proliv (proliv) wrote,
proliv
proliv

ВИЛЕНСКИЙ ПОЧТОВЫЙ ТРАКТ

В.К. Заремский, Могилевский областной отдел БГО г. Могилев
Зарэмскі У.К. Віленскі паштовы тракт. У артыкуле раскрываюцца прычыны ўзнікнення,
развіцця, наступствы працы Віленскага тракта.
Zaremsky V.K. Vilensky postal route. The article discusses the causes and issues of the organization of the Vilna post road.

Введение. В богатой на исторические события истории белорусской земли сохранился факт существования уникального почтового действия – международного почтового тракта, вошедшего в историю под названием «Виленского почтового тракта». Сам он и события связанные с ним постоянно привлекали внимание различных исследователей: М. Без-Корниловича, А. Вигилева, И. Козловского, В. Иконникова, Н. Соколова, Е. Соркина, М. Филонова, С. Шамина. Отдельные момента работы данного тракта описывались и в статьях автора данной статьи, в которой предпринята попытка свести воедино мнения историков последних двухсот лет о роли тракта в жизни российского государства и Речи Посполитой.
Основное содержание. По итогам войны в 1667 г. Речь Посполитая (РП) и Россия заключили Андрусовское перемирие, согласно которому учреждался новый тракт: Москва – Смоленск – Могилев – Минск – Вильно. Не сумев разгромить ВКЛ и РП в целом, московское руководство не смогло отрегулировать нормальные отношения со странами Западной Европы. Данный тракт должен был компенсировать этот недостаток, предоставлял своеобразные преимущества московской стороне по итогам войны и улучшал собственно итоги войны для московского государства. Фактически, тракты Москва – Можайск и Вильно – Мстиславль к этому времени уже существовали и действовали. Поэтому обустраивался лишь отрезок между Можайском и Мстиславлем (на российской преимущественно территории). Тракт был очень важен для российского руководства, поэтому инициатива исходила от московского боярина А.Ордин-Нащокина, но техническую сторону разработал виленский почтмейстер Рейнгольд фон Бизинг (Бисинг, Визинг), в России таких специалистов просто не было. На устройство ушло 3 года, и первая почта отправилась по тракту из Москвы 11 марта 1669 г. (по юлианскому календарю), а из Вильно – на день позже [1, с. 252]. Почта находилась в дороге восемь дней. В составленном Бизингом положении устанавливался порядок прохождения почты. Из Вильно почтальон отправлялся в пятницу в полдень, в Минск прибывал в воскресенье в три часа пополудни, в Могилев – в понедельник в полдень и на границу – во вторник рано утром. К этому часу сюда поступала московская почта. Почтарь следуя обратно, выезжал из Москвы в ночь с субботы на воскресенье, прибывал в Минск в четверг в пять часов утра и в Вильно – в пятницу в полдень. В период расцвета эта скорость движения почтовой корреспонденции, очевидно, выдерживалась. Впоследствии почта опаздывала до 4 – 5 дней, что возмущало российское руководство [2, с. 14].
Плата за перевозку частных писем из Москвы за границу составляла по 2 алтына 4 деньги с золотника (один золотник – 4,266 г). За пересылку денег с письмами брали «3 ефимка со 100 ефимков и 2 золотых со 100 золотых». Письма упаковывали в мешки, везли до границы и складывали в особые сумки. отправлялась почта один раз в неделю (с 1672 г. 2 раза в неделю) [3]. Виленский тракт подарил россиянам новый термин «почта», до этого он в Московском государстве не использовался. Термин возник в Римской империи. Так – statio posita in… – в Древнем Риме называли остановку, станцию для перемены лошадей. от итальянского posta появился польский термин poczta и, благодаря Виленскому почтовому тракту, он и вошел в обиход жителей Восточной Европы.
В 1680 г. для московских почтарей Виленской почты ввели сермяжные белые форменные кафтаны с нашитыми на них орлами красного цвета – «для скорого проезду и дабы встречные их не обижали» [4, с. 1176]. Интересно, что это была не первая форма российских почтарей. Прежнюю форму ввели за 15 лет до этого. Виленский почтмейстер предложил для белорусских и российских почтарей новую единую форму – красный кафтан с гербом России и Польши. Но российское правительство отвергло этот проект и почтальоны стали носить только герб своего государства. На кожаных поясах у них висели почтовые рожки, в которые они трубили, извещая о своем прибытии. По предложению Бизинга, российские почтари впервые стали использовать почтовые рожки, которые к тому времени уже были привычными для жителей РП и ВКЛ, но россиянам были неизвестны. Рожок вызвал неприязнь, как со стороны официальных властей, так и российских ямщиков. Когда первая почта из Вильно прибыла в Смоленск, то местный воевода отказался пропустить сумку с корреспонденцией и почтовым рожком в Москву [2, 14]. Нелюбовь к рожку сохранялась в великорусских губерниях на всем протяжении ХVІІ – ХІХ вв. Красные кафтаны у русских почтальонов не привились, их заменили зелеными. Правда, ямщики «донашивали» старые зипуны еще несколько лет до начала ХVІІІ в., передавая их по наследству от отца к сыну [5]. В конце концов, кафтан – зеленый «зипун с признаком (т.е. гербом – примечание автора)» – пошили только в одном экземпляре. Поэтому московские почтари, во время провоза почты, вместе с почтой передавали друг другу и зипун [6, с. 106].
Бизинг придумал и новый вариант подорожной, который использовали не только на Виленском тракте, но по всей РП до кон. ХVІІІ в. она отличалась простотой и универсальностью. Подорожная выдавалась почтарю на весь путь от Вильно до Москвы или от Москвы до Вильно, и отбиралась на пункте прибытия. В ней указывалось время выезда и время приезда. Кроме того, на обороте, отмечалось время прибытия и убытия ямщиков со станций. Достаточно посмотреть на записи, и сразу можно было определить время нахождения в пути и место задержки. Если таковая случилась [6, с. 108].
Тракт работал с перебоями. В его деятельности нашли отражения все сложности политических отношений между РП и Россией. Так как в его работе более всего нуждалось московское государство, то руководство Речи Посполитой не уделяло ему много внимания, и более того, часто использовало тракт в своих политических целях – вплоть до временного прекращения его работы. Корреспонденция из России активно просматривалась, и это не скрывалось от российской стороны [6, с. 117]. Дело в том, что с самого начала существования Виленского тракта он рассматривался российским руководством еще и как средство получения внешнеполитической информации [2, с. 13], а это уже не могло радовать руководство РП. И оно не всегда было заинтересовано в нормальной работе тракта. Все это вызывало многочисленные нарекания в адрес руководства РП. Русские посланники, для улучшения работы Виленского тракты, использовали и другие средства. Почтовым работникам на тракте преподносились «добрые подарки», фактически взятки, чтобы они делали свою работу быстро и аккуратно. особенно много «добрых подарков» получали варшавский, виленский и минский почтмейстеры» [6, с. 112, 117]. Кроме оговоренной платы, русское руководство одаривало почтмейстеров соболиными шкурками по несколько штук в год. Соболиный мех в Европе того времени ценился и стоил очень дорого, а значит и желающих доставлять российскую почту в белорусских и прибалтийских землях всегда хватало.
Что возили почтари Виленского тракта? В первые 20 лет, по информации А.Виниуса, «переписку с резидентом Василием Тяпкиным, письма купцов-иноземцев и куранты» [2, с. 15]. К кон. ХVII в. отношение к Виленской почте в российском обществе изменилось.
Если, первоначально, российские купцы не пользовались ею, то в 1690-е гг. данной почтой воспользовались 64 русских торговца наряду с 74 иноземцами, что наглядно доказывает, что почта стала приносить выгоды и российским торговым интересам [7].
В наше время мы постоянно подчеркиваем собственно почтовую работу Виленского тракта, то есть пересылку писем и другой корреспонденции. Но это весьма упрощенный взгляд на почтовые дела того времени. В кон. ХІХ в. российский историк В. Иконников
отметил два ключевых момента в работе данного такта, которые принесли Московскому государству наибольшую пользу: снижение торговых пошлин на товары и получение «курантов». Первый руководитель тракта с московской стороны Леонтий Марселиус лично нарочным отправился в Вильно, где разыскал печатные торговые уставы и они были предъявлены иностранным, в том числе и белорусским торговцам. это позволило правительству Московского государства определить злоупотребления иноземных купцов и повысить доходность для казны от заграничной торговли [8, с. 314].

Благодаря Виленскому тракту европейские известия стали поступать в Московское государство постоянно. это были или выписки из иностранных газет, или сами газеты. Их называли «куранты», от названия наиболее популярной в Москве итальянской газеты «Courante rigt Italien». о важности этих известий говорят примеры о дипломатических ошибках, приведенные Иконниковым. Московский посол Чемоданов представил в Венеции грамоту на имя дожа Франциска и очень удивился, когда ему объявили, что «прежнего князя Франциска волею Божею не стало, а после него нынешний князь уже третий». Другому послу в Италии Потемкину также, в схожей ситуации, объявили: «Его королевского величества (Филиппа) не стало, тому ныне четвертый год» [8, с. 324]. «Куранты» писались от руки и только для царского двора. А вот в РП они печатались и распространялись по всему государству [8, с. 325. – Прим. 156].
Отметим тот факт, что далеко не все россияне приветствовали работу Виленской почты. Очень враждебную оценку данной почты дал известный публицист того времени И.Т. Посошков, современник Петра I. В своей «Книге о скудости и богатстве, сие есть изъявление от чего приключается скудость, и от чего гобзовитое богатство умножается» он писал: «Немцы пожаловали, прорубили из нашего государства во все свои земли дыру, что вся наша государственная и промышленная дела ясно зрят. Дира есть сия: сделали почту. А что в ней великому государству прибыли, про то Бог весть, а колько гибели от той почты, во все царства чинитца, того и исчислить невозможно. Что в нашем царстве не сделается, то во все земли разнесется, одни немцы от нее богатятся, а русские люди нищают. И почты ради иноземцы торгуют издеваючись, а русские люди жилы из себя изрываючи. А если бы почты иноземной не было, то б и торг равный был, как наши русские люди о их товарах не знают, такжде и они о наших товарах не знали ж бы, и торг был бы без обиды. Мне, государь, мнится, что лучше бы та дира загородить накрепко…» [9, с. 38].
Но Петр I, не внял «совету» тогдашнего «либерального деятеля» и активно развивал почту и внутреннюю и заграничную.
Существовали и другие причины, по которым Виленская почта, по вине российских властей, полноценно работать не могла. Для А.Виниуса, с 1675 г. возглавлявшего почтовую службу в России, почта являлась коммерческим мероприятием. По его инициативе почтари, наряду с почтой, возили различные товары, в том числе бочки с рыбой, уксусом и возы с мороженой рыбой. Стоило только разразиться эпидемии чумы в Европе, как сократился поток грузов, и тут же, для снижения личных расходов, Виниус добился ликвидации Виленской почты в 1681 г. Помог в этом Виниусу и гданьский почтмейстер Вернер Штурм (представлявший интересы бранденбургской почты), которому очень хотелось отобрать прибыльное дело у своего виленского конкурента Бизинга. Частные выгоды Виниуса пересилили казенные интересы российского руководства. С большим трудом регентше престола Софье удалось возобновить работу виленского тракта с 1685 г.82 [2, с. 14–15]. Впрочем, само российское государство было виновато во многих поступках Виниуса и других первых почтмейстеров. Уже в работе Виленского тракта проявилось главное отличие российских почт от западноевропейских. Это отличие будет сохраняться на всем протяжении дальнейшей почтовой истории Российской империи. А именно: желание правительства переложить максимально возможные расходы по устройству и содержанию почт на предпринимателей, и если на практике случались отступления от этого правила, то это было вопреки желанию правительства, по неблагоприятному для правительства стечению обстоятельств [7].
Что касается работы и остальных почтовых трактов РП, то в улучшении их работы большую роль сыграло особое постановление 1696 г., принятое Августом II. Стали прокладываться и обустраиваться новые дороги, строились станции, но Северная война принесла новые разрушения. Последнее предвоенное постановление по почтовой части позволило привести в хорошее состояние почтовые тракты, организацию пересылки корреспонденции, и дало существенный толчок дальнейшему развитию почтовых сообщений [1, с. 252]. Вместе с тем необходимо отметить и то, что идеализировать состояние почтовых трактов не стоит, особенно качественное состояние самих дорог. Большие земляные работы не проводились, специально дороги не прокладывались, инженерного обустройства трактов проводилось частично, в отдельных местах. Плохое состояние дорог в приграничных с московским государством районах считалось нормой, и определялось оно тем, что плохие дороги затрудняли передвижение войск противника в случае войны. Чаще всего дороги этого времени были «направлениями на карте», а не дорогами, особенно в приграничных регионах. Вместе с тем в хорошем состоянии содержались только дороги Виленского (Минск – Могилев – Мстиславль) и Черниговского (Могилев – Пропойск – Чернигов) трактов. Кстати, и российское руководство придерживалось такой же политики в дорожном строительстве в своих западных землях. Интересно, что и боевые действия между шведскими и российскими войсками на белорусской земле велись как раз вдоль этих трактов.
Вторично московские власти проводили свои почтовые мероприятия на Виленском тракте в годы Северной войны. И они были очень значительными. Уже накануне войны проводились некоторые мероприятия по улучшению российской почты и они улучшили работу: почты ходили по маршруту Москва – Смоленск – Мстиславль – Могилев – Минск – Вильно без задержек [6, с. 217–218; 10, с. 265–266]. При этом подчеркнем, что тракт оставался белорусским и использовался белорусскими почтарями.
К нач. XVIII в. почтовые сообщения уже играли заметную роль в обществе. Устойчивые, хорошо отлаженные почтовые сообщения стали играть большую роль и в военном деле. Своевременное получение тех или иных известий все больше и больше начинает влиять на подготовку и ход военных действий. В 1701 г. российское правительство, воспользовавшись внутриполитической ситуацией в белорусских землях, взяло под свой контроль работу Виленского тракта. Указом царя Петра I из числа смоленских подьячих взяли троих человек и отправили их в Вильно, Кенигсберг и на прусскую границу. Они следили за приемом и отправлением корреспонденции, чтобы почта не залеживалась и не терялась. однако работали они только до мая 1702 г., когда активные боевые действия на белорусской территории привели к захвату шведскими войсками тех регионов, по которым проходил тракт, и эту дату можно считать окончанием работы Виленского тракта [6, с. 118]. Такие строгие меры со стороны российского руководства не были случайными. Белорусские почтари неохотно возили русскую почту. За границу отправляли ее крайне неаккуратно (а это главная цель работы тракта для российского правительства) и, самое страшное для российского руководства, почта просматривалась по приказу короля Речи Посполитой. Утечка информации не радовала россиян. Особенно накануне войны. Известно, что в числе мер по подготовки войны со Швецией ввели и меры по соблюдению тайны при переписке. Даже для внутренней корреспонденции ввели цензуру писем, и они принимались в открытом, не запечатанном виде и при приеме тщательно прочитывались. Иностранные письма поступали в Посольский приказ и проверялись уже в Москве. Меры оказались эффективными – для шведов начало войны, явилось полной неожиданностью, а значит и на Виленском тракте утечки информации не было.
Выводы. Виленский почтовый тракт существовал с 1667 по 1702 гг., а работал с 1669 по 1702 гг. с перерывами. Несмотря на то, что российское руководство в нем было заинтересовано больше, чем руководство Речи Посполитой, перерывы в его работе произошли по вине московских правителей и их окружения. Для Речи Посполитой и ВКЛ тракт имел исключительно коммерческий характер, если не считать возможности контролировать заграничную переписку московского государства с Западной Европой. И, наоборот, для московитов он явился воротами в иной западно-европейский мир. Позволил им жить в одном информационном пространстве со странами Европы. отрегулировал систему цен на товары, как на заграничные, так и на свои. В последнее десятилетие стал играть и коммерческую роль, но все-же оставался главным средством решения политико-административных задач. В самом нач. XVIII в. он сыграл и военную роль для россиян: благодаря ему шведскому руководству так и не удалось вскрыть намерения и подготовку русского царства к Северной войне. Война прекратила работу Виленского тракта. Но и после войны он не возродился. Руководство уже Российской империи нашло другие способы и обмена почтами и информацией, что подтверждает вывод о политико-административном значении тракта. Если считать, что Петр I «прорубил окно в Европу», то Виленский почтовый тракт стал открытой форточкой в европейскую действительность Московского царства.

Литература:
1. Заремский, В.К. Формирование почтовых дорог на территории Могилевщины в XVI – XVIII веках /В.К. Заремский // Матэрыялы VI з’езда Беларускага геаграфічнага таварыства: 27 верасня – 1 кастрычніка 1999 г., г. Магілеў /Адк. рэд. В.С. Аношка. – Мiнск: БДУ, 1999. – С. 251–253;
2. Шамин, С. Письма, грамотки, куранты: Первые регулярные почты в России /С. Шамин //Родина. – 2001. – № 12. – С. 10 – 15;
3. Соркин, Е. Б. Почта спешит к людям /Е.Б. Соркин [электронный ресурс]: – 2010. – Режим доступа: http://www.philately.h14.ru/ Sorkin.html. – Дата доступа: 20.08. 2011;
4. Соколов, Н.Н. Форменная одежда русских почтовых чинов в ея прошлом /Н.Н. Соколов //ПТЖ. – 1903. – № 11. – С. 1176–1185;
5. «Заморская почта» [электронный ресурс]: – 2010. – Режим доступа: http://www.philately.h14.ru/his1/3-3.html.
  – Дата доступа: – 090.08. 2011;
6. Вигилев А.Н. История отечественной почты /А.Н. Вигилев. – Москва: Радио и связь, 1990. – 312 с.;
7. Козловский, И.П. ответ рецензентам сочинения «Первые почты и первые почтмейстеры в Московском государстве» /И.П. Козловский. – 2012. – Режим доступа: http://ru.wikisource.org/wiki/  ответ рецензентам сочинения «Первые почты и первые почтмейстеры в Московском государстве» (Козловский). – Дата доступа: 20.03. 2013;
8. Иконников,В.С. Ближний боярин Афнасий Лаврентьевич Ордин-Нащокин /В.С. Иконников //Іконников Володимир. Історичні портреты /Упоряд. В. Ульяновського. – Київ: Либідь, 2004. – С. 293 – 332;
9. Филонов, М. Превосходя воздуха легкость. История конной почты /М. Филонов //Коневодство и конный спорт. – 2006. – № 1. – С. 34 – 40;
10. Без-Корнилович, М.О. Исторические сведения о примечательных местах в Белоруссии с присовокуплением и других сведений к ней относящихся /М.О. Без-Корнилович. – Минск: ООО «Алфавит», 1995. – 357 с.

Взял отсюда - Магілёўскі мерыдыян. Том 13. – Вып. 3–4 (22–23). (2013. – № 3–4 (22–23).
Tags: дороги., история
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments