?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Разведгруппа "Орел"

Об этой разведгруппе написано немало, в том числе в книге Память.Рогачевский район. Но сегодня я хочу разместить в своем журнале материал, который предоставил мне корреспондент Жлобинской районной газеты "Новый день" Шуканов Николай Васильевич. Это материал написал житель города Жлобин Гомельской области Кадуцкий Степан Максимович.
             Наши земляки – помощники разведгруппы «Орел».
Глубокой ночью 22 февраля 1942 года в небе над лесными массивами Рогачевского района появился самолет. Он  шел на большой высоте и немцами обнаружен не был. В самолете находилось три человека, два мужчины и одна женщина. Вскоре  от него отделились три парашюта и полетели к земле. Приземлились парашютисты  вблизи деревни Селец Рогачевского района.
Это была разведывательная группа Западного фронта, заброшенная в Рогачевский район, поскольку в Москве знали, что в этих местах действует небольшая партизанская группа.
Разведчикам была поставлена задача,  внедриться на работу в немецкие учреждения, приобрести необходимые связи среди железнодорожников, рабочих и служащих немецких учреждений, полиции для получения необходимой разведывательной информации.
Особенно интересовало командования Западного фронта передвижение  по железным и шоссейным дорогам немецких войск, техники, боеприпасов, продовольствия,  тылового обеспечения в направлениях:  Москва- Брест,  Жлобин- Орша- Ленинград,  Минск- Гомель и по другим направлениям, т.е. железнодорожные  и шоссейные узлы,  городов Жлобин и Рогачев.  Имея такую информацию можно было  предугадывать планы фашистов на ближайшее будущее и  их намерения на перспективу.
Кто же приземлился в Рогачевских лесах?
Командир группы Чернов  Александр Иванович, он же «Ревизор».  Радист группы –Емельянов Михаил Николаевич, он же «Орел». Разведчица группы Субботина Александра Моисеевна, она же «Клара».
По легенде после приземления «Ревизор» и «Клара»  должны были легализоваться под видом беженцев из Западной Беларуси и устроиться на работу к немцам, наладить связи с местным подпольем. Радист группы «Орел» должен  находиться в партизанской зоне и к нему должны стекаться все собранные оперативные сведения.
Летчики немного ошиблись и выбросили группу   не точно.  Для того, что бы группа собралась вместе,  потребовалось значительное время. Поскольку местность разведчикам не была   знакома,  некоторое время ушло на ее изучение. Все это время группа  в течение двух недель проживала в лесу.  Однако подходили к концу продукты питания,  и Шура  решила идти к людям. Разведчице повезло. Она встретила в деревне Селец  настоящих патриотов сына и мать Лускиных, которые  и приютили ее. Ульяна Прохоровна Лускина и ее сын Петр никогда не были равнодушными к чужому горю. Более того Петр  поддерживал связь с партизанской группой.
Освоившись в семье Лускиных,  Шура рассказала о своих двух товарищах, находившихся в лесу. Вскоре Петр и их привел в дом. Радист «Орел» установил в кладовке рацию, растянув антенну  по стене. В это же вечер в штаб Западного фронта пошла телеграмма: устроились, начинаем работать.
Через день Шура пошла в Рогачев, группа приступала к другой части своего задания- легализации. Она поступила на работу официанткой в столовую и изредка приходила в Селец, приносила добытые сведения радисту. На чаще всего в Рогачев ходили Ульяна Прохоровна или Петр. «Орел» регулярно выходил на связь. Шура работала официанткой до ухода в партизанский отряд  в начале 1943 года.
А сейчас предоставим слово документам.
Воспоминания жительницы города Рогачева  Донцовой  Веры Григорьевны.
«…к нам на квартиру зашла совсем еще молоденькая девушка. Волосы у нее были тщательно срезаны, позднее я узнала, что это от перенесенного тифа, черноволосая. Попросилась к нам на квартиру. Она мне очень понравилась своей простотой, вежливостью. И я согласилась принять ее к себе на квартиру. Шура жила у меня как родная дочка.
Первые несколько месяцев Вера Григорьевна даже не догадывалась о боевой деятельности квартирантки. Но однажды Шура доверчиво сказала, что она советская разведчица и что ей нужна помощь. Хозяйка от такого признания растерялась и даже не поверила ей. Но,  тем не менее,  спросила, что ей нужно делать. Шура пояснила.
Ни один вражеский эшелон не прошел через станцию Рогачев без внимания Шуры и ее помощницы Донцовой. Ни одна воинская часть, которая передвигалась по Рогачеву,  не было выпущена с поля зрения. Все многочисленные данные  о расположении немецких войск, об обеспечении их  военной техникой, боеприпасами, о передвижении их по трассе Жлобин- Орша- Ленинград, Москва- Брест  и о многом другом сообщала Шура партизанскому отряду, а оттуда сведения поступали к командованию Красной Армии….»
Каждую минуту свой жизни Шура подвергалась смертельной опасности, ходила как по лезвию бритвы. Но она священно выполняла свои обязательства перед Родиной. 22 месяца работала Шура в оккупированном немцами Рогачеве.
Пришло время,  когда ей было опасно оставаться в городе, гестапо начало следить за Субботиной. По указанию «Ревизора»  Шура оставила Рогачев и ушла в один из отрядов 8- Рогачевской бригады.
В апреле 1944 года после освобождения Рогачева от немецких оккупантов  Субботина получила очередное ответственное задание командования. Выполняя его,  она была схвачена около Бобруйска.  Дальнейшая судьба Субботиной остается пока не  выясненной. По некоторым данным Шуру  выдал провокатор из Рогачева,  и немцами она была расстреляна.
После ухода Шуры «Орел» и «Ревизор»  продолжали жить в семье Лускиных. Однако  в деревне очень сложно, что – либо скрыть. Вскоре пошли разговоры, что в доме Лускиных кто-то скрывается. Дошли эти слухи и до местного старосты. Он зашел в дом, подозрительно осмотрел его, но делать обыск почему- то не решился.
- Смотри Прохоровна, если есть у тебе что – то подозрительное, то прячь лучше. Он хотел показаться хорошим человеком, но с того дня около дома Лускиных  стали ходить полицаи. Стало ясно, что оставаться дальше в доме опасно.
Петр долго бродил по лесу, выбирая более сухое место для радиста. В это время уже наступала весна, начал таять снег,  и найти такое место было непросто. Однако юноша нашел среди болота сухой пятачок земли. Ночью, когда полицаи, что следили за домом,  спали,  Петр вывел разведчиков в лес. С плащ-палатки и сучьев сделали «Орлу» шалаш.
Руководитель группы «Ревизор»  пошел в Рогачев,  и устроился  на работу механиком на лесозавод и в скором времени от него стали поступать сведения. Их обычно приносили Петр или  его сестра Нина, которые ходили в Рогачев. Иногда в город ходила и Ульяна Прохоровна. Семья Лускиных приходили к «Орлу» довольно часто, не смотря на то, что их дом был под наблюдением полиции.
«Орел» регулярно по рации  принимал сводки Совинформбюро, Петр и его товарищи  переписывали их от  руки и расклеивали не только в деревне Селец, но и в других населенных пунктах.  Однако  за несколько месяцев работы сели батареи в рации и нужно было позаботиться об их замене. Добыть новые,  силами маломощной группы    у фашистов,  было невозможно. «Орел» попросил помощи у штаба фронта. Вскоре он получил телеграмм: «Ждите!»
В указанное время в установленном квадрате Петр со своими друзьями  разожгли сигнальные костры и подготовились для приема груза.  Вскоре в небе послышался гул самолета. Он сделал круг над кострами,  и от него отделилась черная точка. В парашюте были несколько батарей, одежда, продукты питания, рейхсмарки  в крупных купюрах. В дальнейшем эти марки принесли много неприятностей разведчикам. Поменять их можно было только у немцев, а это было связано с большим риском. Сразу возникал вопрос,  откуда у местного жителя не оккупационные,  а рейхсмарки, да еще в таких крупных купюрах?
Помощники «Орла» Гуревич и Музыченко Н.П. поехали в Рогачев на рынок. Здесь немцы торговали  нитками, иголками и пр.  Друзья подходили к ним и торговали какую- либо мелочь. Но немцы в обмен за свои товары требовали сало, масла,  оккупационные марки брать не хотели. Но за рейхсмарки можно было что –то купить. Таким образом,  были обменены рейхсмарки на более  мелкие купюры. Через несколько дней  эта операция была завершена. Разведчики были обеспечены всем необходимым.
В это время в сложной обстановке оказался радист группы «Орел». Немцев не могла не беспокоить работа радиостанции в районе железнодорожных путей. Выходы «Орла» в эфир постоянно контролировалось фашистской контрразведкой, ее пеленгаторы находились на аэродромах в Быхове и Бобруйске  и они уже имели примерное место расположения передатчика. Желая уничтожить радиостанцию разведчиков,  немцы  организовали поисковую  экспедицию в деревню Селец. Каратели,  в количестве 10 человек,  прочесывая лесной массив,  практически  прошли в непосредственной близости от места нахождения радиста.  Они подошли  непосредственно к болоту, где в это время на острове  находился радист, однако   на остров  не пошли. Замаскированный шалаш не привлек издалека их внимания,  и это спасло радиста от неминуемой гибели.
Не смотря на то, что против него была организована поисковая экспедиция свою работу «Орел» не прекращал, поставляя в штаб нужную армии информации. Данные сведения поставляла ему семья Лускиных.
Среди местных жителей поселка Селец, как и везде на оккупированной территории, в то время находились люди, готовые по различным причинам идти на сотрудничество с немцами. Именно  они донесли немцам, что Павел Лускин собирает в лесу оружие, а его мать Ульяна  Прохоровна кормит партизан, что соответствовало действительности. Фашисты пошли на провокацию. Они одели своих наймитов в красноармейскую форму и  те ночью постучались в дом Лускиных переночевать. Их, конечно в дом пустили. Однако Ульяна Прохоровна по  тем вопросам, которые они ей задавали,  почувствовала к ним недоверие. Утром они стали расспрашивать,  как им найти партизан, сообщили, что они ненавидят немцев и борются с ними.  Однако Лускины, почувствовав   в их речах фальш, ничего им не сказали.
О том, что это были переодетые полицаи,  узнали значительно позднее, когда арестовали Петра. Его держали  в полиции несколько дней, сильно избивали, однако во время обыска оружия не нашли. Не добившись признания от Петра о его связях с партизанами,  его отпустили.  И даже в это время, когда в семье была такая трагедия,  Ульяна Прохоровна  продолжала посещать Рогачев и приносить информацию для «Орла». Потом и она была арестована, однако немцы ничего от нее добиться не смогли.
В один из дней у связного Рогачевской  партизанской группы Михеева Я.Л. произошла встреча с  Музыченко Н.П., последний рассказал ему последние новости с фронтов войны. Михеева заинтересовало,  откуда Музыченко имеет такую информацию. Он  напрямую спросил его об этом. Музыченко  ничего ему не ответил, но Михеев понял, что он имеет  доступ к радиоприемнику. Михеев попросил Музыченко достать лампы к радиоприемнику, так как приемник подпольного райкома в это время  вышел из строя. Однако и на этот вопрос он не получил ответа. Без разрешения «Орла»  он  не мог дать правдивой информации, так,  того требовала конспирация. Кроме того Музыченко не доверял Михееву, немцы уже не  раз засылали в подполье своих холуев.  Нужна была тщательная перепроверка. Музыченко Н.П. и Михеев Я.Л. после этого разговора встречались еще много раз и изучали друг друга,  пока не поняли, что могут доверять друг другу. И только после этого Музыченко Н.П.рассказал Михееву про армейского разведчика.
Получив такую информацию Михеев,  сразу направился в партизанскую группу и рассказал все, что узнал секретарю подпольного райкома партии Свердлову С.М.  Тот,  посоветовавшись со своими коллегами,  решил лично встретиться с «Орлом». Посредником  в этой встречи выступал Михеев.
Надо отметить, что и «Орел» так же отнесся насторожено к предложению о встрече с секретарем подпольного райкома партии. Он так он остерегался провокации со стороны немецких спецслужб. Несколько дней шли переговоры,  пока не было принято решение провести встречу на кладбище около деревни Станьково.  После первого знакомства «Орел» назвал себя, а Свердлов себя. О том, что он секретарь подпольного райкома партии подтвердили Михеев и Музыченко, которые знали Свердлова еще до войны, он  несколько лет работал первым секретарем Рогачевского райкома партии.
«Орел» пригласил их в свой шалаш на болото. Здесь в шалаше, прикрытом плащ-палаткой,  стояла и рация. Свердлов попросил ее включить и настроить на Москву. «Орел» выполнил эту просьбу и партизаны, которые уже давно не слышали голоса Москвы», снова слушали последние известия с фронтов войны. До самого утра  просидели военный разведчик и партизаны  на болоте, обсуждая насущные проблемы.
После этого на заседании  подпольного райкома партии было принято решение подыскать разведчику надежное место в деревне, а  пока перевести его в партизанский лагерь. Вблизи лагеря «Орлу» обустроили в молодом густом лесном массиве   удобное место. Его попросили передать на Большую Землю информацию  о деятельности Рогачевских партизан. «Орел» выполнил их просьбу и через некоторое время получил ответ из Москвы за подписью Пономаренко.
В  то время партизанский отряд был малочисленным, вести боевые операции с крупными силами противника он не мог. Фашисты располагали информацией, что в лесу находятся партизаны и подпольный райком партии и стремились всеми силами задушить подпольное движение еще в зародыше.  По этой причине они часто организовывали блокаду лесов, где периодически бывали партизаны.  В этой связи  отряду постоянно приходилось менять свое место дислокации. А это отрицательно сказывалось и затрудняло работу «Орла». На некоторое время поступление информации прекращалось, а Москва требовала все новых и новых сведений.
Было принято решение подыскать радисту надежное жилье. Связной партизанской группы Сидоренко Ф.Р.  предложил райкому поселить радиста в доме своего брата Петра в деревне Парня. Указанная деревню была довольно глухой. Немцы туда практически не заезжали. Более того его брат Петр по заданию райкома служил в этой деревне старостой. После продолжительного обсуждения схрон оборудовали в сарае. Сделали так же лаз для связи с радистом. Одно беспокоило «Орла» это наличие в семье 6 детей, старшему из которых было  только 12 лет.
А в это время все партизанские разведчики были ориентированы на поиски источников информации на вражеских коммуникациях  для радиостанции «Орла».  И эта работа дала свои результаты.
Осенью 1942 года партизаны Рымарев Иван, Пресняков Кузьма, Семешкин Илья и Порываев И.Н. направились в сторону Жлобина. Им была поставлена задача как можно больше,  собрать оружия на месте проходивших боев Красной Армии с немецкими захватчиками в 1941 году. В этом вопросе им активно помогало местное население, которое знало,  где находится оружие, а некоторые из них умышленно припрятывали его на всякий случай. Партизанам за небольшое время удалось раздобыть 2 ручных пулемета, много винтовок, пистолетов, гранат, патронов.
В этот период и познакомился Порываев с  жителем деревни Солтановка Тимошенко Михаилом. Он сообщил, что располагает информацией о том, что у одного жителя  деревни Старая Рудня, имеется станковый пулемет. Звали этого человека Капустин Владимир. Он ранее был командиром Красной Армии, а сейчас работает телеграфистом на блокпосту Солтановка. Перед тем как вернуться в партизанский отряд Порываев поручил Тимошенко встретиться с Капустиным и договориться о передаче пулемета партизанам.
Через определенное время Порываев собрался навестить Тимошенко и узнать судьбу пулемета. В это время его пригласили в штаб партизанского отряда. Вместе с начальником штаба находился и радист «Орел». Порываеву было сообщено, что за пулеметом сходит кто – либо другой, а его основная задача встретиться с Капустиным и склонить его к сотрудничеству с партизанами. Возможности для этого у Капустина были.
11 ноября 1942 года Порываев, Рымарев и Афанасенко прибыли в Лозовский лес. В дальнейшем их пути разошлись. Рымарев и Афанасенко  приступили к поиску оружия, а Порываев направился в Солтановку,  что бы встретиться с Капустиным.
Встречу с Капустиным помог организовать  Михаил Тимошенко. Как она происходила подробно изложено в воспоминаниях Порываева (см. ниже). О проделанной работе Порываев доложил начальнику штаба Чистякову. Он поблагодарил Порываева за проделанную работу, но отметил некоторый риск, на который шел разведчик.
Так была проложена первая цепочка по получению разведывательной информации по железнодорожным перевозкам. Она оказалась не такой уже и простой. Что бы доставить разведывательные сведения «Орлу» нужно было преодолеть в пути  80 километров. А это были леса, болота, реки. Довольно часто фашисты устраивали облавы и засады. И все это приходилось ежедневно чувствовать партизанским связным, которые доставляли информации радисту.
Были эти связные разными людьми. До войны они были малозаметны. Они не выступали на партийных и советских активах, не били себя в грудь, рассказывая какие они патриоты своей  Родины,  не клялись в вечной любви к партии, а когда на нашу Родину нахлынула немецкая напасть, то  после первого шока приступили к выполнению своего патриотического долга.
В группу связных, доставляющих материалы «Орлу» входили  рабочие и домохозяйки, учитель и ученики, колхозник и агроном. Все они имели разные характеры, привычки. Они никогда не мечтали быть разведчиками. Но когда от них этого потребовала Родина, они ими стали и бесстрашно исполняли свои обязанности.
Некоторым связным партизанских отрядов пришлось поступить на работу в полицию, отдельные стали старостами деревни. Непросто это выносить косые взгляды односельчан, их ненависть. Но ведь никому не расскажешь, что выполняешь задание партизан. И они, стиснув зубы,  все это переносили в себе и делали свое дело.
Приведу пример разведывательной цепочки от станции Солтановка до рации «Орла».  Под руководством Капустина велось бдительное наблюдение за перевозками немецких эшелонов.  В этом вопросе Капустину помогали  Константин и Алексей Ткачевы, Александр Севостьянов,  Валентина Худолей. В условиях жесткого фашистского террора, когда жизнь человеческая ничего не стоила и оккупанты расстреливали наших граждан только по одному подозрению в связи с партизанами,  эти патриоты  собирали и передавали радисту ценные сведения. Они не только вели учет проходящих поездов, подробно описывали состав перевозимых грузов, но и уточняли,  куда эти грузы направляются. Сообщали об укреплениях противника, о моральном состоянии его войск, о зверствах оккупантов и о мужестве отдельных советских граждан.
Приведу некоторые радиограммы «Орла»:  «В ночь с 21 на 22 июня 1942 года  осуществлены взрывы на 261 километре, выведено их строя 6 вагонов и два паровоза».
«Две отважные партизанские связные днем прибыли в деревню Старая Рудня, познакомились с немецкими солдатами, уточнили,  какие  существуют укрепление, вооружения воинского подразделения, разбросали листовки и счастливо удалились».
« За последние дни движение на железной дороге работает с большими перебоями. Практически каждый день летят под откос эшелоны».
Несколько диверсий были и на счету группы Капустина. Работать с каждым днем становилось все труднее. Односельчане считали Капустина предателем,  и он не имел право  переубеждать их в этом. Но и фашисты стали подозревать, что в Старой Рудне действует подпольная группа и для этого у них были полные основания.
Вот  содержание письма Капустина «Орлу»:  «Люди уже открыто говорят, что я оставлен нашими. Пока не донесли в полицию - нужно уходить. Каждую ночь приходят партизаны, угрожают, называют фашистским наемником, обещают уничтожить. Ты должен понять. К сему «В» 14. 05. 1943г.
Через несколько дней он получил записку от «Орла»: Дорогие товарищи!  Вполне понимаю вас и представляю ваше положение. Я передаю вам слова «Хозяина»- старайтесь всеми силами,  не считаясь ни с чем оставаться на своих местах, будьте мужественными, ловкими, умными. Если будет прямая угроза,  уходите в отряд. Ваш «Орел».14.05.43г.
И еще один документ, ключ к разгадке тайны, связанной с «Орлом» и «В»: «Если доживете до прихода Красной Армии - идите к командованию, объясните, что вы работали с группой «Ревизора» и «Орла». С красноармейским приветом - »Орел».
Надо отметить, что информация из Старой Рудни поступала до дня прибытия Красной Армии. В Солтановке она попадала к Михаилу Тимошенко. До войны он работал в Гомеле, в милиции и еще до установления связи с «Орлом» он начал активно сражаться с фашистами, а позднее стал надежным связным. Собранные сведения Тимошенко передавал в деревню Городец Алексею Павлову, который работал у немцев писарем. К нему приходили Алексей или Екатерина Шукевичи, которые проживали в деревне Красница. Потом сведения попадали в руки 16 летней комсомолки Ани Федосовой с деревни Кистени. За годы оккупации ей пришлось более 50 раз ходить из деревни Кистени в деревню Красница и Александровка, очередной пункт цепочки. В подпольной работе против фашистов была включена вся семья Федосовых. Ее отец был партизанским проводником и перевозчиком через реку Днепр. Мать оказывала помощь раненым партизанам. Аня была секретарем комсомольской организации  в деревне Кистени.
Но основная  задача Ани была в своевременной доставке сведений. Здесь вчерашней школьнице приходилось проявлять смелость, решительность и не раз идти на хитрость. Из дому она выходила в 5 часов утра, а возвращалась к 24 часам. За указанное время она преодолевала около 50 километров. Самым сложным для нее был переход шоссе Гадиловичи - Довск, по которому регулярно ходили немецкие автомашины, мотоциклы, ходили патрули. Зимой Днепр она переходила по льду, а летом на какой – либо лодке. За это время случалось всякое. В один из походов она вечером сбилась с дороги,  и ей пришлось идти по глубокому снегу. Мокрая и одубевшая она поздно ночью добралась до Кистеней. Но в деревне полно немцев, кого-то ищут. Пришлось снова по глубокому снегу, огородами, задворками добираться домой.
Были случаи, когда Аню обыскивали немецкие патрули, однако ничего не находили. Комсомолка была умелым конспиратором, сводки она зашивала в юбку или заплетала в косу.
Аня передавала сведения Даниилу Алексеевичу Шолохову из деревни Александровка. Он по заданию подпольного райкома партии служил в полиции. Он пытался устроиться на железную дорогу, немцы его не приняли, предлагал свою кандидатуру, под злыми взглядами односельчан в качестве старосты деревни - не взяли. Старостами деревень фашисты,  как правило,  назначали бывших кулаков и их детей. Тогда Шолохов стал полицаем и оказывал партизанскому отряду большую помощь. Получивши сводку от Ани, он вечером направлялся в деревню Лавы к Федору Романовичу Сидоренко. Для оккупантов Шолохов был своим человеком и его никто не задерживал.
Продолжение следует.

Latest Month

April 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
2930     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel