?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Наследственность и смерть — застольцы наших трапез…
Борис Пастернак.
«Начальная пора. Пиры»
Просматривая календарь памятных и юбилейных дат за август, обнаружил в нем два исторических события, случившихся в конце ХIХ века, 121 и 141 год назад, о которых я ничего (или почти ничего) не знал. Порывшись в литературе, я обогатил свой словарный запас двумя новыми для меня терминами, которые и вынес в заголовок статьи, решив рассказать о них читателям.

«Война токов»

Бесплатный сыр, как известно, бывает только в мышеловке, а бесплатная электроэнергия — исключительно на электрическом стуле. 6 августа 1890 года американцы впервые опробовали электрический стул.
Рождению этого — ставшего одним из символов США — изобретения предшествовала буря страстей, поразившая американское общество в конце ХIХ века.
Изобретатели руководствовались не желанием, как это утверждалось, смягчить страдания осужденных, облегчить их участь, а во многом корыстными мотивами. В истории «изобретения» нового метода смертной казни тесно переплелись интриги, конкуренция, клевета, наука и бизнес.
Началось все с того, что дантист из Буффало (штат Нью-Йорк) по имени Альберт Саутвик стал свидетелем того, как какой-то бедолага погиб, случайно коснувшись оголенного электрического провода на местной электростанции. Зубному врачу показалось, что несчастный погиб мгновенно и безболезненно, и он решил, что такой метод лишения жизни может вполне заменить повешение — как более гуманный метод исполнения смертных приговоров.
Своей идеей он поделился с влиятельным другом, сенатором Дэвидом Макмилоном, а тот — с губернатором штата. Будучи противниками отмены смертной казни, оба политика решили, что более «гуманный» метод исполнения приговоров позволит выбить из рук их политических оппонентов главный аргумент (жестокость казни).
Короче, смерть с помощью электрического тока получила всеобщее одобрение, и губернатор подписал закон, который вступил в силу с 1 января 1889 года, положив начало новому «гуманному» наказанию в штате Нью-Йорк. Споры вызвал, казалось бы, второстепенный вопрос: каким током казнить преступников? Постоянным или переменным? Этот спор вошел в историю электротехники под названием «война токов». В схватку между собой вступили: с одной стороны — всемирно известный изобретатель и успешный бизнесмен Томас Альва Эдисон, чьи разработки использовали постоянный ток, а с другой — крупный инвестор Джордж Вестингауз, скупивший все патенты на применение переменного тока.
В интересующий нас момент на рынке наметилась одна важная для будущего электрического стула тенденция: рост цен на медные кабели и, как следствие, — рост цен на приборы, работающие на постоянном токе. По сути, все это означало конец эры Эдисона с его приборами. С чем изобретатель, естественно, мириться не хотел и начал шумную кампанию по дискредитации намерений Вестингауза, доказывая, что переменный ток намного опаснее постоянного. В ходе этой клеветнической кампании (на самом деле постоянный ток опаснее) Эдисон объехал всю страну, читая лекции о смертельной угрозе, связанной с использованием переменного тока, в ходе которых он для вящей убедительности «казнил» на потеху публики домашних животных (кошек, собак и даже лошадей). Именно Эдисон добился того, что электрический стул с первого дня начал работать на переменном токе и его начали называть стулом Вестингауза, а саму казнь «вестингаузацией».
Другими словами, американский инвестор повторил судьбу милейшего французского доктора Гильотена, который из лучших побуждений изобрел гигантскую «мясорубку», названную его именем, а потом до конца жизни безуспешно пытался сменить фамилию.
Не знаю, утешила ли эта мелкая пакость, устроенная им его оппоненту, самого мистера Эдисона, но «войну токов» он с треском проиграл.
Сообразив с опозданием, какой «конфеткой» накормил его Эдисон, Вестингауз начал бороться против самой идеи электрической казни, называя ее «бесчеловечной, безбожной и противоестественной», но было уже поздно, и 6 августа 1890 года электроагрегат был впервые приведен в действие.
Первым «испытателем» новшества был человек по фамилии Кеммслер, зарубивший топором свою любовницу. В силу понятных причин он не смог описать свои ощущения, но свидетели казни отмечали, что умирал он мучительно. Семьдесят секунд дергался и агонизировал, а после того, как смерть была уже зафиксирована, он застонал, стал извиваться вновь, и пришлось опять давать ток — до тех пор, пока от головы не пошел дым, а зал не наполнился запахом горелой плоти. Эта казнь вызвала много протестов со стороны американской и мировой общественности.
Таким образом, уже дебют электрофицированной казни продемонстрировал, что все разговоры о «гуманности» этого нововведения — не более чем пропагандистский аргумент «войны токов». Точно так же, как болтовня о демократии и правах человека — последствия войны «холодной».
За прошедший 121 год стало ясно, что хотя все методы казни в той или иной мере жестоки, но именно электрическому стулу свойственны частые и трагические неполадки, вызывающие дополнительные страдания осужденного. Все это привело к тому, что под влиянием американских правозащитных организаций электрический стул был признан «жестоким, неприменимым» наказанием, противоречащим Конституции США. Согласитесь, какой-никакой, а прогресс.

Зеброослы, антилопокоровы и… обезьянолюди

1 августа — 141 год со дня рождения ученого-биолога Ильи Ивановича Иванова, которого в 20-е годы прошлого века называли русским Франкенштейном или фанатиком науки.
Это был крупный ученый, еще до революции заложивший основы целой современной отрасли — искусственного осеменения животных. С этим «ноу-хау» Россия тогда лет на тридцать опередила весь мир, появилась возможность увеличения поголовья отборных пород скота и (что было особенно важно в то время) породистых лошадей. К разработкам И. И. Иванова весьма благожелательно относились такие люди, как Столыпин и Буденный.
Потом Илья Иванович трудился в Аксании-Нова, где создал тамошних знаменитых зеброослов и антилопокоров. Правда, как человек увлекающийся, он зеброослами не ограничился, а решил, что достойным завершением его научной карьеры станет создание обезьяночеловека.
Надо признать, что интерес профессора к опытам с высшими приматами был во многом обусловлен успешными опытами французского медика (русского происхождения) Сергея Воронова, который лечил половое бессилие своих престарелых пациентов, пересаживая им ткани яичников обезьян. Таких операций в мире было проведено более нескольких тысяч, в том числе (пока не выяснилось, что эффект от «лечения» кратковременен) десятки в СССР. Поскольку приматы на территории страны не водились, то был поднят вопрос о развитии у нас обезьяноводства. Горячими сторонниками этой идеи выступили такие люди, как Николай Вавилов, Иван Павлов, Владимир Вернадский, Отто Шмидт, Максим Горький, а также заграничные знаменитости — Эмиль Ру, Альбер Кальметт, Поль Ланжевен. Более того, официальный Париж даже пригласил экспедицию профессора Иванова во Французскую Гвиану (ныне Республика Гвинея), где в городке Киндия располагался крупный питомник приматов.
В результате в феврале 1926 года милейший Илья Иванович отбыл в Африку с целью получить помесного гомункулуса. Так назвали гибрид человека и человекообразной обезьяны (шимпанзе или гориллы). Предполагалось отловить подходящую самку обезьяны и искусственно оплодотворить ее человеческой спермой. Деньги на экспедицию выделили советское правительство и Академия наук СССР
Однако африканцы-охотники не смогли поймать для Иванова пригодное животное. Тогда он решил подкупить колониального врача-француза и тайно оплодотворить женщину-африканку обезьяньим семенем — видимо, во время гинекологического осмотра. Но недобрая молва уже пошла. Москва прекратила финансирование, и осенью 1927 года Иванов был вынужден покинуть Африку.
Правда, как человек одержимый, профессор от своей идеи не отказался и вывез в СССР несколько десятков обезьян для продолжения опытов (с этих животных и начался знаменитый Сухумский обезьяний питомник).
Однако планам Иванова сбыться было не суждено. В 1930 году он по доносу своего сотрудника был арестован (обвинен во вредительстве при искусственном осеменении колхозного скота) и через два года умер в ссылке в Алма-Ате.
Многие годы ходили упорные слухи, что в результате опытов Иванова кто-то все-таки родился... Подтвердить или опровергнуть данную версию сегодня уже невозможно.
С сайта http://news.21.by/society/2011/08/25/355400.html

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel