Category: армия

Category was added automatically. Read all entries about "армия".

75-ой годовщине освобождения Рогачева

Приближается 75-я годовщина освобождения Рогачева.
Специально к этой дате решил выложить отдельными листами ход событий из журналов боевых действий сначала 3-а армии, а потом и другие.
И так - Журнал боевых действий 3-й армии











Что хочется отметить - прежде всего: это была армейская операция (3 А), а уж потом ей "присвоили" название Рогачевско-Жлобинская.
Этот ЖБД освещает ход событий с высоты штаба армии, но ведь город Рогачев освобождали и создали плацдарм для дальнейшего наступления (операция "Багратион") бойцы, входившие в состав отделения/взвода/роты/батальона/полка/дивизии и корпуса (и аналогичные им подразделения всех родов войск)!!!
Посмотрим, о чем же писали по этому поводу в других штабах...

Конец Первой мировой войне

На этом можно было бы ставить точку - праздника в Беларуси не отмечают, не смотря на гибель людей - беларусов...Да и памяти погибшим и пропавшим без вести ...в общем - не наблюдается...На Рогачевщине - моей малой Родине, так совсем!!! А жаль!
Не совсем понятно: о репрессированных в 1937-38 гг., винно или безвинно - помним, особенно в последнее время; о погибших в годы ВОВ - то же. А вот о потерях 1МВ - почему- то нет?! И при этом, со времен после ВКЛ, хотя и небыло такого государства - Беларусь=Белоруссия, а значит и войн самостоятельно не велось, но население всегда, во всех европейских войнах гибло, и в немалых количествах.
Конкретно на территории Рогачевщины боевые действия в 1МВ не велись, но сколько прошло беженцев через Рогачев из западных губерний РИ - еще не подсчитано, да и считать никто не собирается....
Но я хочу рассказать о, погибших или пропавших без вести, жителях, в основном крестьянах, Рогачевского уезда в границах до 1917 года.
Конкретно эта тема меня интересует тем, что родной брат моего прадеда по материнской линии был участником той войны, выжил и  вернулся здоровым в свою деревню Ракутин.  Сейчас я имею возможность общаться с внучкой его (1935 гр), ныне живущей в д. Серебрянке.
Я долго искал в Сети хоть какое-то упоминание об этом родственнике - родном брате прадеда, т.к.знал со слов его внучки что он "...был в плену..." в годы 1МВ.
Совсем недавно на сайте 1914/1918 Памяти героев Великой войны сделали обновление информации по личному составу РИА.
И вот путем манипуляций с фамилией, нахожу:
Томашев Николай Парфенович
Воинская часть 302-й пехотный Суражский полк
Место рождения Могилевская губ., Рогачевский уезд, Довская вол.
Причина выбытия пропал без вести
Дата события 27.08.1914
Место события под Летценом у д. Поссессерн
Тип документа Именной список потерь
Архив Российский Государственный Военно-исторический архив
Сопоставив рассказы его внучки, пришел к выводу - это он, родной брат моего прадеда Томашова Акима Парфеновича!
Но он не пропал без вести, а попал в плен! И в 1921 году вернулся на Родину.
Из рассказа его внучки Анны Ивановны Кравцовой (Томашовой): "...когда в августе 1941 г. в Свержне и Ракутине появились первые немцы, мы всей деревней прятались на лугу за речкой Ракутой (оф. Рекотун - река), только дед с бабкой оставались в хате. На следующий день дед пришел за нами, но забрал только меня. Когда шли к деревне, нас остановил немецкий патруль. Так дед с немцами о чем-то говорил на немецком. И они нас не тронули. И вот тогда, по дороге дед рассказал мне, что был в немецком плену 7 лет, там же научился говорить на немецком. Была где-то его фотография тех лет, но внуки мои наверно забрали её...Дед умер от воспаления легких, когда Ракутин уже был освобожден от немцев и только начали создавать колхоз. Работал сторожем на поле. (летом 1944 г.)".
Добавлю, Николай был младше моего прадеда Акима, поэтому его и забрали служить.
Как любого исследователя, меня заинтересовал боевой путь этого 302-го пехотного Суражского полка, а также сам бой под Летценом у д. Поссессерн.
И вот что удалось найти буквально по горячим следам:
"Население белорусских губерний в начале Первой мировой войны явилось тем кадровым резервуаром, из которого можно было быстро влить «живую силу» в соединения русской армии. После объявления 18 июля 1914 года мобилизации чины запаса из числа местных жителей в течение нескольких дней пополнили по штатам военного времени подразделения 2, 3, 4 и 19-го армейских корпусов. Кроме того, тогда же были сформированы пять пехотных полков, которым были присвоены общие номера и названия белорусских городов: 298-й Мстиславский, 300-й Заславский, 301-й Бобруйский, 302-й суражский и 303-й сенненский. Первые два полка формировались в Бресте, два других – в Бобруйске, а 303-й сенненский – в Могилеве".
Полный состав роты определялся в 250 человек, а полностью укомплектованный полк насчитывал в своих рядах 4 тыс. человек.
Формирование 302-го пехотного Суражского полка осуществлялось на базе выделенных кадров офицеров и нижних чинов из 158-го Кутаисского пехотного полка согласно мобилизационному дневнику. С 19 по 26 июля полк был укомплектован личным составом, обмундированием, вооружени-ем и снаряжением, а также лошадьми и обозом, кроме походных кухонь. 27 июля командир доложил о завершении формирования полка начальнику 76-й пехотной дивизии и ходатайствовал «о пожаловании знамени». В последующее время, с 28 июля по 5 августа, 302-й полк «в полной боевой готовности оставался в лагерях гор. Бобруйска, производя боевую подготовку нижних чинов». 6 августа согласно мобилизационному расписанию 302-й пехотный Суражский полк со станции Березина Либаво-Роменской железной дороги был отправлен в Гродно. По прибытии, 8 августа, он разместился в казармах 102-го пехотного Вятского полка и частично (2-й и 4-й батальоны) биваком во дворе, продолжал обучение.
После ускоренной подготовки новобран-цев командование начало выдвигать вновь сформированные полки в места боевых дей-ствий. Первым был направлен 11 августа из Гродно в Восточную Пруссию 302-й пехот-ный Суражский полк «для сопровождения 76-й артиллерийской бригады, входящей в состав 2-го армейского корпуса». Поход совершался пешим порядком по маршруту Гродно – Курьянки – Августов – Маркграбово – Бенкхейм – Ангербург – Пос-сесерн. В течение восьми дней полк преодо-лел более чем 180-километровый путь. Во время перехода принимались необходи-мые меры по охране колонны: высылался авангард побатальонно под попеременным руководством штабс-капитана Писарев-ского, капитанов Лялина, Виноградского и др.; на ночлеге выставлялись заставы. Столкновений с противником не было. Когда полк находился под Ангербургом, командиром полка было получено «прика-зание» временно командующего 2-м армей-ским корпусом генерала Слюсаренко. По-скольку «170-й пехотный Молодечненский полк, находящийся на линии Поссесерн, Круглянкен, Шиблинскен, в данную мину-ту ведет бой с противником», Слюсаренко требовал взять один дивизион 76-й артил-лерийской бригады и выдвинуться в том направлении, занять «крепко позицию на высотах Поссесерн», войти «в связь с ко-мандиром 170-го Молодечненского полка и батальоном 171-го Кобринского полка».По прибытии в указанный пункт в 9 ча-сов вечера 20 августа роты полка заняли позиции к западу от шоссейной дороги Летцен – Поссесерн (6 рот) и к востоку от нее (6 рот), 4 роты остались в резерве. Утром 21 августа подразделения вместе с при-бывшим 4-м саперным батальоном занялись укреплением позиций у д. Поссесерн. В 11-м часу их позиция была обстреляна неприятелем со стороны крепости Летцен из тяжелой и легкой артиллерии.Затем 302-й пехотный Суражский полк был передан в распоряжение начальника 43-й пехотной дивизии, прикрывавшей левый фланг 1-й армии в районе Летцена, со стороны Мазурских озер. Ему была поставлена задача удерживать участок между озерами Швензейт и Гольдапгар. 22 августа батальоны полка были размещены на по-зиции в следующем порядке: участок No 1 в составе 9, 10, 11 и 12-й рот и 2 пулеметов во главе с поручиком Чернявским; участок No 2, на котором находилось 14 орудий, в составе 1, 3, 14, 15 и 16-й рот под командо-ванием капитана Пенского занял позиции от озера Летцен до шоссе на крепость Лет-цен; участок No 3 в составе 5, 6 и 8-й рот под руководством капитана Виноградского; участок No 4 заняла 7-я рота с 2 пулеметами. Штаб полка, находящийся в д. Поссесерн, со всеми участками установил телефонную связь.В тот же день, 22 августа, поступило телеграфное сообщение о передвижении крупных сил противника: в северо-западном направлении – 26 автомобилей с пехотой; в южном «прошли пехотный и восемь конных полков, 48 орудий, 23 автомобиля с пулеметами». Командир 302-го полка приказал войскам «производить усиленную разведку как днем, так и ночью». Однако разведчики не могли проникнуть на значительные расстояния, так как «были встречены более сильными партиями неприятельской пехоты и кавалерии», а также обстрелами артиллерии. Активно действовала неприятельская раз-ведка с аэропланов. Особенно часто они по-являлись над позициями участка No 3. На помощь отряду также прибыли три роты 172-го пехотного Лидского полка и сотня Донского казачьего полка.
Тем временем от разведывательных партий и сторожевых застав стали поступать донесения о скоплении пехоты и кавалерии противника, об «отчетливо» услышанном «в ночь с 25 на 26 августа шуме перевозимых повозок или орудий... по дороге Оганкен – Летцен, за озером Дгаль». А в 14 часов была получена телеграмма с сообщением о развернувшемся наступлении противника «по всему фронту». И тут же начался обстрел из крепостных орудий наших позиций напротив перешейка между озерами Поссесерн и Гольдапгар, развившийся в «ураганный» по всему фронту обороны.
...
Но утром 28 августа он возобновился и корректировался с аэроплана подачей сигналов сначала над расположением артиллерийских батарей, затем и над окопами. Фугасные снаряды «стали почти беспрерывно рваться» над эти-ми целями. В 8 часов командованием было замечено отступление отдельных нижних чинов из окопов участка No 3. Чтобы вернуть солдат обратно в окопы, командиру полка, по его словам, «приходилось угрожать оружием».Позже, около 14 часов дня, когда коман-диру полка доложили, что роты 2-го участка отступают, он бросился туда. С криком «Суражцы, вперед!» вернул около 200 человек левой половины участка. На правой полови-не этой линии возвращал солдат на позиции капитан Пенский. На линии окопов «велась учащенная стрельба из ружей и пулеметов, рвались бомбы и шрапнели». Проходя по окопу, который занимали 1-я и 14-я роты, командир полка, по его словам, «говорил нижним чинам, что отступать мы не можем. Я тоже пришел сражаться вместе с вами до последней капли крови». Одни стояли как истуканы, бледные, с оловянными глаза-ми, прижимались к стенке окопа. Другие снимали шапки, крестились и говорили: «Умрем вместе».Тем временем немцы уже заняли позиции 15-й роты участка No 2, наступали на линию окопов участков No 3 и No 4. Причем окопы 5, 6 и 8-й рот местами были «разрушены фугасными снарядами и эти роты несли большие потери, – говорится в до-кументе. – В окоп 8-й роты одновременно упали две бомбы, которые убили и ранили до 40 человек. В среднем окопе 6-й роты убиты командир роты поручик Голобородько, прапорщик Богданов и до 30 человек нижних чинов убитых и раненых. В 5-й роте также много убитых». Около 15 часов остатки этих рот отошли в окопы 2-й линии и в уцелевшие дома д. Поссесерн, где продержались еще около часа. Затем поступила команда отступать на Кутен. На боевом участке No 4 после двухчасового артиллерийского обстрела 26 августа перешла в наступление неприятельская пехота, но была остановлена ружейно-пулеметным и артиллерийским огнем, «остановилась и залегла». Тогда артил-лерия противника усилила огонь, который продолжался «беспрерывно» до часу ночи 27 августа. С 6 часов утра до 15 часов не-приятель продолжал громить окопы. Затем его пехота, усиленная пулеметными батальо-нами, снова перешла в наступление. Роты боевого участка, неся большие потери, вынуждены были отступить. Утром 28 августа последовал приказ No 23 по 2-му армейскому корпусу, в котором было указано: «302-му полку и 76-й артиллерийской бригаде собраться в д. Попеиолен». Однако к этому времени противник обошел обороняемый перешеек с обеих сторон и указанный населенный пункт уже был занят.
Источник - "Призванные на передовую. Белорусские полки и их боевое крещение", СМОЛЬЯНИНОВ Михаил Митрофанович. БЕЛАРУСКАЯ ДУМКА No 3 2014 г. Взял ОТСЮДА.
Мой вывод - Свои потери полк начал подсчитывать после выхода из боя. Судя по книге потерь полка, первая запись сделана 27 августа. Значит факт пленения был, вероятно, 26-27 августа 1914 г.
Для наглядности - карта Восточной Пруссии

Теперь это Польша. Посмотреть
Продолжение следует...

Бобруйский гарнизон

О воинских частях Бобруйского гарнизона периода 1815 -1890 годов по фондам РГВИА.

Ф. 13125. Бобруйская крепость.
Опись 1. Артиллерийский гарнизон Бобруйской крепости. 1815 - 1889 гг.
1815 год.
1. Краткие журналы входящих бумаг Бобруйской крепостной артиллерии. 20 июня - 30 декабря1815 г. 64 л.
2. Журнал исходящих бумаг Бобруйской артиллерийской гарнизонной команды. 17 июля- 30 декабря 1815 г. 199 л.
1816 год.
3. Журнал исходящих ордеров Бобруйской артиллерийской гарнизонной команды на приход и расход всех видов довольствия, выдаваемых цейхвахтером. 1 июня -28 декабря 1816 г. 96 л.
4. Краткий журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 1января -31 декабря 1816 г. 91л.
1818 год.
5. журнал кратких выписок из входящих бумаг по общим вопросам. 6 февраля - 31 декабря 18818 г. 67 л. 3.
1819 год.
6. Краткий журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января - 31 декабря 1819 г. 88 л.
7. Журнал входящих бумаг по крепостной артиллерии1 января 31 декабря 1820 г. 77 л.
1821 год.
8. Журнал входящих бумаг (за время командования полковника Девеля). 1 января - 31 декабря 1821 г. 111 л.
1822 год.
9. Журнал входящих бумаг 1 января - 31 декабря 1822 г. 108 л.
10.Чертеж мостового снаряда для подъема моста к оборонительным башням. 3 июля 1822 г. 1л.
1823 год.
11. Журнал входящих бумаг. 1 января - 30 декабря 1823 г. 95 л.
1824 год.
12. То же по крепостной артиллерии. 1 января - 31 декабря 1824 г. 93 л.
13. То же исходящих бумаг. 1 апреля - 31 августа 1824 года. 271 л.
1825 год.
14. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января - 31 декабря 1825 г. 93 л. 10. 703-116
15. То же входящих бумаг. 21 февраля - 30 июня 1825 г. 300 л.
1826 год.
16. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января 31 декабря 1826 года. 89 л.
17. То же исходящих бумаг. 10 - 31 декабря 1826 г. 69 л.
1827 год.
18. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января 19 декабря 1827 г. 80 л.
1828 год.
19. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона.20 декабря 1827 г - 27 декабря 1828 г. 92 л.
20. То же исходящих бумаг. 12 ноября - 31 декабря 1828 г. 111 л.
1829 - 1830 годы
21. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 28 декабря 1829 - 31 декабря 1930 г. 89 л.
22. То же 1 января 31 декабря 1830 г. 95 л.
1831 год.
23. Журнал входящих бумаг. 1 января - 31 декабря 1831 г. 144 л .
1832 год.
24 . То же. 1 января - 31 декабря 1932 г. 114 л.
1833 год.
25. То же. 1 января - 31 декабря 1833 г. 117 л.
1834 год.
26. Предписания Управления начальника артиллерийского гарнизона Киевского округа по строевым, административно-хозяйственным и специально-артиллерийским вопросам.8 января - 7 ноября 1834 г. 18 л.
27. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января - 31 декабря 1834 г. 102 л.
28. То же исходящих бумаг. 10-31 декабря 1834 г. 28 л.
1835 год.
29. Штатные и третные ведомости за 1834 год. личного состава и артиллерийского имущества, сведения об удовлетворении личного состава Бобруйского крепостного артиллерийского гарнизона и 8-й гарнизонной артиллерийской бригады; именные списки офицеров крепостных рот и кантонистов,состоящих при ротах.1 - 18 января 1835 г. 56 л.
30. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона.. 1 января -31 декабря 1835 г. 128 л.
1836 год.
31. Предписания и отношения управлений Бобруйского коменданта, начальника артиллерийских гарнизонов Киевского округа / ген.-майора Мельникова 1-го/, Комиссии Киевского комиссариатского депо и рапорты командиров батарей и смотрителей магазинов о состоянии и поверке артиллерийского имущества и боеприпасов; о введении новой мортирной картечи,об инспектировании артиллерии генерал - майором Сиверсом, о правилах ношения бакенбардов и усов артиллеристами /л.л. 36-37/; о запрещении офицерам использовать строевых солдат для личных нужд /л.55./, о прохождении службы, выдачи прогонных денег и разного рода довольствия; об издании военно-энциклопедического лексикона и подписке на него //л.л. 21-23,44/; инструкция для регулирования гранат /л.л.57, 60/
Журнал инженерного отделения Военно-ученого комитета 31 октября 1836 г. о боевом артиллерийском и инженерном обеспечении крепостных войск./л.л.77-79./
Приказы по войскам 3-го пехотного корпуса, по 3-й арт. дивизии, по артиллерии Действующей армии за 1836 г. /разрозненные/. 20 января - 24 декабря 1836 г 91 л.
32. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января - 31 декабря 1836 г. 123 л.
1837 год.
33. То же. 1 января - 30 декабря 1837 г.
34. То же, исходящих бумаг. 3 января - 31 декабря 1837 г. 286 л.
1838год.
35. Приказы по 8-й артиллерийской бригаде, по 3-й артиллерийской дивизии, по войскам 3- го пехотного корпуса (копии по хозяйственным и строевым частям); приказы Бобруйского коменданта по гарнизону; предписания Артиллерийского департамента и командующего Киевским артиллерийским округом по вопросам материального обеспечения и распорядка в войсках артиллерии. 17 января - 13 мая1838 г. 194 л.
1839 год.
37. Приказы и предписания управления начальника артиллерийских гарнизонов Киевского округа /ген.-майора Мельникова 1-го / Бобруйского коменданта / ген.-лейтенанта Екельна/ по гарнизоны крепости, по артиллерийскому гарнизону и частям войск артиллерии по строевой и хозяйственной части,о назначении в караул, об артиллерийской стрельбе, об учете, о прибытии воинских чинов; приказы по 3-му пехотному корпусу, 3-й арт. дивизии; 3-й арт.бригаде и 3-й батарее. /копии/.
Описание способа употребленного в Кронштадте расклепки чугунных пушек. /л.л.16-18/. 24. января - 2 ноября 1839 . 257 л. .
38. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января - 31 декабря 1839 г. 187 л.
39. То же,исходящих бумаг. 12 ноября 1839 г. 31 декабря 1839 г. 138 л.
1840 год.
40. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона (поступивших за время командования полковника Мессинга). 1 января - 31 декабря 1840 г. 164 л.
1841 год.
41.Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 1 января - 31 декабря 1841 г. 158 л.
42. Книга алфавита (послужных списков) солдат крепостной артиллерии. 1841- 1867 г.г. 299 л.
43. Формулярные списки офицеров 8-й артиллерийской гарнизонной бригады; капитана П.А. Демьяновского (за 1841 и 1847 гг.),прапорщиков ; О.Я.Яковлева (1841,1847 гг.), П.Т. Иванова, П.С. фон Гогебиха, Д.М. артынова; подпоручиков М.И. Иванова 5-го, М.Я. Яковлева 2-го, С.Л. Плохова, поручика Е.Т. Трифонова. 1841, 1842, 1847 г. . 7 л.
1844 год.
44.Предписания начальника Артиллерийских гарнизонов Киевского округа о порядке прохождения службы офицерами и солдатами, о правилах ношения формы военными чиновниками, о ведении делопроизводства и отчетности; отчет о 6-ти летней деятельности "Артиллерийского журнала" (л.л.43-45). 31 декабря 1844 г. - 27 декабря 1845 г. 156 л.
1849 год.
45. Предписания и сообщения начальника артиллерийских гарнизонов Киевского округа о получении циркуляров, приказов, о представлении сведений о запасах продовольствия , о предании воинских чинов суду за нарушение дисциплины; сведения о дислокации и времени прибытия на постоянные квартиры войск 1-4 корпусов (л.л. 84 - 88), 17 февраля - 7 августа 1849 г., 103 л.
1852 год.
46. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 2 января - 31 декабря 1852 г. 215 л.
1854 год..
47. То же исходящих бумаг. 1 января 1854 г. -31 декабря 1855 г. 155 л.
1855 год.
48. То же входящих бумаг. 2 января - 31 декабря 1855 г . 182 л.
49. То же исходящих бумаг.1 января - 31 декабря 1855 г. 176 л.
1856 год.
50. То же входящих бумаг. 2 января -1 декабря 1856 г. 155 л.
51. То же исходящих бумаг.1 января 1856 г. - 2 января 1857 г. 99 л.
1857 год.
52. Журнал входящих бумаг Бобруйского артиллерийского гарнизона. 2 января - 31 декабря 1857 г.198 л.
53. То же исходящих бумаг. 1 января 31 декабря 1857 г. 186 л.
54.Послужные списки офицеров и военных чиновников крепостной артиллерии; кол. секр. Ф.Ф. Федорова, кол.ас. В.И. Семенова (лекарь), А.Н. Закриевского; поручиков В.К. Амельченко (1860,1862 г.),К.А. Алексеевского (1878 г.), прапорщика Болышева (1878г.), писаря Н.А. Бочкова; помощника контролера Подольской казенной палаты губ.секр. В.Ф. Сикорского (1858 г.). 1857, 1862, 1878 гг.
1858 год.
55. Журнал входящих бумаг. 1 января - 31 декабря 1858 г., 189 л .,
56.То же исходящих бумаг. 1 января - 31 декабря 1858 г. 177 л..
1859 год.
57. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии, 2 января - 31 декабря 1859 г., 212 л.
58. То же исходящих бумаг.1 января - 31 декабря 1859 г. , 196 л. ,
1861 год.
59. Книга приказов и распоряжений начальника крепостной артиллерии. 2 января - 2 декабря 1861 г., 219 л.,
60. Журнал исходящих бумаг по крепостной артиллерии. 1 января - 31 декабря 1861 г., 151 л.
1862 год.
61. То же исходящих бумаг 2 января - 31 декабря 1862 г.
1863 год.
63. Циркуляры начальника Киевского крепостного артиллерийского округа и управления артиллерии Виленского военного округа о переформировании артиллерийских управлений, назначении начальников, о переводах по службе, о перевозке артиллерийских грузов, о распространении журнала "Военный сборник" /л.л.36-37/, о назначении Морским министром премии за изобретение аппаратов для стрельбы из бортовых орудий, находящихся ниже уровня воды /л.29./,о способе разряжения старых бомб и гранат в Кронштадте/ л.15./. 29 января -26 ноября 1863 г., 50 л.
64. Циркуляры штаба и Управления артиллерии Виленского военного округа об установлении строжайшего наблюдения и различных служебных ограничений для офицеров поляков; описание фальшивых кредитных билетов. 14 февраля - 13 июня 183 г.,17 л.
65. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 1 января - 16 декабря 1863 г., 223 л.,
66. То же исходящих. 1 января - 31 декабря 1863 г. , 235 л.
1864 год.
67. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 2 января - 31 декабря 1864м г., 255 л.
1865 год.
68. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 1 января - 31 декабря 1865 г., 297 л.
69. Книга алфавита (послужные списки)фейерверкеров крепостной артиллерии. 1865 г.37 л.
70. Книга для записи нижних чинов Бобруйской крепостной артиллерии, признанных не способными 1,2 и 3 статей. 1865 г.
1866 год.
71. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 3 января - 31 декабря 1866 г., 189 л.
72. То же, исходящих бумаг. 1 января - 31 декабря 1866 г., 216 л.
1867 год.
73. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 14 февраля - 7 ноября 1867 г.
74. То же, исходящих бумаг. 2 января - 31 декабря 1867 г., 175 л.,
1868 год.
75. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 2 января - 31 декабря 1868 г., 234 л.
76. Книга алфавита (послужные списки) канониров и бомбардиров крепостной артиллерии за 1868-1877г.., 1868-1877 г., 441 л.
1869 год.
77. Журнал входящих бумаг крепостной артиллерии. 3 января - 31 декабря 1869 г., 211 л,
78. То же, исходящих бумаг.1 января - з1 декабря 1869 г. , 297 л., 62. 703-044.
1870 год.
79. Книга приказов по Бобруйской крепостной артиллерии. 1января - 31 декабря 1870 г., 174 л.
80. Циркуляры и приказы Виленского окружного артиллерийского управления о прохождении службы, производстве в чины, о службе лиц, участвующих в восстании 1863 г., о поступлении офицеров в военные академии ( учебные программы), о порядке выдачи довольствия; об устройстве молебнов по поводу смерти Александра 2.
Приказ по артиллерии Виленского военного округа об установлении новых штатов крепостной артиллерии 5 декабря 1870 г., № 441/л.116./
Ранжирные списки солдат Бобруйской крепостной артиллерии и 2-й крепостной роты 1/4 роты. 31 декабря - 1870 г.- 1 декабря 1891 г.,81 л.
81. 81. Книга формулярных списков солдат крепостной артиллерии, состоявших на службе в 1848-1870 г.г., 141 л.
82. Книга алфавита (послужные списки) канониров, бомбардиров, фейерверкеров крепостной артиллерии за 1870 - 1876 гг., 23 л.

Читать полностью - http://forum.vgd.ru/1531/92909/new.htm#new

Операция под кодовым названием «Пасхальный заяц»

Ранее я обещал, что выложу мой перевод документов из Бундесархива, касающихся борьбе охранных подразделений с Журавичской партизанской бригадой.
В марте вышла книга, посвященная 10-й Журавичской партизанской бригаде. Серьезных отзывов ни я ни мой соавтор С.М.Кадуцкий еще не получали. Могу сказать, что из 70 экземпляров тиража, на сегодняшний день у меня осталось 22 книги.
Книгу покупали внуки журавичских партизан, соседи или близкие знакомые, выживших после войны партизан, просто жители деревень о которых идет речь в книге и многие другие...
В книге изложены и немецкие материалы по названием - Операция под кодовым названием «Пасхальный заяц», который выкладываю без сокращений здесь -

По неофициальным данным на оккупированной немецко-фашистскими войсками территории Беларуси против партизан было проведено не менее 2400 операций. Эти операции носили разный характер - от простого прочесывания местности   до непосредственно боестолкновений с партизанскими соединениями, отрядами и отдельными группами партизан,  с применением различных, в том числе тяжелых вооружений и авиации. В таких операциях принимали участие карательные подразделения фашистской Германии, охранные соединения вермахта и полицейские подразделения, создаваемые из перешедших на сторону врага советских граждан. Привлекались к их проведению и регулярные части вермахта и авиации. Целью таких операций было уничтожение советских партизан или как их называли «бандитов» и наведение порядка или «умиротворения» на занимаемых территориях. Как правило, такие операции заканчивались карательными акциями против мирного населения. И если о карательных акциях против населения есть немало сведений из самых различных источников, то о борьбе немецко-фашистских и полицейских сил с советскими  партизанами известно совсем немного. Это и понятно, так как материалы о деятельности вооруженных сил фашистской Германии против советских партизан находятся в архивах западных государств, в том числе США, и доступ к таким материалам по различным причинам затруднен.  А воспоминания партизан, от рядового до руководителей партизанскими соединениями, партийных и комсомольских органов порой носят противоречивый характер, во многом надуманы или вообще вымышлены, что не позволяет в полной мере реально восстановить события той беспощадной войны, которую вели обе стороны в глубоком тылу на оккупированной врагом  территории.
Против 10-й Журавичской партизанской бригады и её отрядов также проводились различного рода боевые операции немецкого командования, о которых известно из партизанских воспоминаний. Пожалуй, самым незабываемым в памяти партизан является Лозовский бой с немецко-фашистскими оккупантами и их пособниками 29 апреля 1943 г. В этом бою враг вынудил журавичских партизан, вопреки правилам ведения партизанской войны, вступить в непосредственное соприкосновение и принять бой, занимая боевые позиции, оставленные в августе 1941 г. регулярными частями Красной армии.
Вообще, март - апрель 1943 г. для партизан журавичской бригады был насыщенным на боевые и хозяйственные операции, что не могло не насторожить оккупантов. Из документов Федерального архива Германии (нем. Bundesarchiv), хранящихся в  городе  Фрайбурге, известно, что 6 апреля 1943 г. командиром 221-й охранной дивизии генерал-лейтенантом Хьюбертом Лендлом (Hubert Lendle) был подписан приказ об уничтожении «бандитов» в районе Рысково – Каменка – Фундаминка. Оценивая противника, в приказе указывалось, что по данным разведки банда в количестве около 500 человек находится в районе 6 км Западнее и Северо-Западнее деревни Меркуловичи и постоянно угрожает трассе Гомель – Довск. Предположительно штаб банды находится в деревне Каменка. Выполнение приказа возлагалось на 45-й охранный полк этой же дивизии.
Кодовое название операции – «Пасхальный заяц»
В состав сил включались штаб и две рот 242-го охранного батальона, две роты 45-го охранного полка, 2-й восточно-кавалерийский эскадрон 221-й дивизии, зондеркоманда Буглая (команда «белохалатников»)
Обеспечивать операцию планировалось оперативным составом ГФП 724-й группы, дислоцированным в Чечерске и Довске.
Поддерживать будут две зенитно-артиллерийские группы  по два 2-х см зенитных орудия с соответствующим обеспечением, из состава 115-го зенитно-артиллерийского  дивизиона резерва г. Гомель.
По возможности принимать участие планировалось 4-й группы 51-й эскадры пикирующих бомбардировщиков из Бобруйска.
Обращалось внимание на то, что противник всячески уклоняется от разведки.
Указывалось, что решение по уничтожению деревень и эвакуации населения принимается командиром дивизии.
Планирование операции возлагалось на командира 45-го охранного полка полковника Виеманна (Wiemann, Johannes) совместно с командиром 242-го охранного батальона майором Хоон. Срок доклада в дивизию к 12 апреля 1943 г.
Также рассматривался вопрос об участии в операции подразделений 203-й  охранной дивизии.
О том, насколько серьезно подходили к подготовке к операции, свидетельствует распоряжение командира 115-го зенитно-артиллерийского дивизиона резерва: (см. материал здесь)
Именно зенитные пушки сыграли, по мнению командира  охранного полка, решающую роль в бою с партизанами у деревни Лозов, о чем будет изложено ниже.
Согласно приказу руководителя операции – командира 45-го охранного полка от 23 апреля 1943 г., подразделения, принимающие участие в операции, были разбиты на группы, и им было указано время готовности и месторасположения перед операцией:
а) группа майора Бекхауса в составе второго восточно-кавалерийского эскадрона 203-й охранной дивизии, одной роты 613-го охранного полка и двух 122 мм пушек из 8-й артиллерийской бригады (г.Смоленск) – 18.00 часов 26.04.1943 г., Гадиловичи;
б) группа майора Хоона в составе двух рот 242-го охранного батальона и команды «белохалатников» Буглая – 18.00 часов 26.04.1943 г., Старый Кривск;
в) группа капитана Баккофена в составе второй и третьей рот 45-го пехотного полка, два взвода  роты охраны  ВВС (командир – старший лейтенант Крюгер и одна разведывательная боевая машина (танкетка) – 18.00 часов 26.04.1943 г., Меркуловичи, третья рота Головачи;
г) группа, непосредственно подчиненная командиру полка в составе второго восточно-кавалерийского эскадрона 221-й дивизии – готовность 18.00 часов 26.04.1943 г., Шиловичи, и четырех 2-х см зенитных пушек, готовность 18.00 часов 26.04.1943 г., Меркуловичи.
Этим же приказом были поставлены боевые задачи группам, отдельно артиллерии и поддерживающей группе зенитных пушек.
Все группы к 4.00 часов 27 апреля 1943 г. должны были выйти на исходные позиции:
- группа Бекхауса в 2.30 часов начала выдвигаться от Гадиловичей в направлении деревень Пахарь и Ударник и выйти на исходный рубеж северо-западный берег реки Ржавка – отметка 155,3 – южнее Рысково, там же выставить на позиции два 122 мм орудия;
- группа Хоона от деревни Старый Кривск должна была выйти на рубеж Новая Слобода – Крышеванный Дуб.
- группа Баккофена в 3.00 часов начала движение двумя колоннами, двигаясь от автострады  Гомель – Довск в направлении деревни Варварино и от автострады через Головачи – Церковье – Прибор – Любань, выйти на рубеж южнее деревни Каменка Рысковская – северо – западнее Новой Слободы.
При выдвижении на исходные рубежи населенные пункты по возможности обходить стороной, всех подозрительных, а также мужское население в возрасте от 14 до 60 лет арестовывать и передавать сотрудникам 724-й группы ГФП.
Операция начнется по команде руководителя операции.
Collapse )
Но партизанская борьба продолжалась. Врагу не удалось разгромить 10-й Журавичскую партизанскую бригаду.
Как мы знаем из воспоминаний, бригада вырвалась из кольца вражеской блокады, при этом потеряв своего командира - Белых Степана Митрофановича.
А уже 1 мая 1943 г. командир 350-й дивизии резерва сообщает командиру 221-й охранной дивизии, что по пути из Черикова в Краснополье в десяти километрах от Краснополья в 9.15 часов взорвался на мине грузовик, следовавший в расположение дивизии после операции «Пасхальный заяц».  Тяжело ранен в голову и ноги водитель.
А теперь в качестве послесловия:
Операция проводилась два дня - 27 и 29 апреля 1943 г., т.е. то, что партизаны называют "Лозовский бой" на самом деле это два различных боя.
1-й - против 265-го отряда 27 апреля у деревни Каменка, которым тогда фактически командовал Драчев К.М. В книгу я как составитель включил воспоминания Драчева отдельными фрагментами, при чем бой 27 апреля Драчевым воспроизведен практически также, как он описан в немецких документах, за исключением потерь отряда и немецких.
2-й бой, 29 апреля непосредственно с силами бригады. И вот здесь то мы имеем значительные расхождения между воспоминаниями партизан всех уровней и немецкими документами. Прежде всего в составе сил. С немецкой стороны принимало участие 4 охранных рот, это по максимуму 600 человек (по 150 в роте), плюс два кавэскадрона, пусть тоже по 150 человек - итого 300), плюс обслуга четырех зенитных пушек - грубо около 100 человек, плюс рсчеты артиллерийских оружий, плюс состав ГФП. Всего - грубо наберется 1200-1300 человек. В партизанских воспоминаниях от 5 до 10 тысяч человек. Состав бригады на то время имел не менее 3000 человек (по данным НШ бригады на 1 мая 1943 года - 3500 человек).Вооружение подсчитать представляется затруднительным, но возможным...
Потери с обеих сторон завышены/занижены, останавливаться не буду...
Это вкратце.
Обо всем остальном - судить не мне...

Минский «Нюрнберг»

15 января 1946 года, в Минске начался процесс над военными преступниками, который стал составной частью международного суда над нацистскими преступниками, проходившего в немецком городе Нюрнберг. Не все жители нашей страны, родившиеся спустя десятилетия после Великой Отечественной войны, знают о том событии, прошедшем на белорусской земле. Событии, которое получило название «Минский «Нюрнберг».
О том, как это было, в беседе с нашим корреспондентом рассказал доктор исторических наук Анатолий Шарков.
— Анатолий Васильевич, пожалуй, вы один из первых белорусских историков, кому в свое время удалось снять завесу секретности с событий, связанных с пленением нацистов на территории Беларуси и последующим возмездием, которые до недавних пор являлись достоянием закрытых хранилищ…
— Между тем для установления и расследования злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их пособников уже Указом Президиума Верховного Совета СССР от 2 ноября 1942 года были образованы Чрезвычайная государственная комиссия СССР, а также республиканские, краевые, областные и районные комиссии. Они имели право поручать надлежащим органам производить расследование, опрашивать потерпевших, собирать свидетельские показания и иные данные о насилиях, зверствах, массовых убийствах, грабежах, разрушениях и других преступных действиях гитлеровских оккупантов и их пособников.
В Беларуси такую комиссию, созданную в начале 1944 года, возглавил первый секретарь ЦК КП(б)Б Пантелеймон Кондратьевич Пономаренко. Акты, сообщения и другие материалы Чрезвычайной государственной комиссии широко использовались на Нюрнбергском процессе, а также на процессах, проходивших впоследствии на белорусской земле. Они были признаны судебными органами бесспорными доказательствами вины немецких военных преступников.
— Минский процесс, проходивший с 15 по 29 января 1946 года, был первым из процессов, состоявшихся на территории Беларуси над бывшими военнослужащими вермахта и сотрудниками немецких карательных органов?
— Да, тогда перед судом военного трибунала предстали 18 бывших военнослужащих германской армии и полиции.
Началу суда предшествовала большая организационно-подготовительная работа. Всех проходивших по делу военнопленных доставили в располагавшуюся в Пищаловском замке тюрьму НКВД № 1 (ныне здесь находится следственный изолятор № 1, более известный среди людей как «Володарка». — ​Авт.) и разместили в главном корпусе на втором этаже. Для их охраны были подобраны надзиратели, положительно зарекомендовавшие себя за период работы в учреждении. Им строжайше запрещалось общаться с заключенными, а также вести в коридоре между собой разговоры, касающиеся обвиняемых.
Тщательный контроль был установлен и за обвиняемыми военнопленными. Он осуществлялся десятью секретными сотрудниками НКВД, помещенными в камеры вместе с обвиняемыми. В их задачи входило не только получение интересующей следствие информации, но и недопущение со стороны обвиняемых самоубийств. Полученная от секретных осведомителей информация систематизировалась и отражалась в ежедневных агентурных отчетах. Например, в справке, составленной 17 января 1946 года, отмечалось, что «обвиняемый Роденбуш ведет себя довольно скрытно, с немецкой аккуратностью следит, чтобы его не обделили пищей. По части его обвинения реагирует пока нормально, нервозности не наблюдается. Настроение хорошее. По окончании процесса имеет надежду быть освобожденным и попасть в Германию. Имеет намерение в суде разоблачать в преступной деятельности подсудимых генералов. В ночное время спит хорошо».
Суд в Минске по делу о злодеяниях гитлеровских захватчиков во время оккупации Беларуси положил начало судебной практике по применению уголовного законодательства к лицам, виновным в преступлениях против человечества…
— … и не стал последним открытым процессом над нацистами на белорусской земле?
— Впоследствии открытые судебные процессы над врагами, изобличенными в совершении воинских преступлений на территории республики, состоялись в Бобруйске, Витебске и Гомеле.
Газета «Красноармейская правда» в номере за 16 января 1946 года опубликовала заметку под заголовком «Судебный процесс по делу о злодеяниях немецко-фашистских захватчиков в Белорусской ССР».
В ней говорится, что 15 января в Военном трибунале округа заседание началось со слушания дела о злодеяниях, совершенных немецко-фашистскими захватчиками в Белорусской ССР.
«К судебной ответственности привлечены 18 человек: генерал-лейтенант германской армии Рихерт Иоган Георг — ​бывший командир 280-й охранной и 35-й пехотной дивизии; генерал-майор полиции бригаденфюрер «СС» — ​Герф Эдгард — ​бывший начальник полиции Белоруссии и заместитель начальника главного штаба по борьбе с партизанами; генерал-майор германской армии Эрдмансдорф Готфрид Генрих — ​бывший комендант г. Могилева и Могилевского укрепленного района; подполковник полиции Вайсиг Георг Роберт — ​бывший командир 26-го полицейского полка; капитан полиции Фальк Эрнест Август — ​бывший командир батальона 26-го полицеского полка; майор Молл Рейнгард Георг — ​бывший комендант г. Бобруйска и Паричей; капитан германской армии Лангут Карл Макс — ​бывший заместитель начальника лагеря 131 в Бобруйске; обер-лейтенант «СС», криминал-комиссар гестапо Кох Ганс Герман — ​бывший начальник полиции безопасности в Орле, Орше, Борисове и Слониме; Бурхард Рольф Оскар — ​зондерфюрер Бобруйской комендатуры; капитан германской армии Битнер Август Иозеф — ​зондерфюрер, бывший комендант сельхозкомендатуры Бобруйского района; капитан германской армии Гетце Бруно Макс — ​бывший заместитель коменданта Бобруйской комендатуры; капитан германской армии Айк Пауль Карл — ​бывший заместитель коменданта г. Орши, и бывшие военнослужащие немецкой армии Митман Бруно Франц, Гесс Франц Карл, Фишер Гайнц Иоган, Хехтль Ганс Иозеф, Гетерих Алоиз Кильян и Роденбуш Альберт Иоган.
Дело рассматривается в открытом судебном заседании Военного трибунала в составе председательствующего генерал-майора юстиции тов. Кедрова и членов — ​полковника юстиции тов. Виноградова и полковника юстиции тов. Сахарова с участием военного прокурора генерал-майора юстиции тов. Яченина и защитников по назначению суда — ​адвокатов т т. Гаврилова, Татаринцева, Савенко, Плевако, Жудра, Бедросова, Михальского, Малахова и Петренко.
На заседании было оглашено обвинительное заключение».
Безусловно, виновные в этих злодеяниях должны были понести суровую кару.
Приговор над немецко-фашистскими захватчиками, чинившими злодеяния в Беларуси, приведен в исполнение.

Читать полностью - https://vsr.mil.by/2016/01/15/minskij-nyurnberg/

Уходят легенды...

30 марта ночью в реанимации в больнице им. Костюшко на 95 году жизни скончался Александр Васильевич Пыльцын - герой Великой Отечественной войны, кавалер 6 боевых орденов, легенда штрафбата. Человек, который прослужил в 8 отдельном штрафном батальоне в несменяемом составе с 1943 по 1945 год. Был трижды ранен. В последний раз при переправе через Одер был ранен в голову, и, как он говорил: «Слава Богу, не утонул, не убит».
После войны он многие годы служил в воздушно-десантных войсках. Вышел в отставку в чине генерал-майора после войны и, будучи в отставке, задался целью восстановить правду о штрафных батальонах. Он поднял огромный мемуарный и документальный материал, издал целый ряд книг «Штрафной удар», «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина», «Штрафбат. Искупление через наказание» и другие.
Он был удивительным человеком, человеком широкой души, человеком удивительной доброты, несмотря на свой тяжелый путь. Это был человек удивительной выдержки, несмотря на то, что он последние годы тяжело болел, старался работать и работал до последнего. Писал статьи, книги. К сожалению, последнюю нашу совместную книгу мы не успели издать до его кончины.
Следует открыть еще одну сторону его жизни - он был человеком верующим. Он постоянно говорил: «Благодарю Бога, что дал мне уцелеть на войне. Вероятно, он сохранил меня в утешение для моей матери». Двое братьев Александра Васильевича погибли на войне, а он уцелел. Он говорил: «Я благодарю Бога, что дал мне дожить до таких лет».
Александр Васильевич для меня запомнился как титаническая фигура, человек огромного мужества, человек огромной веры, веры в будущее России, человек, который взыскивал справедливости и скорбел о многом том, что совершалось и совершается до сих пор. Это действительно масштабная личность и, конечно, скорбно, что мы теряем последних представителей той великой гвардии ветеранов, которая в свое время принесла нам Победу в Великой Отечественной войне, а потом отстраивала страну.
На Александра Васильевича очень многие равнялись и в России, и в Белоруссии, где он был почетным гражданином города Рогачева, и за пределами России. Сейчас его с нами нет, но верую, что его бессмертная душа пошла к Богу и получила достойную награду за все свои добрые дела.


Биографическая справка:
Александр Васильевич Пыльцын родился 18 ноября 1923 года. В 1941 году закончил школу в городе Облучье Еврейской автономной области. После начала войны был призван в 2-ую Краснознамённую армию Дальневосточного фронта. Закончил в июле 1942 года 2-е Владивостокское военно-пехотное училище в Комсомольске-на-Амуре. Служил на Дальневосточном фронте, с 1943 в Южно-Уральском военном округе. С декабря 1943 года воевал в 8-ом Отдельном штрафном батальоне 1-го Белорусского фронта, прошел от Белоруссии до Берлина. Был командиром взвода и роты. Был трижды ранен.
Награжден девятью орденами, в том числе: «Красного Знамени», «Отечественной войны 1 степени», «Отечественной войны 2 степени» - два, «Красной Звезды» - два; и множеством медалей, в том числе: «За отвагу», «За боевые заслуги», «За Победу над Германией», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина».
После войны окончил Военную академию тыла и транспорта, служил в воздушно-десантных войсках, был заместителем начальника военного училища в Уссурийске, начальником военной кафедры в Харьковском автодорожном институте.
В 1981 уволился из армии по болезни в звании генерал-майора.
Читать полностью - http://ruskline.ru/news_rl/2018/03/30/my_teryaem_poslednih_predstavitelej_velikoj_gvardii_veteranov/
П.С.
Соболезную родным и близким, друзьям и товарищам, сослуживцам...
Пусть земля ему будет пухом!

Отряд Фомы Гриневича

В этом году исполняется 155 лет  восстанию Кастуся Калиновского.
На просторах Интернета много есть всевозможной информации об этом восстании.
Но вот, к сожалению, нет конкретики о Рогачевском отряде повстанцев, которым руководил Фома Гриневич. Так, общие фразы - ни состава отряда, ни как создавался и как действовал???
Давно уже скачал в Сети вот такую книжку на польском языке
и только сегодня перевел небольшой рассказ о Рогачевском отряде.
"...Размещался отряд в его имении Верхней Тощице и землях соседней Нижней Тощицы, принадлежавшей Григорию Печковскому, сын или брат которого Ян Печковский, отставной юнкер, принимал участие в восстании. Гриневич собрал, вероятно в установленные для всей губернии сроки, 5 мая, отряд повстанцев, состоящий преимущественно из детей дробной шляхты, живущей по Друти, клерков и дворовой челяди, а также группу представителей земских обывателей. Всего через пару дней этот отряд подвергся нападению со стороны россиян. Рогачевский исправник, получив сведения о сборе повстанцев в Нижней Тощице, выслал туда из Рогачева 14-ю роту 4-го батальона 1-го Смоленского полка резерва под руководством капитана Егорова. « Прибыв в Тощицу – как указано в официальном рапорте, - Егоров остановил роту на дороге у корчмы и, узнав от мальчика о приближении повстанцев,  послал на разведку казака, по которому через 50 саженей прогремел выстрел и под ним была убита лошадь. Послав цепь стрелков, капитан Егоров открыл стрельбу, которая продолжалась около получаса; хотя в сумерках выстрелы не могли быть прицельными, однако повстанцы, прекратив стрельбу, отошли в лес. Не  зная о силах повстанцев, рота отложила преследование до утра. В 10-м часу из Быховского повета выступила еще одна рота 1-го Черниговского полка. Тем временем повстанцы, учитывая ночь и небольшие свои потери, подошли из леса берегом озера к дворам и, засев в огороде, в 11-м часу снова открыли стрельбу, на которую ответили обе роты и повстанцы вынуждены были повернуть обратно. В темноте преследование было не возможно. Зато с утра роты пошли вперед. Лишь не могли знать куда пошла банда. При поисках захватили  16 пленных, к тем шести, которые были взяты сельчанами перед прибытием войск. Пленные оказались выходцами из шляхты Рогачевского повета. В их числе  оказался ксендз Буген из Чечерска и офицер 4-й батареи 5-й артиллерийской бригады – Станиславович. Кроме того, захвачено оружие, несколько лошадей и телега с серпами. Ранен один солдат, а из крестьян, которые оказывали помощь, убит один и ранено 2; потери повстанцев неизвестны».(взято из Куръер Виленский № 5).
Столкновения продолжались до 8 мая. Рогачевские повстанцы держались еще несколько дней, однако наученные попами и полицией сборища холопов начали облавы  местных лесов при помощи солдатских подразделений, и давало себя знать отсутствие запасов продовольствия, не могли уже повстанцы упорствовать дальше, арестовали их и  доставили властям поветовым.  Попал в руки врагов и сам командир Гриневич. Расстреляли его в Рогачеве в день 28 июля...".

П.С.
В общем, на безрыбье и ...

«Бабы ещё нарожают».

«Бабы ещё нарожают»: откуда и зачем взялась эта русофобская фальшивка
Автор: Анатолий Вассерман
4 марта 2016

Краткое описание мифа

«Бабы ещё нарожают». Эту фразу — в значении «нечего жалеть работников/солдат/людей вообще» – приписывали очень многим деятелям русской истории. Она приводится как доказательство якобы присущей российскому государству кровожадности и небрежного отношения к жизням собственных граждан.

Происхождение мифа и его применение

В культурный обиход фраза вошла с лёгкой руки авторов фильма «Пётр Первый». Этой фразой пытается утешить молодого царя, потерпевшего катастрофическое поражение при осаде Нарвы и оплакивающего погибших солдат, один из его полководцев Шереметев: «Не кручинься, государь, бабы ещё нарожают». Если верить этой легенде, кстати, то очень многие из приписывающих эту фразу Шереметеву добавляют, что царь за эти слова от всей души ударил будущего фельдмаршала в морду.

Эта «цитата» воспроизводится и множится, в основном, во всяких злых русофобских филиппиках. И приписывается великому множеству исторических персонажей – кроме Шереметева, и самому Петру I, и Меншикову, и Екатерине II, и Николаю II…  И, конечно же, Георгию Жукову, которого принято обвинять в чудовищной кровожадности и чудовищных же кровопролитиях.

А.В. Исаев, исследовав документы, показал, что при прочих равных условиях именно у Жукова были наименьшие боевые потери из всех советских военачальников. Другое дело, что Жукову крайне редко доводилось действовать «при прочих равных условиях». Как известно, кто везёт, того и грузят. И именно Жукову приходилось регулярно решать боевые задачи такого уровня сложности, с которыми просто не справились бы другие наши полководцы. Поэтому у Жукова в среднем за войну потери были наибольшие, но это — никоим образом не из-за какой-то жуковской кровожадности, а исключительно из-за того, что задачи ему поручались наитруднейшие.

Сохранилось множество приказов Жукова, в которых он подробнейшим образом объяснял своим подчинённым, как именно следует вести боевые действия в той или иной реальной обстановке, чтобы предельно сократить потери.

Про жуковский же «бабынарожайный» подход нам известно как бы из мемуаров Эйзенхауэра. Но – не из самих мемуаров, а из пересказа их кустарными «разоблачителями». Вот так трактует американского полководца Володарский – режиссёр фильма «Штрафбат»: «Генерал Эйзенхауэр в своих воспоминаниях пишет, как он увидел под Потсдамом огромное поле, устланное трупами русских солдат. Выполняя приказ Жукова, они штурмовали город в лоб под кинжальным огнём немцев. Вид этого поля поразил Эйзенхауэра. Ему стало не по себе, и он спросил Жукова: "На черта вам сдался этот Потсдам?". А Жуков, — я, говорит, точно помню это, — ответил: "Ничего. Русские бабы ещё нарожают!"»

Конечно, в книге самого Эйзенхауэра ничего такого нет.

Нет там и эпизода, где Жуков якобы рассказал Эйзенхауэру, как гнал своих солдат разминировать минные поля своими ногами. На самом автор вспоминает, как обсуждал с Жуковым некоторые бои, в которых им приходилось участвовать, и как они оба пришли к выводу, что не только военная теория, но и их собственный боевой опыт доказывают: в том случае, если войска вышли на границу минного поля и с противоположной стороны этого поля противник ведёт обстрел, — то немедленная атака через неразминированное поле влечёт меньшие потери личного состава, чем попытка остановиться и дождаться подхода сапёров. И оба порадовались тому, что такие тяжёлые решения им приходилось принимать крайне редко.

На самом деле

В реальном русском миропонимании такие вещи не только говорить, но и думать не пристало.

Почему так – я разъяснял в своё время в статье «Наша сила — в том, что нас мало». Причина в том, что Россия – исторически страна малонаселённая. Плотность населения у нас всегда (даже когда наша территория не доходила и до Волги, а вся вытянулась вдоль Янтарного пути — из варяг в греки) была в разы меньше, чем в любой из европейских стран к западу от неё. Соответственно, ценность каждой человеческой жизни в России была многократно выше.

Это объективное обстоятельство породило в русском народе такой уровень гуманности, какой в большей части европейских народов трудно себе даже вообразить. По этой же причине, кстати, ставшая уже легендой советская модель образования были именно такой – фундаментальной, всеобщей и обязательной. Потому что количественная нехватканарода естественным образом принуждает государство совершенствовать качество знаний и умений каждого гражданина – даже независимо от его желания.

Отчасти это же обстоятельство спровоцировало у нас и склонность, искренне скорбя, преувеличивать, доводить до невероятных степеней любую жестокость и любое настоящее кровопролитие. Так, масштаб сталинских репрессийразличные разоблачители по сей день пытаются умножить в 10-20 раз – хотя и реальные цифры сами по себе трагичны. А легенду о чрезвычайной жестокости Ивана IV Грозного и вовсе породил он сам – отмаливая персонально каждого казнённого и умученного по его повелению. И, хотя репрессивная политика Ивана Васильевича была более чем умеренной по тогдашним европейским меркам, потомки не сочли возможным увековечить царя на памятнике «Тысячелетие России».

Но вернёмся к «Бабы нарожают».

Единственный документ

На самом деле в русской истории есть только один письменный авторский документ, где приводится фраза, хоть как-то похожая на мифическую «Бабы нарожают»: «Генералы знают, что у нас ещё много солдат в России, и поэтому не щадят жизней». Это – из письма императрицы Александры Фёдоровны Николаю II от 4 (17) августа 1916 г. И из этой цитаты, и тем более из текста всего письма нетрудно понять, что императрица переживает фронтовые потери как личную трагедию, обвиняет в них – возможно, сгоряча – военачальников русской армии и взывает к мужу повлиять на них.

Повторяю: это – единственный документ. Как из него можно сделать вывод о «кровожадности» конкретных российских военных и государственных деятелей и, тем более, распространить его на всех на них – от Петра I до маршала Жукова, – уму непостижимо.

Отсюда.

Из рода Климовичей

Через тернии к звёздам!

За плечами кандидата технических наук, доцента цикла технического обеспечения кафедры видов обеспечения факультета Генерального штаба Вооруженных Сил Военной академии Республики Беларусь полковника в отставке Виктора Климовича 30 (!) лет педагогического стажа. В его активе — девять патентов в научной области (в том числе относительно автомобильной, ракетной, медицинской и бронетанковой техники), два из них — в Военной академии Республики Беларусь.

Сегодня опытнейший преподаватель отмечает 80‑летний юбилей.

Судьба офицера не была легкой, но по прошествии многих лет Виктор Иосифович, оглядываясь назад, признается: он — по-настоящему счастливый человек.

«Если вдруг бомба сюда попадет, никто не выживет…»

Виктор Климович родился 5 декабря 1937 года в Борисове. Его мама трудилась медсестрой в детском саду. А отец после окончания школы красной профессуры работал директором Дрибинской МТС Могилевской области.

Курсант 4-го Военного автомобильного училища, 1955 г.

Судьба Климовича-старшего сложилась трагически. В годы Гражданской войны он воевал в составе экипажа бронепоезда, с 1920 года являлся членом КП (б) Беларуси… А в 1937‑м был репрессирован и через год умер в местах лишения свободы в Томской области от абсцесса легких. Посмертно реабилитировали Иосифа Климовича только спустя 20 лет.

В годы войны семья, оставшись без кормильца, проживала на оккупированной немцами территории в Борисове.

— Помню себя с шестилетнего возраста, — рассказал полковник в отставке Виктор Климович. — Мы жили в своей квартире в центре города, неподалеку от железнодорожного вокзала — мать, я и старшая сестра Валентина.

На всю жизнь запомнил я налет на оккупированный город советских ночных бомбардировщиков летом 1943‑го. Так как наш деревянный двухэтажный дом находился возле стратегического объекта, мы не могли чувствовать себя в безопасности.

Когда бомбили железнодорожный узел и мост через Березину, пострадал и наш дом. Мы переехали к бабушке, которая также проживала в Борисове.
Читать далее