April 14th, 2021

Трое из заметки в армейской газете.



Когда собирались ехать в Подольск, в архив министертсва обороны мне пришла в голову дельная мысль - поинтересоваться содержанием летних номеров газеты 21-й армии "Боевой натиск". Дело в том, что информации - была ли многотиражка в нашей 61-й стрелковой или 63-м корпусе, словом, судя по всему тамошнему командованию было не до печати. А вот в 21-й армии газета была. И будучи в архиве - заказал. И мне принесли внушительных размеров папку.И когда на другой день принесли "Боевой натиск". Открыл и азнулю "Сохран" великолепный!
Стал аккуратно листать и понял, что присущая армейским газетчикам секретность, о которой я читал и у Симонова, так вот "энта" самая бдительность порушит все мои планы. Ну сами посудите -Collapse )

Разминирование дорог Рогачевщины

Во исполнение боевого распоряжения штаба 10-й гв.инженерно-саперной бригады от 7 января 1944 г. 8-й гвардейский батальон спецминирования в период 8-14 января 1944 г. произвел обследование и тщательную проверку мест спецминирования приборами Ф-10, произведенного в 1941 году на шоссе: Гомель-Довск, Довск-Рогачев, Довск-Могилев и Довск-Кричев.
Материалами для проверки служили формуляры на минированные объекты, предоставленные штабом бригады.
Всего проверке подлежало 11 мест спецминирования на указанных участках шоссе в районах освобожденных Красной Армией в ноябре-декабре 1943 года.
Здесь необходимо остановиться на самом приборе Ф-10 – применение, что собой представлял, его предназначение и тд.
Необходимо отметить, что на вооружении приборы типа Ф-10, ФТД состояли только в Красной армии и предназначались для разрушения стратегически важных объектов: крупные мосты на шоссе, грунтовых дорогах, железной дороге, виадуки, проезды под путепроводами там, где объезд невозможен или крайне затруднен, тоннели, дамбы, гидротехнические сооружения, железнодорожные узлы, насосные станции, нефтебазы, на аэродромах пункты управления полетами, ангары, ремонтные мастерские, емкости с горючим, электрические силовые агрегаты крупных электростанций (водяные и паровые турбины, генераторы), промышленных объектов, шахтные сооружения, узлы радио и телеграфной связи, общественные здания, которые пригодны к размещению штабов и учреждений армии противника, к использованию в качестве казарм.. Применять это инженерное средство могли только инженерные подразделения, занимающиеся специальным минированием.
Генерал-лейтенант инженерных войск, Герой Советского Союза Иван Павлович Галицкий, с марта по начало июля 1941 года исполнявший обязанности начальника Главного военно-инженерного управления (ГВИУ) Красной Армии, в мемуарах «Дорогу открывали саперы» вспоминал: «26 июня начальников отрядов вызвал к себе Нарком обороны маршал С.К. Тимошенко. Я представил Наркому обороны каждого начальника отряда, доложил, сколько отрядов мы организуем и чем их обеспечиваем, что еще имеем в наличии.
Маршал немного помолчал, потом, обращаясь к начальникам отрядов, продолжал: «Ваша главная задача – помочь нашим войскам во что бы то ни стало сдержать наступление немецких танков. Минируйте и разрушайте дороги и мосты, но согласуйте свои действия со штабами армий. Вас мы наделяем большими полномочиями. Держите связь с ГВИУ и доносите обо всем. Выступить из Москвы послезавтра в 18 часов. Указания о маршрутах, подлежащих разрушению, о дислокации соответствующих штабов армий, действующих на этих направлениях, получите от начальника Оперативного управления Генштаба генерал-майора Маландина. Вы свободны»… Маландин пригласил нас к картам и показал направления, на которых наиболее активно действовали танки врага. Это Ржев, Великие Луки; Смоленск, Орша, Минск; Спас-Деменск, Жлобин, Бобруйск; Брянск, Гомель, Мозырь. Я тут же распределил начальников отрядов по направлениям. На первое назначался военный инженер 2-го ранга В.П. Ястребов, на второе – полковник А.С. Овчинников, на третье – полковник И.Г.Старинов, на четвертое – полковник П.К.Случевский».
Из отчета о разминировании:

Материалы проверки указанных мест спецминирования 1941 года позволяют сделать следующие выводы:
1.Из 11 заминированных объектов задействовали только два (иными словами - при отступлении в августе 1941 г. были приведены в действие только два - прим. моё).
2. Три моста разминированы противником вскоре после занятия им районов, т.е. приборы Ф-10 изъяты до получения сигналов управления. Указанное обстоятельство безусловно дало противнику повод к поискам на других объектах и возможно к принятию мер по забивке сигналов упраления, чем и объясняется большое количество не сработавших объектов. Все эти три объекта разминированы противником по показаниям пленных и местного населения.
3. Два объекта разминированы противником в 1942 г. при ремонте мостов и устройстве минных колодцев. Четыре объекта противник вовсе не обнаружил.
Выводы можно делать разные. Но, на лицо явная недоработка минеров, а также в чем причина не приведение в действие фугасов в 1941 г.???
Кстати, в марте 1944 г. саперы в районе г. Рогачев, в деревне Вищин обнаружили немецкое управляемое минное поле.