которого находится дворец, уверена, займутся этим делом с удовольствием. Эх, нам бы энтузиаста такого дела найти…

Андрей ЧИЖИК

Фото Виктора ШЕЙКИНА

С сайта http://komkur.info/history-of-bobruisk/krasnyj-dvorets-krasnogo-berega

Сага о Булгаках

Под знаком W

Род Булгаков хоть и обозначается большинством историков и исследователей как древний, но до поры древность была едва ли не единственным предметом его гордости. К середине XIX века Булгаки не разжились особым богатством (хотя бы в сравнении с соседями), не отличились на полях брани и на поприще науки или культуры, да и вообще — не совершили ничего мало-мальски грандиозного. Пусть и говорится кое-где, что представители этой фамилии занимали высокие посты в Великом княжестве Литовском, потом в Российской империи, среди них были врачи, политические деятели и духовенство, но, согласитесь, «быть врачом» (политиком, священником) и «быть хорошим врачом» (…) — две большие разницы…

Многие представители знатных родов немало сил тратили для того, чтобы копнуть историю своей фамилии как можно глубже, да еще и «привязать» ее к какому-нибудь известному персонажу — хоть реальному, а хоть бы и легендарному. Мы также можем попробовать максимально «продлить» историю рода Булгаков. Ведь повод для этого есть, и вполне себе конкретный. Он красуется на фасаде дворца в Жиличах и именуется гербом «Сырокомля».

Если ухватиться за эту возможность, то стержневой корень генеалогического древа Булгаков разом проникнет в пласт, датированный XIV веком. Правда, здесь, как говорится, есть варианты. Одни источники свидетельствуют, что личным знаменем, на котором был изображен на красном фоне серебряный знак «абданк» с золотым католическим крестом вверху (абданк — геральдическая фигура, весьма схожая с буквой W, основной элемент герба «Сырокомля»), рыцаря по имени… Сырокомля наградил польский король Ягайло. Награда нашла героя по весьма уважительной причине. Перед началом битвы на Ворскле в 1399 году (в ней объединенные войска Великого княжества Литовского и его польские, русские и немецкие союзники бились с татарами) силач Сырокомля был выставлен в качестве поединщика против татарского оппонента, который остался в истории под «ником» мурза (это вообще-то не имя собственное, а титул). Мурза вроде как «начал бесчестить имя Христово», а Сырокомля проявил «мужественную защиту имени Христова против язычников, произносивших на него хулу» (так написано в польском гербовнике). Сырокомля одолел хулителя-мурзу. Далее, правда, все сложилось похуже: татары наголову разбили «коалиционные» войска. Но награду за личное мужество поединщик заработал… Это — лишь одна из версий. Другая утверждает, что Сырокомля со своим отрядом уже пришел к месту боя под знаменем с абданком, право на ношение которого другой польский король — Владислав Локетек — даровал предку нашего рыцаря в начале XIV века.

Не все так однозначно и с «гражданством» Сырокомли. В одних источниках его именуют «польско-литовским» рыцарем (спасибо за конкретику), в других — «киевским». Известно, впрочем, что был он православного вероисповедания, так как позднее попросил королевского геральдиста поставить в навершии «абданка» Георгиевский крест.

Впрочем, хватит о Сырокомле. Ведь герб «его имени» пользовали более ста фамилий, и Булгаки — лишь одна из них. Хотя — упомянем, пожалуй, еще один занятный нюанс. Сырокомля — таков был псевдоним польского поэта Людвига-Владислава Кондратовича. Родился он 17 сентября 1823 года в семье небогатого шляхтича в деревне Смолаве Бобруйского уезда…

Раз Игнатий, два Игнатий…

Как мы уже рассказывали в отчете об экскурсии по дворцу, Жиличи (или усадьба Добосна — как кому удобнее) были в разное время собственностью нескольких знатных фамилий. В конце XVIII века очередными хозяевами этой земли стали дворяне Игнатий и Винцент-Николай Булгаки, сыновья Александра Булгака, которые купили Добосну у Франца Сапеги. Хотя — один из источников утверждает, что в XVI веке Добосна «была родовым гнездом королевского боярина Герасима Булгака». Кто был этот человек, как он оказался в Жиличах — разъясняющие подробности отсутствуют. Возможно, Герасим просто арендовал усадьбу на какое-то время — тогда это было весьма частым делом…

Как бы то ни было, с конца XVIII века жиличские «землепользователи» менялись лишь в рамках одной фамилии. Не имея прямых наследников, Игнатий и Винцент-Николай завещали свое состояние сестре Фортунате, но при условии, что она выйдет замуж за лидского ротмистра Габриэля Булгака — дальнего родственника из параллельной, «лидской» генеалогической ветви рода. Этот брак, свершившийся в 1785 году, объединил род Булгаков, а совокупную земельную собственность и капиталы фамилии наследовал Игнатий Булгак (сын Габриэля и Фортунаты). Правда, родители поставили юному Игнатию одно условие — получить высшее образование, для чего юноша окончил университет в Дерпте (ныне это эстонский город Тарту). Прямо как сейчас: «квартиру купим после того, как окончишь вуз»…

А завтра была война. Та, что с Наполеоном. Вчерашний студент проявил себя в ней весьма достойно: в качестве офицера русской армии дошел до самого Парижа. При заключении брачного союза Игнатий Булгак также оказался решителен и напорист (а также весьма практичен). Взяв в жены дочь бобруйского маршалка (местного предводителя дворянства) Юзафа Слизня Изабеллу, Булгак не только стал единственным наследником всего состояния этого шляхетского рода, но и сумел занять почетную должность своего тестя.

Далее Игнатий Булгак как следует развернулся в деятельности на новом посту — занялся возрождением Бобруйска, который с 1807 года был городом не совсем обычным. Дело в том, что при строительстве крепости город, в угоду военным, был прилично «переформатирован»: население вынуждено было переселиться из центра в бывшие городские предместья — форштадты, на магазины были повешены амбарные замки, храмы перестраивались для военных нужд. Людям выдали лишь небольшие компенсации, никак не соответствующие масштабам реального ущерба.

Именно Игнатию Булгаку удалось добиться увеличения размеров государственных компенсаций, а также разрешения властей на возобновление в Бобруйске деятельности средней школы, для которой он даже пожертвовал свой здешний усадебный дом. Для перестройки усадьбы под школу в город приехал известный в те времена архитектор, заведующий кафедрой архитектуры Виленского университета профессор Карл Подчашинский, отец которого когда-то был придворным зодчим самих Радзивиллов. Посчитав это знаком судьбы, Булгак взялся уговорить заезжего архитектора помочь ему в осуществлении своей самой заветной мечты — возведении в древнем родовом поместье Жиличи величественного дворца, который затмил бы собой все подобные сооружения в западных губерниях Российской империи.

Подчашинский дал на это согласие, но… лишь частичное: он изготавливает только проект, а к строительству отношения не имеет. Булгак согласился, и к 1825 году маэстро подготовил необходимые чертежи и эскизы. А уж воплощать эти наброски в жизнь стали местные мастера под руководством студента Петербургской академии художеств Клобуковского. В Жиличах началось грандиозное строительство…

Сага о Булгаках

В поисках утраченного

Желающих узнать более подробно о самом дворце мы вновь отсылаем к нашему предыдущему материалу «жиличского цикла». А сегодня поговорим о некоторых нюансах интерьера здания.

Если бы каким-то образом во дворце удалось открыть музей не сейчас, а на полтораста лет раньше, то он точно был бы одним из лучших музеев на территории нынешней Беларуси. Его экспонаты Игнатий Булгак начал собирать во время своих поездок по европам. Предмет его особой гордости составляла уникальная коллекция античной скульптуры (собранная лично во время «французского похода» и путешествий по Греции и Италии) и каминных часов. Позже к ним добавилось собрание знаменитых слуцких поясов.

Стены Жиличского дворца украшали фамильные портреты представителей рода Булгаков. Очень интересно было бы посмотреть на них — ведь с большинством Булгаков мы знакомы лишь «заочно». Рядышком размещались полотна «на вольные темы». В частности, Игнатий Булгак владел тремя картинами с печатями Эрмитажа. Современники рассказывают, что среди них было полотно «Святой Иероним», будто бы сотворенное кистью Тициана либо Хосе де Риберы. Припомним по случаю, что тициановский «Иероним» в настоящий момент находится в Лувре. А вот с Риберой сложнее: испанец написал не менее 20 полотен, на которых был изображен этот святой, так что одно из них вполне могло оказаться и в Жиличах…

Не менее занятна и легенда, объясняющая переезд полотен из Эрмитажа под Бобруйск: согласно ей Булгак купил картины у одного из местных помещиков, которому их будто бы подарила тайная возлюбленная из великосветских дам императорского двора в Петербурге.

Гремела некогда слава и о библиотеке дворца. Правда, тут заслуга Булгака минимальна, ибо основная часть библиотеки досталась ему от тестя, родственники которого были, видать, знатными книголюбами и книгочеями. Всего библиотека насчитывала более семи тысяч томов и манускриптов, среди которых были поистине уникальные экземпляры. Здесь же хранились родовые архивы Булгаков и Слизней. Будь они целы, история, которую мы сейчас рассказываем, наверняка была бы гораздо полнее и интереснее. Но — библиотека была почти полностью уничтожена во время Польского восстания 1863 года…

К тому моменту, правда, «империя» Булгака уже распалась. Ее основатель умер в 1848 году и, согласно завещанию, имущество было равномерно поделено между пятью сыновьями Игнатия, а четырем дочерям было выделено приданое. В том же 1848 году была проведена подробная опись всего комплекса, которая определила его стоимость — 62795 рублей. Впрочем, в описи 1857 года фигурирует уже другая сумма, на порядок больше предыдущей: 258 тысяч рублей. Судя по всему, это было связано с тем, что строительные работы во дворце за эти годы существенно продвинулись.

Яблоко от яблони…

Согласно завещанию Игнатия Жиличи достались его младшему сыну Эдгару. Образ жизни того прямо-таки настаивает на том, чтобы перед словом «сын» сделать приписку «блудный». Эдгар не имел семьи, зато имел дома в Петербурге и нескольких западноевропейских городах, на родине бывал довольно редко, предпочитая продолжительные странствия по разным континентам и веселое житье-бытье на «куршевелях» конца XIX века (правда, летом неизменно приезжал в Жиличи, где устраивал для местной шляхты знатные балы).

Вояжи и «куршевели» настоятельно требовали денег, поэтому белорусские имения Эдгара стараниями управляющих работали на полную мощность и на износ. Кстати, в 1869 году в семье одного из таких управляющих Жиличским дворцом Ивана Левицкого родился сын Антон, ставший позднее известным под псевдонимом Ядвигин Ш. Он вошел в историю отечественной литературы как один из первых белорусских прозаиков. Антон Левицкий прожил под Бобруйском недолго, а первое образование получил в школе, организованной соседом — Винцентом Дуниным-Марцинкевичем.

Вообще, в жиличском имении по разным причинам порой оказывались весьма интересные гости. Так, в 60–70-е годы сюда наезжал известный художник Наполеон Орда. Мастер сделал два рисунка местных окрестностей (которые сейчас стали существенным подспорьем для реставраторов). Позже в Жиличах побывал весьма толковый представитель рода Булгаков — Ян Булгак, основатель польской фотографии. Тогда, правда, он был только начинающим фотографом. Ян сделал несколько фото в интерьерах дворца. Датированы эти фото 1914 годом — годом начала Первой мировой войны…

Последним владельцем дворца и усадьбы был Мечислав-Эммануил Булгак. Он был племянником Эдгара, и дядя просто продал ему усадьбу (сумму сделки нам, увы, выяснить не удалось). Но в самом дворце Мечислав-Эммануил прожил совсем недолго — сразу после революции эмигрировал во Францию и умер в 1943 году в Каннах.

Призраки жиличского замка

По закону жанра — если есть дворец, значит, должны быть и привидения. Жиличский дворец в этом плане тоже старается быть в тренде. Ну, рассказ про девушку, заживо замурованную в фундамент, можно вплетать в историю большинства белорусских замков и дворцов по умолчанию (хоть и доказательств этому в нашем случае нет от слова «абсолютно»). Есть, впрочем, и более занятная история. В гостиной — комнате официальных приемов — на стенах повторяется один и тот же орнамент, в котором можно (при большом на то желании) разглядеть лицо женщины. Одни утверждают, что это портрет первой жены Игнатия Булгака. Изабелла умерла рано и, тоскуя по ней, хозяин дворца часами просиживал в комнате, любовался портретом — как минимум до того дня, когда он женился второй раз… на родной сестре Изабеллы Терезе. Но злые языки утверждали, что, глядя на стены, вздыхал Игнатий вовсе не о покойной супруге, а о своей крепостной, которую любил, но с которой не мог связать судьбу. Потому и повелел сделать себе «комнату психологической разгрузки». Или «загрузки» — это уж как посмотреть…

Рабочие-реставраторы рассказывают о странных звуках, которые иногда раздаются в пустующих комнатах и залах дворца. Объяснить этот феномен легко: в стенах дворца проложены дымоходы, которые отлично проводят и забавно «преломляют» звуки. Но если отбросить излишний прагматизм, то можно представить, что дворец просто хочет рассказать нам свои истории — о людях, которые жили здесь, о несметных богатствах, о страстях человеческих, о радостях и горестях. Давайте попробуем прислушаться как следует…

Подготовил Андрей ЧИЖИК

С сайта http://komkur.info/history-of-bobruisk/saga-o-bulgakakh

Фото времен ВОВ с упоминанием Рогачева - продолжение

Сегодня в Сети, или точнее в группе "Краязнаўства Гомеля і Гомельшчыны" наткнулся на два фото. Стал искать источники опубликования или их авторов. Нашел только вот такие ссылки:
Из немецкого семейного альбома. Все рогачёвские фотографии подписаны "um Rogatschow", район Рогачёва, но думаю, что такая городская или фабричная роскошь, как водонапорная башня, скорее всего, была в самом Рогачёве. Ставлю точку на железнодорожной станции от незнания. Поправьте, если узнаете эту башню.
Источник:Раздел продажи фотографий немецкого сайта
http://ebay.de;
Автор:немецкий оккупант
Адрес снимка:Гомельская обл., Рогачёв
Мы думаем, что снимок сделан между 1941−1943 годами
Вот эти снимки

Из семейного альбома 1941-43 гг Немцы Рогачев
Рогачев Из семейного альбома 1941-43 гг
Наверно все же фото было выставлено на продажу и, скорее всего продано/куплено. Владельца снимков разыскать не представляется возможным, пока. Так что поверим на слово, что это водонапорная башня была именно в Рогачеве на Днепре.
На сколько мне помнится, башня возле жд вокзала была немного толще. Была еще башня в поселке МКК. В ходе боев лета 1941 г. этой башне крепко досталось от немецкой артиллерии и я даже встречал в ЖБД 52-й пехотной дивизии, что на ней был наблюдательный или корректировочный пункт войск 63-го стрелкового корпуса. Возможно это она и есть, хотя в ЖБД она упоминалась в поселке Колотовка???

Памятник архитектуры - 100-летний католический костел - начнут реставрировать в Рогачеве

Верующие собирают пожертвования на строительные работы и встречаются на Мессах в маленькой часовне.

Храм римско-католического прихода святого Антония Падуанского в Рогачеве окружен строительными лесами - уже длительное время верующие пытаются восстановить разрушенный костел и возвратить ему прошлое величие и красоту. Недавно приход, наконец, получил все необходимые разрешения и согласования от архитекторов, теперь в Рогачеве ожидают представителей строительной компании, которая будет реконструировать храм, внесенный в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь. А пока верующие по-прежнему собираются на Святые Мессы в небольшой часовне, а настоятель прихода отец Андрей Шут проводит сбор пожертвований для будущих работ по восстановлению костела.
Храм уже отметил свой 100-летний юбилей - он был освящен 6 августа 1912 года. А построил кирпичный костел на месте бывшего деревянного тогдашний настоятель отец Бернатович. Средства на это дело жертвовали члены Государственного Совета и сами прихожане. Костел действовал до 30-х годов прошлого века, затем в нем был размещен зерносклад, потом цех по производству напитков и мороженого. В 1940 году произошел пожар, сгорела крыша и деревянные конструкции. Черное дело довершила война: во время освобождения Рогачева от фашистов в храм попало несколько снарядов. После Победы в костеле дежурил пожарный пост, затем работал хлебозавод. В 70-х годах здание снова начало пустовать. С началом горбачевской «перестройки» местные краеведы попытались поднять вопрос о реставрации храма, но безуспешно. В 2000 году Рогачев посетил кардинал Казимир Свентэк, и костел был передан местной католической общине. А работа по реставрации наконец началась в 2003 году.
- Здание храма - это дом молитвы, дом Божий, и надо его восстанавливать в первую очередь в соответствии с такими целями. Если костел будет открыт, это безусловно позволит расширить количество верующих в приходе. Иногда мы молились возле храма или в самом здании, и некоторые подходили, интересовались. Есть также люди, которые сейчас не посещают приход, но так говорят: если будет костел, тогда начну сюда ходить. Чаще всего это отговорка, но тем не менее - если есть здание сакральное, это больше притягивает и направляет на молитву, - уверен настоятель.
P.S. В этом костеле крестились мои предки...
http://www.katolik-gomel.by/RUS/news/prihod/item/305-pamyatnik-arkhitektury-100-letnij-katolicheskij-kostel-nachnut-restavrirovat-v-rogacheve-foto.html

Жиличи Кировского района (в прошлом Тихиничская волость)

Жиличи: дворец-призрак
Дворец Булгака, который находится в деревне Жиличи на Могилевщине, не знаком у нас практически никому. Его нет ни на одной туристической карте. Да и ехать сюда неудобно. Дворец стоит в отдалении от трассы Бобруйск — Рогачев.


Так что случайный человек в Жиличи не заходит. Чаще всего приезжают поляки (до революции дворец принадлежал польскому роду) да бывшие студенты (после революции здесь был сельхозтехникум). Хотя жаль. Посмотреть здесь есть на что. От Минска до Жиличей мы доехали за два с половиной часа. Но найти сам дворец было непросто.

— Как проехать ко дворцу, — интересуюсь я у местных жителей, которые сидят на лавочке и о чем-то разговаривают.

После минутной паузы один мужичок с самокруткой опомнился: «Дык гэта ж вам техникум патрэбны. Ён вунь у тым парку стаіць». В парке, размером в двадцать гектаров, расположилось полдеревни, а потому дворец мы нашли не сразу.

С первого взгляда дворец просто поражает своими размерами. Его площадь составляет четыре тысячи квадратных метров (площадь Национального выставочного центра на ул. Я.Купалы — 3 тысячи кв. м). Объехав его на машине, мы в восторге подкатили к парадному входу. Старинная дверь была открыта. На обшарпанных стенах классические надписи типа «Петя + Галя =…» По порядком истрепанной лестнице поднялись на второй этаж. Античная лепнина на потолках и стенах сочетается с коммунистическими витражами и пропагандистскими картинами. В бывшей гостиной расположился аскетичный кабинет директора — стол и три стула. Ирина Шляхтова с удовольствием рассказала о своих владениях.

Во дворце Булгака давали балы для шляхты и крестьян

Шляхтич Игнатий Булгак хотел построить резиденцию, которая затмила бы собой все предыдущие усадьбы Беларуси. Деньги на это были. Игнатий занимался бизнесом: держал крахмальный завод, пивоварню, а его сахар был известен во всей Европе.

Строительство дворца началось в 1825 году и продолжалось до начала ХХ века. В одном боковом крыле был встроен костел, во втором — тропическая оранжерея, которая, к сожалению, не сохранилась. Летом пальмы, кипарисы и апельсины высаживали в парке. Оранжерея готовилась по заказу Булгака в Варшаве. Большое внимание хозяин уделял музыке. Поэтому все помещения дворца отличаются исключительной акустикой.

Вместе с директором мы прошлись по потайному этажу. Он был построен специально для музыкантов. По нему они могли переходить на балкончики, с которых и лилась музыка. Если в парадных комнатах потолки на уровне метров десяти, то тут голова находится в десяти сантиметрах от потолка. Кстати, на третий этаж ведет отдельный ход. Так что музыкантов гости слышали, но никогда не видели.

Практически сразу после завершения строительства дворца Игнатий умер. Его сын Эдгар семьей не обзавелся. Жил заграницей. У него были дома в Петербурге, Варшаве и Париже. Там он вел дела. Но лето Эдгар всегда проводил в Жиличах. Чтобы крестьяне знали о приезде хозяина, на башне вывешивался родовой флаг. Молодой хозяин устраивал не только балы для шляхты, но и танцы для своих крестьян. Музыканты выходили на внешний балкон и играли. На «танцульки» перед дворцом собирались жители всех окрестных деревень.

Когда перед революцией начались волнения, дворец опустел. Куда выехали хозяева, никто до сих пор не знает. Они тихо исчезли. Уже в наши дни, лет пять назад, один из потомков Эдгар Булгак-Сыракомля приезжал в Жиличи, чтобы осмотреть былые владения предков. Живет он в польском городе Зелена Гура и имущественных претензий на дворец и землю не имеет.

Нюхнул пороху и крови, но уцелел

Дворец прошел через все войны, но в отличие от всех остальных белорусских памятников архитектуры уцелел. В него не попала ни одна бомба. Что происходило с усадьбой в первую мировую, не известно. В 20-е годы тут была школа рабочей молодежи. В 30-е сельхозтехникум. Во время второй мировой войны фашисты превратили дворец в госпиталь. А часть парка — в кладбище, где хоронили умерших в госпитале немецких солдат. На первом этаже военные сделали засеки для хранения зерна. На втором разместился гарнизон. Теперь о пребывании во дворце фашистских войск ничто не напоминает. Даже кладбище после войны распахали.

Больших боев в округе не было. Дворец остался цел. В парадных комнатах отлично сохранилась лепнина на потолках и стенах. Например, в гостиной осталась даже золоченая краска. Отличить ее от более позднего покрытия просто. Она сияет в малейшем луче света перламутровым отливом. Все благодаря тому, что в золото подмешивали ртуть. В хорошем состоянии сохранились только парадные помещения. В других — запустение. Попасть туда нам не удалось. Музею принадлежит только часть дворца. От запертых дверей у директора ключей нет.

Сохранил дворец совхоз-техникум

Как ни странно, дворец спасся от разрушения благодаря тому, что приютил в своих стенах совхоз-техникум. Вплоть до 90-х годов во дворце ковались кадры для сельского хозяйства.

— О-о, тогда порядок был, — рассказывает выпускник 1974 года Сергей Притыцкий, который решил показать жене-сибирячке свой техникум. — Не все родители за своими детьми смотрят так, как за нами учителя смотрели. Дисциплина была железная. И со зданием было все в порядке. Если крыша прохудилась, или еще что — сразу ремонтировали. Правда, тогда никто и не задумывался, что это дворец. Для нас это был техникум. Мы тут учились, занимались спортом, на танцы ходили.

Запустение и возрождение

В запустение дворец начал приходить, когда техникум переехал в новое знание неподалеку. Во дворце на первом этаже осталась бухгалтерия с отделом кадров. На втором расположились музыкальная школа и комплекс-музей. Жиличский музей появился лишь в 1996 году. Так решил кировский райисполком.

«Главная задача работников музея — воссоздание истории имения, — рассказывает директор музея Ирина Шляхтова. — Чтобы на основе полученных сведений здесь можно было создать уголок культуры и природы конца XVIII начала XIX века. Для этого нужны большие средства, которых нет. Чтобы воссоздать интерьер, надо заказывать мебель, камины, картины. У нас есть около двух десятков фотографий дворца 1914 года, по которым и будет идти реставрация интерьеров. Все документы для реставрации готовы, но когда она начнется, я не знаю. Пока сами ремонтируем дворец. В этом году наши смотрители побелили колонны парадного и бокового входов».

При Булгаках вода с крыш и внутреннего дворика по подземным трубам стекала в пруд. Теперь ручейки журчат по стенам здания, где начинают расти мелкие деревья и мох. Около фундамента лужи.

http://spadchyna.ximik.info/modules.php?name=News&file=article&sid=83
Эта публикация от 14 сентября 2007 г.
В ближайшее время продолжу эту забытую тему, а повод для этого есть...
Вот совсем свежий снимок о ходе реставрации этого дворца

Старинная кладка