proliv (proliv) wrote,
proliv
proliv

Category:

Памяти Фомы Гриневича

Рогачевщина. События и люди. Фома Гриневич
В этот день в июле 1863 г. (по новому стилю) расстрелян в Рогачеве руководитель вооруженного формирования из дворян и разночинцев ГРИНЕВИЧ Фома Михайлович. Ему и посвящается этот материал.
В книге «Чтобы помнили. Рогачевский уезд. 1961-66 гг.»  пожалуй, впервые наиболее полно освещены события, происходившие на территории тогдашней Рогачевщины в указанный отрезок времени.
В историю события 1863-64 годов вошли как «Восстание К. Калиновского» или «Польский мятеж» или «Январское восстание в Варшаве».
Отдельные представители дворянства, беларуской шляхты и другие сословия жите-лей Рогачевщины не остались равнодушными к борьбе граждан Польши за свои бывшие территории, в деле отыскания свободы от российских имперских амбиций. Тогда как по-нимать всплеск вооруженного противостояния с российскими правительственными войсками на территории собственно не польской, но когда то входившей в состав Речи Посполитой, а конкретнее части её – Великого княжества Литовского? Или враждебного отношения к российским властям жителей целых населенных мест или отдельных представителей Рогачевщины?
Пересказывать подробно события вооруженного противостояния с российскими войсками у деревни Нижняя Тощица, действия так называемого «рогачевского отряда» или же события тех лет в Рогачевском уезде нет надобности, почти все, что найдено в архивах, изложено в книге.
Это исследование посвящено исключительно исторической фигуре (в масштабах уезда или даже Могилевской губернии) – Гриневичу Фоме Михайловичу.
Кто он таков? Какого рода-племени? Почему именно его власти посчитали предво-дителем «мятежного» отряда? А может он был действительно фигурой, способной под-нять массы на противостояние? Или он чей-то выдвиженец на роль одного из лидеров сопротивления? Исследований подобного рода, дабы осветить личность руководителей тех далеких событий, особенно по Рогачевщине просто нет - от слова совсем. И это будет первая подобная попытка.
Сложность еще в том, что никто из участников тех событий не оставил своих воспо-минаний или они просто нами еще не отысканы…
А начнем с
Генеалогия рода Гриневича Фомы Михайловича и о его близких.
Род признан дворянским постановлением Минского дворянского депутатского со-брания от 25 января 1801 г., с внесением в 1-ю часть дворянской родословной книги  и дополнительным постановлением от 11 октября 1827 г. (6-я часть). Утвержден род в российском дворянстве указом Сената от 30 апреля 1837 г. с внесением в 1-ю часть дворянской родословной книги Минской губернии. Герб рода - «Прыяцель» (укр. Пржиятель, польск. Przyjaciel).
Дед – Фома Петров сын, подстолий Мстиславский (1774), шамбелян Двора польско-го (1776), посол на Сейм от Речицкого повета (1780), судья Главного Трибунала ВКЛ (1791) скарбник речицкий (1792).
Продал имения Язьва, Стрекайлы и Сожинка в Мстиславском воеводстве Антонию и Богуславе Ивицким (1772).
Приобрел имения:
-  Лиски, Узнога, Репки, Слобода Омельнская Бобруйского повета (1778).
Владел имениями:
- Старое Поболово с деревнями Рогоселье и Брожки Бобруйского повета;
- по-изуитстским имением Горбацевичи (купил у Прушановского) Бобруйского повета;
- Красный Берег с деревнями Остров, Большие и Малые Бортники Бобруйского повета.
Бабушка – Констанция из князей Воронецких-Корбут.
Отец - Михаил-Петр сын Фомы, крещен 7 сентября 1788 г. Уволен из воинской службы с присвоением чина 14-го класса. Награжден медалью «За проход в Швецию че-рез Торнео» в 1808 г. Служил на различных должностях в Бобруйском и Рогачевском  уездах. Указом Правительствующего Сената от 10 апреля 1836 г. произведен в губернские секретари  (12-й класс Табели о рангах). Он был не единственным сыном в семье. Вот не-много о его братьях:
- Никодим, крещен 3.03.1778 г., поручик российских войск (12-й класс Табели о ран-гах);
- Иосиф, в 1791 г. подполковник войск польских, хорунжий Бобруйского уезда;
- Игнатий, хорунжий российских войск (14-й класс Табели о рангах);
- Бернард (крещен 23.08.1795) и Адам (крещен 14.12.1796), о них сведений нет.
Как видим, среди братьев ни государственных или военных деятелей, ни крупных землевладельцев, в отличие от их отца – Фомы Петрова сына, нет. Тем не менее, Михаил берет себе в жены или его женят на женщине из княжеского рода Пузана.
Владел по наследству, частично, имениями Красный Берег и Поболово Бобруйского уезда.
Приобрел имение Верхняя Тощица Рогачевского уезда (1573 десятины земли, 109 ревизских душ обоего пола).
Совместно с законной супругой Геновефой из рода князей Пузына имел двуименных сыновей: Фому-Мацея (крещен в Бобруйском римско-католическом костеле 24 февраля 1817 г.) и Казимира-Люциана (крещен там же 12 февраля 1819 г.), дочерей: Констанцию и Идельфину.  Также являлся неофициальным опекуном своих племянников – детей родного брата Никодима: Ивана (крещен 30.04.1807) и Константина (крещен 15.05.1810).
В октябре 1827 г. обратился в Минское дворянское депутатское собрание с проше-нием о причислении к дворянству своих сыновей Фому и Казимира, а также племянников Ивана и Константина. Постановлением дворянского собрания все они признаны действительными дворянами по выводовому определению от 25 января 1801 г. Заключением Герольдии Правительствующего Сената от 4 января 1837 г. утверждены в российском дворянстве.
Однако, уже в 1838 г. обращается в Герольдию с жалобой на неправильное, будто бы причисление своих племянников к дворянству. При этом, ставил под сомнение законность брака их отца, своего брата Никодима, а также противозаконность брака племянника Ивана с двоюродной сестрой, совершенном в Кракове. Герольдия оставила этот донос без уважения, а самого доносчика без преследования. Лишь за употребление им вместо гербовой бумаги простой, постановила взыскать с него стоимость гербовой бумаги. В Минском дворянском депутатском собрании этот донос рассматривался длительное время. Один из племянников – Константин, поставил даже вопрос о привлечении своего родного дяди к уголовному суду за противозаконное прошение и нанесенную ему тяжкую обиду. Дело закончилось без последствий для доносчика, а причисление к дворянству племянников признали законным.
Здесь интересным представляется вот что. Жалоба или донос в Герольдию был по-дан Михаилом 29.11.1838 г. К этому времени его племянник Иван, ему было уже 31 год -   крупный помещик в Могилевском уезде, а второй племянник – Константин, успешно продвигался по гражданской службе. А его старший сын – Фома, только закончил обучение и был направлен для службы в гусарский полк, служба в котором уже не была так престижна, как во времена Отечественной войны 1812 г. К тому же, видимо, и служба у него не задалась? Его младшего сына – Казимира, который обучался в институте путей сообщения , к этому времени уже не было в живых.
Видимо у Михаила взыграло чувство ревности к родным племянникам, а возможно была и другая причина его обращения в Герольдию…
В последние годы жизни проживал вместе с сыном Фомой. Умер 3 декабря 1849 г. в Верхней Тощице.
_____________
Источники:
1. – Гербовник беларуской шляхты. Т.4 Г / Д.Ч. Матвейчик (и др.). – Минск: Беларусь, 2016, с.573-575.
2. – РГИА ф.1343 оп.19 д. 4616.
3. -  Национальный Исторический Архив Беларуси (НИАБ)  ф.147 оп.3 д. 11658.
Жена – Добровольская Наталья Михайлова, дочь генерала Российской армии. Её отец Михаил Добровольский – генерал-полицмейстер 2-й армии. Участвовал в кампаниях 1805, 1828 и 1831 гг. при блокаде крепости Измаил, также в Отечественную войну 1812 г. у села Бородино. Командовал 1-й бригадой 7-й пехотной дивизии.
Вероисповедания реформаторского, проживала с детьми в Тощице, Вильно и Риге.
Бракосочетались в Рогачевском римско-католическом приходе 30 ноября 1844 г.
В связи с конфискацией имения Верхняя Тощица осталась с детьми без средств существования. Неоднократно обращалась в различные инстанции с прошениями о возврате имения. В 1867 г. через  генерала от инфантерии Ушакова (видимо сослуживец отца) обращалась к Шефу жандармов о покровительстве и возврате конфискованного в казну имения мужа. При этом указывала, что на устройство и содержание имения тратились деньги, полученные в качестве её приданного.
3 мая 1869 г. начальник Лифляндского губернского жандармского управления пол-ковник Андрианов обращается к Шефу жандармов генерал-адъютанту графу Шувалову о высочайшем покровительстве Наталье Гриневич (Добровольской) и её детям.
Данное обращение было доложено государю-императору, волею которого выделено Гриневич Наталье на 1869-70 учебный год 200 рублей серебром пособие на воспитание детей.
С 1870 года Наталья Михайловна обращается ежегодно за аналогичным пособием к Императору, в результате чего, он волеизъявил: …выдавать пособие впредь до окончания воспитания малолетних Гриневичей. Пособие ей выдавалось негласно, через специально открытый счет в Лифляндском казначействе на имя начальника жандармского управле-ния, даже когда дочь Констанция вышла замуж, а сын Иван учился в училище.
В 1879 году ей в просьбе о выдаче пособия на лечение кумысом, отказано .
Сын – Цезарь, умер 24 марта 1852 г. в 3-х летнем возрасте от коклюша . В метриче-ской книге Рогачевского костела, раздел о смерти, указано, что умер в околице Ходосовичи Рогачевского уезда. Возможно, помощник ксендза ошибочно указал место смерти, а может и фактически мальчик умер в Ходосовичах. Тем более, что в этой околице прожи-вало много католической шляхты, в том числе представители дворянского рода Ходосов-ских, один из которых владел имением Россохи – соседнем с имением Гриневича – Верх-няя Тощица.
Сын – Иван-Фома, родился в Верхней Тощице 15 августа 1856 г., крестился в Рогачевском римско-католическом приходе 8 декабря 1864 г.
В 1875 г. поступил в Рижское юнкерское училище, которое окончил в 1879 г. с получением воинского звания прапорщик. Направлен для службы в 116-й пехотный Малоярославский полк 29-й пехотной дивизии (г. Рига). Изъявлял желание поступить в академию.
Проходил службу: подпоручиком с 28 июня 1877 г., поручиком с 16 июня 1878 г., штабс-капитаном с 15 мая 1887 г., капитаном с 15 марта 1892 г.
В должности командира роты с 7 августа 1887 г. по 26 февраля 1899 г.
С 1901 г. проходил службу командиром 3-го батальона в 160-м пехотном Абхазском полку в звании подполковник до 1913 г. (г. Гомель).
Награжден орденом Святого Станислава 3 ст. в 1889 г.
На 1902 г. – женат.
Дочь - Констанция-Мария, родилась 10 декабря 1852 г. в Верхней Тощице,  крести-лась 18 апреля 1853 г. в Рогачевском римско-католическом приходе ксендзом Гиртовичем.
В Риге обучалась в училище госпожи Шиц. Едва закончив обучение, 20 января 1872 года там же в Риге вышла замуж за Лифляндского помещика Максимилиана-Филиппа сына Германа-Георга фон Бреммера, после смерти Максимилиана-Филиппа вышла замуж 3 мая 1891 г. за его родного брата Карла-Оскара фон Бреммера .
О Фоме Михайловиче Гриневиче.
Крещен двуименно Фомой-Мацеем 24 февраля 1817 г. в Бобруйском римско-католическом приходском костеле ксендзом Петром Любичем. Данных о месте и дате рождения в делах не имеется.
Потомственный дворянин Минской губернии.
С детства воспитывался в княжеской семье матери княжны  Геновефы Пузына и ба-бушки княжны Констанции Карибут-Воронецкой. Затем в Санкт-Петербургской Первой гимназии (на  правах бывшего Санкт-Петербургского пансиона).
Первая Санкт-Петербургская гимназия являлась одним из старейших учебных заве-дений г. Санкт-Петербурга. В 1817г. при Императорском Санкт-Петербургском университете был открыт Благородный пансион с целью «дать детям привилегированных классов населения столицы получить соответственно их положению образование». Первая гимназия была преобразована из Благородного пансиона 29 марта 1830г. Гимназия считалась аристократическим заведением: долгое время туда принимали детей только потомственных дворян. Выпускники гимназии обладали рядом привилегий: окончившие курс с похвальными аттестатами принимались в Университет без экзаменов.
К концу воспитания в гимназии имел намерение поступить в военную службу.
По сведениям на март 1837 г. – служит в Дворянском полку .
Выпускник Дворянского полка в кавалерию 1838 года .
Высочайшим рескриптом 14 марта 1807 г. министру внутренних дел было повелено объявить, чтобы все дворяне, достигшие 16 лет и желающие поступить на военную служ-бу, вместо определения прямо в войска унтер-офицерами, являлись в Санкт-Петербургские кадетские корпуса для ознакомления в самое короткое время с порядком службы и для приобретения познаний, необходимых для производства в офицеры; вместе с тем было разрешено принимать в кадетские корпуса для той же цели студентов и вообще воспитанников учебных заведений министерства народного просвещения. Обязанность подготовки молодых дворян к офицерскому званию было возложена на 2-й кадетский корпус, при котором сформировался, таким образом, отдельный Волонтерный корпус, состоявший из 2-х батальонов по 600 ч. и получивший в 1808 г. наименование Дворянский полк. В 1832 г. Дворянский полк, в составе 2 батальонов по 500 ч., был отделен от 2-го кадетского корпуса и образовал самостоятельное воспитательное заведение, под началом особого командира. На общем испытании, произведенном в полку в 1832 г., ока-залось, что знания 2/3 наличного числа дворян ограничивались одною только азбукой . – Не удивляйся, уважаемый читатель, в архивных материалах встречаются факты, когда лица с дворянским происхождением не могли расписаться, а ставили взамен подписи крестик. Правда, такие случаи единичные.
В июле 1837 г. (по некоторым данным – в 1832 г.) поступил на службу в Лубенский 8-й гусарский полк (сформирован в городах Шклове и Могилеве - на Днепре в марте 1807 года) , вышел в отставку 24 января 1844 г. в чине штабс-ротмистра .
8-й гусарский Лубенский полк — кавалерийская часть Русской императорской ар-мии. В этот период времени дислоцировался в г. Севске Орловской губернии, а затем пе-реведен в г. Слоним Гродненской губернии. Здесь офицерам и солдатам полка пришлось столкнуться с недружелюбием и отчужденностью со стороны населения - результате со-бытий в Польском царстве 1830-31 гг. Офицерам полка предписано было наблюдать за всеми связями и знакомствами юнкеров и вольноопределяющихся, также немедленно докладывать о подозрительных связях начальству.
Весной 1842 года полк перевели в местечко Мендзыжец, лежащем на дороге из Варшавы в Брест-Литовск, а в декабре 1843 г. – в Варшаву.
Причина увольнения не установлена. Возможно, это было болезненное состояние, или просто выслужил установленный в данном полку срок службы – 6 лет и не было желания продолжать военную карьеру. Обер-офицерский чин штабс-ротмистра, исходя из выслуги, возможно, получил при увольнении из военной службы в январе 1844 года.
30 ноября 1844 года, в возрасте 28-ми лет, бракосочетался с дочерью генерала рос-сийских войск Добровольской Натальей, девицей 20 лет . В качестве приданого получил 4500 рублей. У отца жены в то время была в собственности захудалая деревенька Броки (возможно Борки или Борок) в Бобруйском уезде .
Бракосочетавшись, молодые стали жить в имении, приобретенным отцом, Верхняя Тощица. Природа в той местности прекрасная и сейчас. Недалеко на запад течет неболь-шая река Друть, а еще ближе, но на востоке, бегут воды Днепра. Да и в самой деревне бе-жит совсем маленькая речушка Тощица – приток Днепра. Хозяйство в имении не боль-шое, крепостных крестьян чуть более 100 душ обоего пола. Буквально в нескольких вер-стах через деревню Нижняя Тощица проходит дорога на губернский город Могилев и уездный Рогачев, где есть и католический костел и пусть небольшое уездное дворянское собрание. От Рогачева недалеко и вотчинное имение отца и деда Красный Берег в Бобруйском уезде.
В Рогачевском уезде проживало много дворян - землевладельцев, как католиков, так и православных.
Да и с соседями повезло. Хозяева ближайшего имения Нижняя Тощица Печковские довольно молодые и образованные люди. Их подрастающий сын Григорий веселого нрава, порой, правда, не давал проходу молодым девкам, за что и привлекался к ответственности…
За Днепром в Шапчицах хозяин, бывший уездный предводитель дворянства Жуковский Александр Иванович, штабс-капитан корпуса инженеров путей сообщения в отстав-ке. Владеет большим имением, занимается охотой и рыбалкой. У него часто собирается уездное дворянское общество.
Вокруг Тощицы много малоземельной шляхты, занимающейся, в основном, своим хозяйством или арендует землю.
В 1848 году родился первенец, нарекли Цезарем. Но прожил он недолго. Умер в 3-х летнем возрасте от коклюша.
Второй сын Иван-Фома родился 15 августа 1856 г. Крестили его только водой, а полный обряд крещения совершили уже 8 декабря 1864 г. после расстрела отца.
Затем родилась дочь Констанция-Мария.
Не смотря на то, что жена Фомы Михайловича Наталья была евангелистского веро-исповедания, все обряды крещения проводились в Рогачевском римско-католическом приходском костеле. Исповедовались и причащались там же.
В конце 1849 г. умирает отец Фомы. Заботы по имению ложатся на плечи молодого хозяина. В помощниках был и управляющий, который одновременно являлся смотрителем всей прислуги, и писарем.
Видимо сказывалось отсутствие опыта ведения хозяйства. Свое негативное влияние оказывали неурожаи тех лет вследствие регулярной засухи в целом по Могилевской губернии. Кроме того, Фома Гриневич задумал и начал строить новую усадьбу для своей семьи в Каменной гриве. Как бы там ни было, архивные материалы свидетельствуют о том, что Фома Гриневич часто прибегал к заимствованию денег, и в довольно крупных суммах. Так, у помещиц Мышковской и Юрьевой в ноябре 1857 г. занял 500 рублей. В октябре 1861 г. у помещицы Новогонской 1800 рублей. Занимал или брал товары в долг и у рогачевских купцов: Тумаркина на сумму чуть более 200 рублей, Скирмантова – на 95 руб., у помещика Ордо – на 691 руб. У опекунов наследников Миклашевских занял 1800 рублей. Как оказалось, занимал Фома Гриневич и у семьи будущей своей супруги - Добровольских, причем дважды, 1 августа и 1 ноября 1844 г. по 900 рублей. Это не весь пере-чень с долгами Гриневича. Эти долги вскрылись, когда имение Гриневича Верхняя Тощи-ца было конфисковано в казну, а заимодавцы пустились возвращать свои деньги . К это-му времени самого Фомы Гриневича уже не было среди живых.
Гриневич и события в Рогачевском уезде в 1861-63 годах.
В ходе выполнения императорского указа об отмене крепостного права помещик Гриневич и его крестьяне ничем не отличились. Вся процедура прошла мирно и спокойно.
Как известно, дворяне Рогачевского уезда в октябре 1861 г., вспомнив свои права и преимущества, имевшиеся в Речи Посполитой, направили Прошение  на имя государя-императора. Благодаря его за уничтожение крепостного права, просили:
- о возобновлении употребления польского языка в Могилевской губернии, как в училищах, так и при делопроизводстве;
- о возвращении публичного и гласного судопроизводства;
- о присоединении Рогачевского уезда, вместе со всею губернией, к Литовским;
- о присоединении учебные заведения Могилевской губернии к Виленскому учебному округу;
- об открытии на прежнем основании Виленского университета;
- о предоставлении полной свободы всем христианским вероисповеданиям, дозво-
лив им строить храмы, молиться, где и как пожелают, при смешанных же браках предо-ставить родителям крестить и воспитывать детей в той вере, в какой пожелают.
Подписало прошение 47 дворян, первую подпись поставил предводитель дворянства Богуш И.И
В числе подписавших был и Фома Гриневич.
Это Прошение не вызвало особой тревоги у властных структур того времени. Под-писавших дворян не привлекли к ответственности. Только предводитель Богуш по указу государя-императора был предан суду, и ему в качестве наказания определили заключе-ние в крепости на полтора года. Да и отсидел он с 21 по 26 августа 1862 г. всего-ничего. Тут же был помилован тем же государем-императором.
Аналогичные прошения, поданные в других губерниях, властями были восприняты уже по-другому…
В Царстве Польском начинаются революционные волнения и брожения. Поляки, также молодежь из числа студентов и слушателей, в том числе российских столичных учебных заведений, начинают поднимать вопрос о границах Речи Посполитой до 1772 г. Поднимаются и другие важные вопросы жизни поляков, среди которых абсолютное большинство католики. Эти волнения просачиваются и на территорию нынешней Беларуси.
Трудно понять, или даже не возможно – почему Фома Гриневич склонился к противостоянию с Государством, при этом, видимо, не понимая, чьи интересы он собирался отстаивать. Тем более что и в самом революционном обществе не было единства. Если кратко: - «белые» больше думали о будущих границах Польши и дипломатической и военной помощи европейских государств; - «красные» надеялись на поддержку крестьянства и добивались признания Литвы и Беларуси как самостоятельных образований в составе Польши в случае успешного завершения восстания, а также на подъем революции в царской России.
Да, он воспитывался в католической среде. Католические костелы только по Рога-чевскому уезду были: в Рогачеве, Антушах, Озеранах, Журавичах (хотя и Быховского уезда, но многие рогачевские католики были там прихожанами), Чечерске и Люшеве. А католических каплиц было еще больше.
Да, он выходец их шляхецкой среды. Его дедушка являлся крупным землевладельцам. Но, разделив по наследству принадлежавшие ему земли между шестью своими сыно-вьями, последние в своем большинстве не достигли его уровня богатства и положения в обществе.
Но, по данным на 1 января 1866 г.  в Рогачевском уезде проживало около 9000 человек – мужчин католического вероисповедания из числа бывшего шляхецкого сословия. В этом Рогачевский уезд значительно выделялся во всей Могилевской губернии. А в тощицкий отряд прибыло или направлялось не более 50 человек различных сословий, но в большинстве из шляхты.
На сегодняшний день не известно – кто, когда и каким образом привел Фому Грине-вича в общество революционеров. Есть не подтвержденные документально сведения об его участии в совещаниях и собраниях, проводившихся будущим руководителем всего революционного движения в Могилевской губернии Людвигом Звеждовским (псевдоним Топор) накануне выступления в апреле 1863 года .
Гриневич, возможно, пришел в революцию путем участия в создании Могилевского агрономического Общества . Идея создания такого общества появилась в Горецком зем-ледельческом институте в 1861 г. Связана она была с национально-освободительной борь-бой в Польше и крестьянской реформой 1861 г.
Возникла у землевладельцев потребность в обмене мыслями о пережитом (отмена крепостного права) и отысканием форм приспособления к новой жизни.
В апреле 1861 г. в стенах института состоялся подготовительный съезд. Правда, на этом съезде не было официальных представителей Рогачевского уезда. Одной из первых на предложение дать материалы для планируемого Могилевского съезда откликнулась рогачевская шляхта. В дальнейшем эти материалы были конфискованы у дворянского предводителя Богуша И.И., а на идею созвать Могилевский губернский съезд, на котором планировалось утвердить Устав Общества и решить другие организационные вопросы, властями был наложен запрет. Однако все это послужило толчком для общения в среде чиновников и помещиков, а также и других сословий.
На мировоззрение Фомы Гриневича сказалось, видимо, и его военная служба в гусарском полку. Гриневич прибыл в полк, который только что был передислоцирован из исконно русских земель. Абсолютное большинство офицеров, проходивших службу в од-но и то же с Гриневичем время, имело русские фамилии, и, значит, в своем большинстве, были православного вероисповедания. Можно предположить, что  Гриневичу – католику по вероисповеданию, приходилось преодолевать многочисленные трудности, связанные как по службе, так и в быту. Служба в Слониме, где местные жители проявляли недруже-любие и отчужденность к офицерам и солдатам полка, также могли влиять на взгляды молодого Гриневича.
Как бы там ни было, именно к Фоме Гриневичу 20 апреля 1863 г. в его имение Верхняя Тощица прибывает Исидор Станиславович, впоследствии оказавшийся подпоручиком Станиславом Дзержановским, слушателем Михайловской артиллерийской академии. Привозит конверт, адресованный Гриневичу, и на словах передает, что он от революционного центрального комитета. Гриневич вскрывает конверт. В нем приказ лично ему - быть с оружием готовым к 23 числу, а в случае ослушания - смертная казнь .
Здесь возникает законный вопрос – а кто был назначен руководителем тощицкого отряда? В своих первичных показаниях, данных в Рогачеве 8 мая, по горячим следам, Гриневич устно подтвердил временное назначение начальником отряда, но письменно не подписал протокол допроса. В дальнейшем в Могилевской следственной комиссии 20 мая на допросе и 29 мая в ходе очной ставки, он отрицал назначение его начальником отряда. Показал, что к приказу о готовности с оружием к 23-му числу, была особая приписка, чтобы он получал почту (бумаги) на имя военного начальника и передавал её тому лицу, который представит мандат.
Подпоручик Дзержановский, прибывший в Верхнюю Тощицу к Гриневичу, в отно-шении назначения начальника отряда показал, что, если Гриневич не примет пакет с при-казом ему, то он должен распечатать его и вручить лично. Остальные бумаги он должен был передать посланному от Людвига Звеждовского начальнику, которого он должен встретить вечером 22 апреля в Довске и показать тому сборный пункт отряда в тощицких лесах, для чего осмотреть лично эти леса.
Фактически Дзержановский передал конверт, заночевал у Гриневича и тот показал ему свою строящуюся усадьбу в лесу на Каменной гриве. Утром 22 апреля Дзержановский вместе с Петром Случановским отбыл в Довск, а затем 23 апреля, опять с тем же Петром Случановским и другими лицами был задержан временно обязанными крестьянами помещика Печковского в Нижней Тощице, когда они направлялись к Гриневичу в Верхнюю Тощицу.
В этой ситуации и Гриневич и Дзержановский на допросах отказываются от признания себя в  роли руководителя тощицкого отряда.
Однако, в найденных еще в конце 60-х годов XX-го века историком А.Мальдисом в Национальной библиотеке в Варшаве рукописях с черновыми записями Людвига Звеж-довского , среди прочих, имеется запись о назначении именно Фомы Гриневича начальником отряда в Рогачевском уезде, а помощником его – Станислава Дзержановского .
Имеющиеся архивные сведения могут свидетельствовать о том, что на подпоручика Дзержановского возлагались обязанности военного начальника тощицкого отряда. Фома Гриневич в этой ситуации должен был организовать отряда, обеспечить его вооружением, боеприпасами и, на первое время, снабдить продовольствием. Общее руководство деятельностью отряда возлагалось на Гриневича.
Из хода подготовки к выступлению известно, что трое слушателей Михайловской артиллерийской академии:
- поручик Жебровский Константин Адамович (1838 – 24.06.1863)
- подпоручик Дзержановский Станислав Юлианович (1839 - ?)
- подпоручик Олендзский Антон Варфоломеевич (1843 – 30.03.1864)
отлучились (скрылись) со своих квартир в Санкт-Петербурге сразу после празднования Святой Пасхи (13 апреля) на Святой неделе. Из них, в дальнейшем:  Жебровский – начальник Сенненского повстанческого отряда; Олендский -  начальник Черноручского отряда Могилевского уезда, а Дзержановский не доехал до отряда, был задержан пьяными крестьянами в деревне Нижняя Тощица. В 1863 г. им было от 20 до 25 лет.
А что же Гриневич? Формально, должен был обладать достаточными военными зна-ниями. Имел опыт военной службы более 6 лет в кавалерии. Ему в 1863 году было 46 лет, с военной службой расстался около 20 лет назад. Вместе с тем, хорошо знал дворянское сообщество Рогачевского уезда. Знал местность, тем более, что Людвигом Звеждовским ставилась задача для отряда – двигаться на католическую околицу с костелом Антуши . Достаточно образован.
И все-таки, получилось так, как получилось. Уже 22 апреля 1863 г. Гриневич начал собирать прибывших в Верхнюю Тощицу. Первоначально разместил их в лесу на Камен-ной гриве. 23 апреля, получив сообщение о том, что временно обязанные крестьяне его соседа Григория Печковского задержали будущих участников тощицкого отряда, повел собравшихся освобождать задержанных. Однако, конкретно о своих намерениях не поде-лился. Именно тогда он проявил себя в роли начальника, поведшего собравшихся на вы-ручку, хотя позже многие пытались оправдать поведение его «старшинством». Действи-тельно, среди собравшихся он был старше всех по возрасту.
С большой долей уверенности, можно утверждать, что Гриневич знал, кого задержали крестьяне. Того же Дзержановского он ожидал. Но, он никак не мог даже предположить, что к этому времени в Нижнюю Тощицу прибудут российские войска, и, собравшимся у него, придется вступить в перестрелку с регулярными войсками.
На всех стадиях расследования и суда Гриневич отрицал свое «начальство» и всякую связь с центральным революционным комитетом. Не было в его показаниях того революционного пафоса в отличие от высказываний отдельных участников «тощицкого» отряда. На допросах в следственной комиссии и военном суде ответы на поставленные вопросы писал собственноручно и грамотно. Почерк уверенный, достаточно ровный.
Ни следствие, ни военный суд не установили, кто именно убил лошадь под казаком. Это приписали Гриневичу, который сам дал к этому повод, заявив на вопрос о том, кто убил лошадь под казаком – «…а разве казак священная особа, что и стрельнуть нельзя?». В ходе допроса при дознании еще в Рогачеве он сознался, что именно по его команде начали стрелять.
На допросах Гриневич вел себя по - разному. И если при дознании и в следственной комиссии пытался ссылаться на страх, который был вызван поведением рогачевского исправника Блохина, избивавшем арестованных, поэтому он давал не всегда достоверные показания, то в военном суде держался независимо, давая четкие и конкретные ответы по существу заданных вопросов.
Довольно интересно, как решалась судьба Гриневича при определении ему меры наказания.
Военный суд 26 июня 1863 г. приговорил Гриневича, Дзержановского и ксёндза Бугена к расстрелу и конфискации всего оставшегося после них имущества.
Командующий войсками в Могилевской губернии Свиты Его Величества генерал-майор князь Яшвиль ходатайствовал о смягчении участи Гриневичу, Дзержановскому и Бугену по причине:
- хотя помещик Гриневич и принимал деятельное участие в мятеже, однако колебался принять начальство над шайкой, характер личности Гриневича совершенно ничтожен и Гриневич не мог иметь никакого влияния на других, будучи сам слепым исполнителем полученных им приказаний.
- подпоручик Дзержановский, хотя сначала скрывал своего звание, но потом чистосердечно сознался как в своей личности, так и в своем преступлении, в которое впал по подговору, увлекшись по молодости лет, и, наконец, он изъявил глубокое раскаяние в своем увлечении.
- ксендз Буген хотя и оказывал вооруженное сопротивление при аресте, однако от сделанного им выстрела никакого вреда не последовало, и в шайке находился как простой мятежник, а не как возбудитель;
Генерал от инфантерии Муравьев – командующий войсками Виленского военного округа принял по этому делу свое собственное решение – Гриневича казнить расстрелом в Рогачеве. В отношении Дзержановского и Бугена смягчил наказание.
Как известно, история не любит сослагательного наклонения. Не надо стыдиться собственной истории, независимо от того, была ли она красивой или не очень, и каким образом ею распоряжались власть предержащие в разные времена.
Так сложилась судьба Гриневича. Определяя меру наказания Гриневичу, генерал Муравьев отметил, что … Гриневич заслуживает наказания по всей строгости закона, каковое  наказание есть в отношении к нему, тем более … , что он состоял прежде в государственной службе офицером и ныне присоединением своим к мятежу и деятель-ным в оном участии нарушил присягу и долг верноподданного.
И последнее. На этом работа над темой событий 1863-64 гг. на Рогачевщине не завершается.
Предстоят еще многие открытия…
Список использованных архивных источников:
Национальный исторический архив Беларуси
1. Фонд 147 опись 3 дело 11658 - О разделе имения Горбацевичи Бобруйского уезда по-мещика И.Гриневича между наследниками, 6.02.1874-17.01.1875 гг.
2. Фонд 1781 опись 30 дело 324 – Метрическая книга Рогачевского римско-католического приходского костела за 1852 г. об умерших.
Государственный архив  Российской Федерации
3. Фонд 109 опись 99 дело 261- По прошению вдовы штабс-ротмистра Наталии Гриневич о пособии на воспитание детей, 1869 г.
4. Фонд 109 опись 36 дело 394 - О рогачевском уездном предводителе дворянства подпол-ковнике Богуше, 24 октября 1861 г.
5. Фонд 112 опись 1 дело 3 - О бывшем Рогачевском уездном предводителе дворянства И.И.Богуше. Сенатское производство. 8.12.1861 – 23.05.1863 гг.
Российский государственный исторический архив
6. Фонд 381 опись 12 дело 7531 - По делу об удовлетворении долгов политического пре-ступника Фомы Гриневича на имение Тощица Рогачевского уезда Могилевской губернии, 11 апреля 1877 г.
7. Фонд 1343 опись 19 дело 4616 - О сопричислении к дворянскому состоянию рода Гриневичей Минской губернии, 1874 г.
Литовский государственный исторический архив 
8. Фонд. 494 опись 1 дело 115 – Дело штаба Виленского военного округа по ссудному отделению об отставных штабс-ротмистре Фоме Гриневиче, подпоручике Станиславе Дзер-жановском и викариате ксендзе Венедикте Буген.
Tags: Гриневич, Рогачевщина, история
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments