Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

О матерях наших

...Александр Климович признается: в детстве, в силу беззаботности, мало обращал внимания на историю жизни мамы своего друга, но вырос и осознал, сколько пришлось пережить женщине. Потратил немало времени, чтобы выслушать и записать ее воспоминания, — о доброй и сильной женщине должны помнить следующие поколения.
Читать полностью - https://www.sb.by/articles/segodnya-nas-vedut-zavtra-tebya.html
Эта публикация корреспондента издания СБ-Беларусь сегодня Ольги Вальченко была специально приурочена к 75-й годовщине Великой Победы. Кстати, героиня публикации считает этот праздник самым главным праздником своей жизни. И хочется выразить сердечную благодарность и Ольге Вальченко и Ивану ЯРИВАНОВИЧУ - фотокорреспонденту! Они не только взяли интервью у Абуевой Лидии Алексеевны, но и сделали ей очень теплый подарок, надеюсь - от души.
А теперь о самих воспоминаниях. Материал о матери моего друга детства был готов еще в августе 2019 г. Просто окунулся в воспоминания своего детства и вспомнил, что у матери друга очень нелегкая выдалась судьба, впрочем, как и у моей матери. Сближало нас еще и то, что мы оба были "безотцовщина". Вот так и родилась идея написать, и тем самым еще раз отдать дань сыновьего уважения своим матерям.
МАТЕРИ ДРУГА ДЕТСТВА
ПОСВЯЩАЕТСЯ!
ЕСТЬ ЧЕМ ГОРДИТЬСЯ!
Оглядываясь на прожитые годы, с удивлением начинаешь понимать – а ведь в детские и юношеские лета свои, что мы знали о своих родителях, их судьбах? Да и особо не интересовало это. Порой, присутствуя при разговоре родителей с кем-либо, слышали рассказы о тяжелых годах минувшей войны, о непонятных словах – репрессии, эвакуация или оккупация, про угон в Германию или немецкий плен. В лучшем случае, если кто-то из родителей или знакомых расскажет что-нибудь этакое, для нас неведомое о довоенной жизни или о войне вообще. А стандартным ответом на «военные» вопросы родителей был ответ – ты еще мал, подрастешь – узнаешь. В школьные годы потихоньку начинали узнавать отдельные факты из жизни родителей, да и то – фрагментарно…
В те годы мало кто из нашей мальчишечьей среды гордился своими родителями – другие были интересы. А ведь было чем гордиться!
Так и в случае с матерью моего друга детства. Зайдешь к ним в дом – здрасте, тетя Лида. А где Миша, или Миша дома? И всё. Хотя иной раз слышал от друга, что его мать была угнана в Германию, а за что или почему? – Такими вопросами свои юные мозги не напрягали.
Понадобилось уже почти прожить свою жизнь, выучиться, вырастить детей, дождаться внуков, и только сейчас понять, что мы просто обязаны гордиться своими матерями или отцами, и прививать эту гордость и уважение у своих детей и внуков!
Отдавая дань уважения к прожитым, не легким годам жизни матери друга, я и записал её воспоминания. Они уже, только отчасти, для её внуков, в основном для правнуков и их будущего потомства.
ВОСПОМИНАНИЯ АБУЕВОЙ ЛИДИИ АЛЕКСЕЕВНЫ, МАЛОЛЕТНЕГО УЗНИКА  ФАШИЗМА 
Родилась в Рогачеве 12 июля 1926 года. Жили мы на Кузнечной улице у самой поймы реки Друть. На улице была кузня, и мы часто бегали туда. Весной, когда Друть разливалась, вода стояла прямо в огородах.
Отец – Ротиков Алексей Сергеевич, работал на реке Днепр, зажигал огни на речных навигационных знаках. Помню, на лодке ходил, и фонари зажигал по берегам Днепра аж до Зборова. Днепр тогда был судоходной рекой, а по Друти гоняли плоты. Рабочее место его было возле кладбища в небольшой будке. Мы туда к нему ходили, там было много всякой аппаратуры. Когда пришли немцы, отец все это оборудование принес домой и повесил в сарае. Там же и мы, малые, повесили разные плакаты довоенные. Пришли в дом немцы. Отца за хранение этого оборудования чуть не повесили. Заставили нас все снять, забрали все оборудование отца. Вот тогда мы страху натерпелись.
Отец всю войну прожил в Рогачеве. Его два брата служили в РККА, остались живы и вернулись домой. Когда отец умер – не знаю, но когда я вернулась из Германии, его в живых уже не было.
Мать – Матрена Федоровна в девичестве – Станкевич, 1896 г.р., после войны жила в Рогачеве, в бункере, потом по улице К.Либкнехта, 25 кв.15. До войны нигде не работала, была домохозяйкой и растила нас, своих детей. Умерла 11 октября 1965 г., похоронена в Рогачеве на старом православном кладбище.
Мои братья:
- Георгий, 1918 г.р., перед войной отслужил срочную службу и уехал к брату в г. Нальчик [Прим.1.].
- Николай, помню, как призвали его на фронт, а больше сведений о нем в семье не было.
- Семен, жил в г. Нальчике. О нем мне ничего не известно.
Недалеко от нас жили Луговские. Еще помню «поляков» - Астравинских. Их перед самой войной репрессировали, но после войны кто-то из них, или дети или их внуки еще жили в Рогачеве. Один из Астравинских жил в домике прямо на лугу, так его оттуда уводили под арест. На Кузнечной улице жили еще евреи.
В Рогачеве было две церкви –  каменная и деревянная. В каменной церкви до войны хранили соль, и мы с братом уже когда  началась война бегали в ту церковь за солью.
У нас была своя корова, и мы часто прятались в сарае, особенно когда начались обстрелы Рогачева. От этих обстрелов наша корова убежала. Мы, малые, пошли её искать, но так и не нашли. Немцев в Рогачев сначала было много и на мотоциклах и на велосипедах и на танках.
Помню когда началась война многие стали грабить магазины и склады, забирали товары из них. Власти и начальства уже не было, вот и грабили. Мы с братом взяли полмешка муки из костела, так потом наши же солдаты отобрали.
В июле мне исполнилось 17 лет. Немецкие власти Рогачева заставляли нас работать - выносить мусор, подметать дворы и улицы и др. Собирали всех в комендатуре, которая стояла недалеко от старого деревянного моста. Один из соседей был полицай, но он к нам не приставал и ничего плохого ни нам, ни соседям не делал. Может быть, потому что я дружила до войны с его дочкой Людой. Девочка она была хорошей и мы с ней даже не раз потом утекали на луг от немцев. Отец её за то, что убегала от немцев сильно бил.
Забрали меня в фашистскую неволю в августе 1943 г. В тот день нас погнали за кирпичный завод. У немцев там был какой-то объект. Заставили пилить, колоть дрова и складывать их в штабеля. Ко мне подошел один немец, молодой. Я как раз подметала пол, он и говорит – тебя забирают в Германию. Я так и остолбенела. Спрашиваю – а мои родные знают? Он говорит – не бойся, вас там будут учить грамоте. Когда арестовали – сразу повели в какой-то дом большой или клуб недалеко от комендатуры. Когда нас вели, мой младший брат Володя увидел, что меня ведут. Даже мама не знала, что меня забрали. Арестовывали нас немцы. Помню, ведут нас четверых - два немца с автоматами и собака, как преступников через почти весь город. Когда нас вели, встретился сосед-полицай, и говорит – что, попалась? Я ответила ему - сегодня нас ведут, а завтра тебя. Уже много позже мама мне говорила, что этого полицая, связанного по рукам и ногам куда-то наши власти увозили. Наверно и он сказал моим родным. Фамилию его не помню, а звали его Михаил. Привели нас в этот дом или клуб. Там было уже полно людей. Потом пришла моя мама, но нам не дали даже поговорить. Затем к комендатуре подогнали автомашины, поставили кругом пулеметы. Нас погрузили в машины и повезли в сопровождении мотоциклов с пулеметами на Жлобин. Это было в августе 1943 г. В Жлобин привезли в многоэтажную тюрьму, которая была огорожена колючей проволокой. Были там дня три. Ко мне приезжала мама. Разрешили с ней встретиться и поговорить. Каждый день в тюрьму привозили людей. Потом подогнали поезда с вагонами из-под цемента. Нас заставили почистить вагоны. А потом нас повезли в этих вагонах до Бобруйска. В Бобруйске постояли наверно день. Потом опять повезли. За Минском, когда ехали, был большой взрыв. Впереди состава было две платформы с песком. Все эти платформы полетели под откос. Сейчас же откуда-то появилось много немцев. Из нас никто не погиб. Скорее всего, поезд подорвали партизаны. Наши вагоны тут же закрыли, только в них уже были какие-то пробоины, но никто не пострадал. И поезд пошел обратно к Минску. В Минске мы были немного и опять поездом нас повезли до Белостока. Там нас высадили, дали возможность помыться в бане. Потом опять в вагоны и повезли дальше. Довезли до Дрездена. Там нас выгрузили, и там же нас начали «разбирать» кого – куда. Со мной была сестра моей послевоенной соседки Дуси Астапенко. Звали её Аня. Я осталась в вагоне, а её уже забирали из вагона. Аня стала плакать, говорить, показывая на меня  – это моя сестра. Я выскочила из вагона. Плакали вместе. Переводила переводчица. Её оставил со мной и нас опять повезли дальше. И так мы с ней вместе попали в один лагерь при военном заводе. Жили в одном бараке, но работали в разных местах.
Привезли нас в город Плявны [прим.2] - это недалеко от Дрездена. Там был военный завод. В цехах было много различных станков. Делали снаряды. Я работала на шлифовке болванок: и с одной и с другой стороны отверстия, как снаряды. Потом меня перевели в подземелье, там тоже были станки. В этом подземном цеху думала и погибнем. Когда начали освобождать город, завод сильно бомбили. А у нас в подземелье звуки бомбежки отдавались так, как будто нас били по головам. Наверху над подземными цехами стоял какой-то вино-водочный завод. Вот его бомбили так, что засыпало два прохода в подземелье. Правда наши проходы не засыпало, и мы выбрались наружу спокойно и главное – целыми и невредимыми. На заводе делали и танки, но в другом месте. Работали по 12-ть часов. Кормили нас плохо, в рабочие дни недели - два раза в день, а в субботу и воскресенье – один раз. В обед нам из лагеря приносили еду в баках. Кушали прямо у станков. Приносили нам мисочки, туда наливали суп какой, бывало и второе давали. Хлеба давали 300 грамм. Мы его делили на весь день, и чтобы еще оставалось на завтра. Кто был на тяжелых работах или во вторую смену, тому добавляли еще 200 грамм. Иногда и я получала. Кто выходил на работу в субботу, тому выдавали хлеба на смену по полкилограмма. Многие не могли работать или работали до обеда, до 12-ти часов. Тогда и им добавляли хлеба. Когда слабели совсем, то просто лежали в бараке. На улицу нас не выпускали. За малейшие проступки была своя система наказания. Или хлеб урежут, или тарелку супа не дадут. Если проступок серьезный, то забирали в гестапо. В лагере был лагерь-фюрер. Один раз вышла я в лагере на дорогу. Стою. Увидел меня этот лагерь-фюрер и командует – уходи, я в ответ – хочу постоять. Так он на меня начал орать. Благо я убежала в свой барак, а он меня не преследовал. Вот он наказывал наших девчат. Была одна девочка, такая хорошая, на неё надели наручники и увезли. За что – не знаю, но больше мы её не видели, на работу она не выходила. Была еще одна девушка. Красивая. Тоже забрали в гестапо и больше на работе мы её не видели.
Выходили на работу к 6 часам. Лагерь был недалеко от завода. У нас были специальные пропуска, которые мы сдавали при проходе в завод. Одежду нам выдали типа костюмов – куртка и штаны. Зима там была теплая, поэтому нам теплой одежды не давали. Но в бараке у нас была печурка, которую мы сами протапливали, когда было холодно. Второй раз нас кормили по окончанию работы в бараках. Приходили с работы, умывались. За работу нам платили какие-то деньги, но очень мало и не всегда. Даже не помню сколько.
Вокруг была охрана. На заводе работали и военнопленные. Работали на станках  рядом с ними. Общаться, разговаривать с ними, было запрещено. Советских солдат тоже было много. Было много погибших, как среди нас, так и военнопленных.
На заводе и в лагере было два переводчика – мужчина и женщина, её звали Аня. Сами они были московские, из поволжских немцев. Были они грамотные, и она была старшей в нашем лагере и лагере военнопленных. Так вот она очень издевалась над военнопленными. Приказывала бить и при этом не давать плакать. Уже после освобождения нас американцами, эта переводчица Аня со своей сестрой пришла в лагерь. А были мы уже вместе с военнопленными. Не знаю, зачем она пришла. И начала нам говорить – вам теперь хорошо живется. Один из пленных, наш, советский, из офицеров, вспомнил, как она приказывала его бить. Подошел к ней, и спрашивает – а вы как? Она ответила – очень хорошо, война закончилась. Он сказал её сестре, чтобы отошла в сторону. А сам ладонью врезал этой Анне по лицу. И спросил – а теперь как, хорошо? Анна залебезила. Начала говорить, что, извините, это ведь была война. Тогда он второй раз врезал ей пощёчину. Сестра её, девочка лет пятнадцати, убежала, а этот военнопленный отвел переводчицу в кусты и расстрелял.
Находилась я там до 1945 г. Освободили нас и военнопленных американцы числа 17 апреля 1945 года. [Прим.3].
У американцев жили примерно месяц до взятия Берлина и окончания войны. Бараки при заводе, в которых мы жили, были разбиты, и мы жили неподалеку в совершенно целых бараках довольно долго, до июня месяца. Кормили нас американцы хорошо. Не знаю, кто готовил, но кормежка была хорошая. За это время мы хорошо поправились, до этого были совсем исхудавшими - как спички.
Потом американцы передали нас нашим войскам. Встречали нас хорошо. Жили мы на территории воинской части. Здесь же проходили проверку. Видимо не было эшелонов или по какой-то другой причине, но нас долго не отправляли домой.
Затем нас погрузили в американские автомашины и повезли на Дрезден. Там было много музыки и веселья – встречали так хорошо американцев.

Дрезден. Апрель 1945 г.
Вывезли нас на территорию Советского союза. Здесь тоже пришлось долго жить практически под открытым небом – крыш в разбитых домах не было. Одеты мы были - кто во что, находили что теплее. Здесь нас партиями отправляли домой. Довезли до Бобруйска. Снова была проверка. Проверяли всё.
И только в ноябре 1945 г. я попала домой.
Все документы отправлялись в Гомель в органы КГБ.
Как приехала домой в Рогачев, пошла работать в артель «Красный пекарь». Работа была разная. Я занималась выпечкой хлеба. Платили мало. Поработала я в артели, наверно, с один год. Потом цех по выпечке хлеба перевели в здание костела, и туда я перешла работать. Перед этим приходил директор и уговаривал перейти, говорил, что там будет хорошо работать. Я перешла, но платили мало, и я подписала контракт на работу в Карелии. Туда мы поехали всей семьей – мама, брат и дочь. В Карелии вышла замуж, родила сыновей – Мишу и Лёню. Там же брата призвали служить в армию. С мужем мы разошлись, и мы с мамой и детьми вернулись в Рогачев. Я была беременной, и уже в Рогачеве родила третьего сына Валеру. Это было уже в 1958 г. Потом, через милицию нашли бывшего мужа и он платил алименты. Сам же он нас не искал.
В Рогачеве начался строиться хлебозавод, и я пошла туда работать. Работала пекарем. Растила детей. Затем построили новый завод, и уже там я закончила свою трудовую деятельность.
В августе 1966 г. вступила в ряды КПСС. Партийный билет № 07045468, выдан 2 августа 1973 г. Рогачевским РК КП Белоруссии Гомельской области.
Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19 февраля 1974 г. награждена орденом Трудового Красного Знамени. Удостоверение подписал Секретарь Президиума Верховного Совета СССР Георгадзе 14 марта 1974 г.
Как несовершеннолетний узник фашизма в годы второй мировой войны, являюсь ветераном войны. Удостоверение № 050511 выдано 19 февраля 1993 г. Рогачевским горсобесом.
Вот такой рассказ – воспоминания поведала мать моего друга детства летом 2019 года. Много чего мы не знаем о своих родителях. И эти воспоминания 93-летней женщины нужны не её детям, а их у неё четверо, а уже её внукам…
Чтобы помнили и гордились!
Примечания:
1.Ротиков Георгий Алексеевич, Призван в 1941 г. Нальчикским ГВК, Кабардино-Балкарской АССР, г. Нальчик. Последнее место службы – 5-й автогужевой-транспортный батальон 6-го Гвардейского стрелкового корпуса, красногвардеец, шофер. Убит 2 декабря 1942 г. в бою за город Калач. Захоронен - Воронежская обл., Старо-Криушанский (ныне Петропавловский) район, Старо-Криушанское сельское поселение, с. Старая Криуша. До призыва проживал г. Нальчик, ул. Советская, 36 (ЦА МО РФ ID 53409295).
2. Город Плауэн - (нем. Plauen, в.-луж. Pławno, чеш. Plavno) — город в Германии, в Саксонии, недалеко от границы с Чехией.  К концу Второй мировой войны г. Плауэн как один из важнейших центров военной промышленности несколько раз стал целью налетов авиации союзнических войск. В результате погибло множество людей не только среди местного населения, но и среди занятых на предприятиях города, например на Фогтландской машиностроительной фабрике (Vogtlandische Maschinenfabrik / VOMAG)), военнопленных и остарбайтеров. Особенно много советских военнопленных и гражданских лиц погибло от бомбардировок 19 марта 1945 г. Они были похоронены на Главном кладбище города. Над их братской могилой сегодня возвышается обелиск с большой пятиконечной звездой.
Факт работы Абуевой Л.А. в г. Плауэне на фабрике VOMAG подтверждается архивными материалами Управления КГБ по Гомельской области.
3. Согласно послевоенным данным отдела репатриации Совета народных комиссаров БССР, в Германию было угнано 399.374 человека (современные историки называют цифру около 380 тысяч). А к концу 1947 года вернулось на родину 223.609 человек.

П.С. Сегодня накануне Великого ПРАЗДНИКА ПОБЕДЫ хочется надеяться, что наши дети, внуки и правнуки будут помнить какой ценой далась эта ПОБЕДА!

Вахта Памяти 2020

Александр Дударенок на Одноклассниках написал - Если ничего не изменится, то 20 апреля планируем убытие на Вахту Памяти-2020. А пока предлагаем Вашему вниманию видео о Вахте Памяти-2019 на территории Рогачевского района, Гомельской области.
И приложил ролик о прошлогодней Вахте на территории Рогачевского района
Днепровский рубеж. Вахта памяти, апрель 2019 года.
Во время проведения подъёма останков бойцов произошёл, я бы сказал мистический, случай… Вокруг раскопа, в прямом смысле слова, бродили два песчаных вихра, как две неприкаянные души погибших солдат….

Забытые слова

В прошлом году, работая в Российском государственном военно-историческом архиве (РГВИА) с послужными списками Рогачевского гарнизонного батальона, встретил незнакомые, режущие слух слова.
По возвращении пришлось поискать в словарях...
ФУРЬЕР — (фр. fourrier, от лат. fodrum корм). Унтер-офицер, которому поручена заготовка съестных припасов, фуража и квартир для своей роты; поставщик провианта в войсках, квартирмист.
Словарь иностранных слов, вошедших в состав русского языка. Чудинов А.Н … 
Синонимы:
квартирмейстер, квартирьер, фуражир.

Профос - Солдат или унтер-офицер, ведавший чистотой помещения, надзором за арестованными, приведением в исполнение приговоров о телесном наказании и т.п. (в армии Российского государства XVIII - XIX вв.).
Профос — муж., лат. переделано в прохвост, военный парашник, убирающий в лагере все нечистоты; встарь это были и военные полицейские служители и полковые палачи.
Толковый словарь Даля. 

Наследие полковника Топор - Звеждовского

В продолжение темы По следам А.Мальдиса, хочу обратиться еще к одному документу - рукописи, хранящейся в отделе рукописей Польской национальной библиотеке.
По библиотечному каталогу рукописи озаглавлены как - Fragment spuscizny pulkownika Ludwika Topor - Zwierzdowskiego.
В переводе - Фрагмент наследия полковника Людвика Топор-Звеждовского.
О Людвиге Звеждовском можно почитать в Вики.
Коллекция включает в себя проекты докладов Звеждовского в 1864 году для генерала Босак и национального правительства.
Владельцами коллекции являлись:
- Чоловский - САС Александр, польский историк-археограф, коллекционер рукописей. О нем уже писал.
- Агатон Гиллер, польский революционер, участник восстания 1863-64 гг.
С Юзефом Гауке-Босак (польск. Józef Hauke-Bosak; 19 марта 1834, Санкт-Петербург — 21 января 1871, близ Дижона) и Агатоном Гиллером Людвика Звеждовского связывают отношения последнего уже после его бегства из Могилевской губернии после поражения возглавляемого ими отряда повстанцев. Как известно, Звеждовский присоединился к восставшим в Царстве Польском, где был назначен в Сандомирское воеводство военным руководителем.
- исходя из записи полковника Адама Грековича о даровании документов Агатону Гиллеру в 1872 г., можно предположить, что эти рукописи изначально были у полковника Грековича, тот передал их полковнику Гиллеру, потом они попали к коллекционеру Чоловскому во Львов, а затем последним были переданы на хранение в Национальную библиотеку Польши.
Вот этот лист с записью Грековича
Коллекция содержит ряд документов, черновиков, рапортов и записей из книжек тех событий.
Прежде всего интерес представляют документы (рукописи) в которых содержатся упоминания о Рогачевском уезде и отряде Фомы Гриневича. И такие записи нашлись и конкретно о назначении Фомы Гриневича руководителем отряда, а помощником его поручика артиллерии Дзержановского!
Вот этот лист
Кроме того, есть указание на начало выступление - 24 апреля на рассвете, и даются некоторые указания по действиям Сенненскому, Рогачевскому и Черыковскому отрядам. Конкретно Рогачевскому - выступить на Антуши.
Есть в этих рукописях еще ряд документов, но они Рогачевского уезда не касаются...

П.С. Для себя сделал вывод - как бы Фома Гриневич не отказывался на допросах от руководства отрядом, и как бы его не выгораживали другие участники тощицкого отряда, документы свидетельствуют о его фактическом назначении Звеждовским - руководителем отряда, а помощником к нему офицера Дзержановского. Кроме того, из этих черновых записей явствует, что отряд Гриневича должен был двигаться на Антуши, где среди прихожан костела было много сочувствующих. Правда ни Звеждовский, ни Гриневич еще не знали, что в близлежащих католических околицах Сеножатки, Тертеж и других уже были размещены российские войска, и в каждой шляхецкой усадьбе размещалось по два солдата...

Партизанский парад в Минске 1944 года

75 лет назад, в воскресенье, 16 июля 1944 года, в Минске на поле бывшего ипподрома в конце Красноармейской улицы состоялся уникальный парад, практически не имевший аналогов в мировой истории. В торжественном строю шагали народные мстители — более 30 тысяч человек.

Мало кто знает, но и партизаны Рогачевщины участвовали в этом параде.
Из интервью 6 мая 2010 года партизана партизанского отряда № 259 8-й Рогачевской партизанской бригады Калинковича Леонида Николаевича, данного в прямом эфире TUT.BY.
...наша партизанская бригада соединилась с войсками в Кличевском районе недалеко от шоссе Могилев – Бобруйск. В бригаде было две с половиной тысячи партизан. Соединились без всяких боев, мы даже немцев не видели, потому что, через партизанскую зону они пройти не могли.
Мы соединились. Из нас отобрали 900 партизан в так называемый запасной батальон, нас зачислили уже в воинскую часть, которая пошла к Минску. И наш этот запасной батальон форсированным маршем пошел догонять эту воинскую часть. Пешком. Реку Березину переплывали ночью, потому что, основная переправа была занята войсками. Кто не умел плавать и нашу одежду перевозили на плоту. Подошли мы к деревушке недалеко от Тростенца, где только-только состоялся бой. Наша колона пришла в поселок автозавода 4 июля 1944 г. Командир батальона повел нас вокруг Минска, там переночевали около Слуцкого шоссе. Там опять был какой-то бой в сторону Слуцка. Комбат развернул нас цепью в сторону Минска. На поле в зарослях люпина стали наталкиваться на прячущихся немцев. Они уже не сопротивлялись, сдавались сами. Так мы взяли в плен 120 человек. Вывели их на шоссе возле Колядичей и построили. В это время мимо проезжал начальник штаба Белорусского партизанского движения Калинин. Спрашивает – кто такие? Ответили – гомельские партизаны. Куда направляетесь? – Мы запасной батальон, идем догонять свою часть. Тогда он обращается к нашему комбату капитану Костину – это партизаны, они должны находиться в подчинении штаба партизанского движения. Они потом будут расформированы.
Нас просто оставили для того, чтобы представлять на партизанском параде гомельских партизан.
Вопрос – Вы и парад помните?
Ответ – конечно помню. До партизанского парада мы охраняли Минск. У Комсомольского озера построили окопчики индивидуальные. Мы пробыли пару дней. Потом охраняли пленных на сборно-пересыльном пункте и конвоировали в Васюковщину...

1919 год. Сентябрь. Создание Ревкома.

Из Бюллетеня № 1 газеты Рогачевского Ревкома за 16 сентября 1919 г. Вторник.
 Приказ № 1
§1 Постановлением Рогачевского Уездного Исполнительного Комитета совместно с представителями ВЦИК и Губисполкома от 14-го сентября 1919 г. образован вместо Исполкома Революционный Комитет в составе: Председателя Михаленко, членов Кузнецова, Володько, Солдатова и секретаря тов. Самусевича, который является высшим органом гражданской власти в городе и уезде.
Все отделы Исполкома являются Отделами Ревкома и безусловно подчиняются ему. Все распоряжения Ревкома носят характер приказа и должны беспрекословно и быстро выполняться.
§2 Ревком подтверждает постановление Уездного Исполкома об объявлении Советских гражданских учреждений на военном положении.
Никто из сотрудников не имеет права отказаться от работы в неурочное время, причем эта работа не оплачивается.
Заведующие Отделами не имеют права устраивать и командировать без разрешения Ревкома, а сотрудники Отделов без разрешения завед. Отделами.
Штемпели, слепки и печати Исполкома и Отделов остаются в силе. Бумаги, удостоверения и проч. от Ревкома удостоверяются печатями Исполкома.
Не исполняющие распоряжения Ревкома будут предаваться суду по законам революционного Трибунала.
Председатель – Михаленко
Члены – Кузнецов, Солдатов.
Секретарь - Самусевич

На Рогачёвщине обнаружили останки 18 солдат

На Рогачёвщине обнаружили останки 18 солдат С 22 по 26 апреля в Рогачёвском районе держал вахту 52-й отдельный специализированный поисковый батальон. В результате его работы найдены останки 18 солдат рабоче-крестьянской Красной Армии, 6

75-й годовщине освобождения Рогачева - окончание.

Ранее я писал: "...с Севера в Рогачев входил 336 сп 120 гв. сд. А вот кто с Юга - еще предстоит изучить..."
Материал не охватывал бы все перипетия особождения города. Да и отдать дань ПАМЯТИ всем воинам, участвовавшим в освобождении города - задача, которую ставил перед собой.
А ситация на южных окраинах города складывалась следующим образом:
Из ЖБД 169 сд:
К 17.00 23.2.44 г. противник значительно снизил огневую активность и сопротивление на рубеже: Уварово – Заозерье, Турск, Щербакова и южнее.
Далее идут – РЕШЕНИЕ и ЗАМЫСЕЛ маневра по овладению Рогачевом.
169 сд в 17.30 23.2.44 г., сломив упорное сопротивление групп прикрытия противника, стала успешно продвигаться по шоссе Гадиловичи – Рогачев в направлении Итвины, Новый путь и к 1.00 24.02.44 г., главными силами вышла на восточный берег Днепра на участке сев.-вост. Берег озера Бол.Комарин, озеро Мал.Комарин и в 2.00 24.2.44 г. после проведения разведки поредевших отрядов, сходу, двумя стрелковыми батальонами (один батальон 556 сп, второй – 680 сп), ворвалась на юго-восточную и восточную окраину Рогачева.
Последующим вводом главных сил, штурмом и уличными боями в ночных условиях, дивизия продолжала очищать отдельные здания и подвалы от противника и к 9.30 24.2.44 г. полностью очистила от противника Рогачев.
А вот как описаны события боевых действий 680 стрелкового полка этой дивизии

Документы 556 стрелкового полка


Описание боя 556 сп за овладение городом

Оперативная сводка штаба 35 стрелкового корпуса к 22.00 24.2.44 г.
К сожалению я не нашел наградные документы на воинов 169 стрелковой дивизии за подвиги при непосредственных боях за город или в самом городе...
Но это не значит, что их нет или что не было достойных к награждению...

В качестве вывода - непосредственно входили в Рогачев и вели бои в самом городе две дивизии - 120-я и 169-я, конкретнее 366-й гвардейский стрелковый полк 120 сд и 680-й и 556 стрелковые полки 169 стрелковой дивизии.

Титулы Российской Империи

Титулование — обращение в устной и письменной форме к лицам, имеющим чины, было строго регламентировано.
Частный титул представлял собой наименование чина или должности (например, статский советник, вице-губернатор).
Общие титулы для чинов и должностей 1−2-го классов «Табели о рангах» были «ваше высокопревосходительство»,
3−4-го классов — «ваше превосходительство»,
5-го класса — «ваше высокородие»,
6−8-го классов — «ваше высокоблагородие»
и для чинов 9−14-го классов — «ваше благородие».
При устном обращении к высшим чинам употреблялся общий титул; к равным и низшим гражданским чинам обращались по имени и отчеству или фамилии; к военным чинам — по чину с добавлением фамилии или без нее. Нижние чины в армии к подпрапорщикам и унтер-офицерам должны были обращаться по чину с добавлением слова «господин».
Автор: Иван Пазий
© Shkolazhizni.ru

От себя - много работая с архивными документами 18-19 веков, часто сталкиваюсь с титулованием, особенно в различной переписке (доклады, рапорта, донесения и т.п.).
Так что, думаю, эта информация пригодится....

75-ой годовщине освобождения Рогачева - продолжение

Хочется уточнить - так кто-же все-таки первым вошел в Рогачев и очистил город от немецких войск?
Из ЖБД 120-й сд за 23 февраля 1944 г.:
«…С 20.10 23.2 была организована разведка от полков и разведроты дивизии в направлении: западный берег р. Друть, северо-западная и северная  часть Рогачева».
За 24 февраля 1944 г.:
«…Части дивизии в ночь на 24 февраля вели разведку. В 20.00 23.2 разведгруппа в составе разведвзвода 336 гв. сп, отделения саперов и разведвзводов разведроты дивизии произвела разведку в северной части Рогачева.
В 21.30 усиленная рота автоматчиков 336 гв. сп направлена в северную часть Рогачева с задачей произвести разведку и захватить северную часть Рогачева. В 23.10 рота автоматчиков захватила северную окраину Рогачева и небольшая разведгруппа проникла в центр города, которая установила, что в южной части города противника не наблюдается. В центре города усиленное движение; в западной части города – скопление пехоты противника.
По приказанию командира дивизии части перешли в решительное наступление.
339 гв. сп содействовал с северо-запада 336-му гв. сп.
336 гв. сп, имея освобожденными несколько кварталов в северной части города, захваченных ротой автоматчиков, стремительным ударом к 0.15 24 февраля овладел северной частью и центром города.
Атака развивалась успешно и, уничтожая и тесня отдельные группы автоматчиков противника, полк к 4.50 овладел всем городом, а к 5.20 полностью очистил г. Рогачев от немецких захватчиков".

Небольшое отступление - года три назад, при обсуждении вопроса об освобождении города, мой друг детства говорил, что ему рассказывала бабушка, прятавшаяся в феврале 1944 г. в д. Щибрин, - в Щибрин пришла небольшая группа разведчиков. Попросили местных жителей, чтобы вылезли из своих землянок и поддержали атаку криками ура-а-а. Затем разведчики пошли на Рогачев и таким образом освободили город.
А ведь отчасти права была бабушка - сохранилась народная память о тех нелегких днях и событиях!!!

И так - непосредственно город освобождали бойцы и командиры 336 гвардейского стрелкового полка 120-й сд!
Конкретно, в начале это были полковые разведчики 336 сп и приданные саперы. Затем присоединились пехотинцы этого же полка. Но вот конкретно какого батальона - нет ни где?!
 Один из награжденных - старший лейтенант, командир взвода пешей разведки 336 сп САВИЧЕВ Александр Антонович, первый со своим взводом ворвался в Рогачев и удержал плацдарм для полка.

А вот наградной лист на дивизионного  разведчика (116 отд. гв. разведрота 120 сд) сержанта Калашникова Михаила Николаевича

На сайте ПАМЯТЬ НАРОДА можно почитать журналы боевых действий полков, входивших в состав 120 гв. сд.
К 70-ой годовщине освобождения Рогачева я выкладывал перевод одного немецкого документа:
Боевое донесение об уничтожении Рогачева.
22.02.1944 г. поздно вечером получен приказ из армии и корпуса об основательном разрушении Рогачева. Для этого в Рогачев будет введен армейский саперный батальон, который рано утром 23.02.1944 г. должен ввести в действие имеемые подрывные устройства. На выполнение данной задачи отводится 48 часов, утором 23.02.1944 г. город должен быть готов к уничтожению.

В этом документе, в том числе, говорится о том, что противник (здесь имеется ввиду войска РККА) вошел в Рогачев с Юга.
Как видим, с Севера в Рогачев входил 336 сп 120 гв. сд. А вот кто с Юга - еще предстоит изучить...
Известный факт - Рогачев был заминирован. А вот подробностей о людях, которые занимались разминированием нет, за исключением фамилий офицеров из книги маршала инженерных войск Харченко Виктор Кондратьевич :...Специального назначения.М.,1973. Это:
- гвардии капитан М. П. Болтов
- капитан Меламед
Капитан Болтов Михаил Павлович, о котором идет речь в книге, проходил службу в 8-м Гвардейском батальоне спецминирования 1-й Гв. Краснознаменной отдельной инженерной бригады СпецНазначения. Неоднократно награждался. Вот один наградной лист, правда за разминирование Гомеля.


Вот его фото с сайта http://militera.lib.ru/memo/russian/harchenko_vk/25.jpg
Капитан Меламед Моисей Шевелевич, 1910г.р., место службы 1 гв. оинжбр БелФ.


Наградной лист за разминирование более 30 населенных пунктов.
Жаль, сведений о других участниках разминирования города установить не получилось...

Заканчивается день 24 февраля 2019 г.
Ровно 75 лет назад в это же время мой родной город Рогачев уже был освобожден от немецко-фашистских захватчиков.
И не важно, бойцы и командиры каких соединений и частей РККА освобождали город и рогачевскую землю.
Важно, что освободили!!!
А жизнь продолжается...