March 21st, 2019

ВИЛЕНСКИЙ ПОЧТОВЫЙ ТРАКТ

В.К. Заремский, Могилевский областной отдел БГО г. Могилев
Зарэмскі У.К. Віленскі паштовы тракт. У артыкуле раскрываюцца прычыны ўзнікнення,
развіцця, наступствы працы Віленскага тракта.
Zaremsky V.K. Vilensky postal route. The article discusses the causes and issues of the organization of the Vilna post road.

Введение. В богатой на исторические события истории белорусской земли сохранился факт существования уникального почтового действия – международного почтового тракта, вошедшего в историю под названием «Виленского почтового тракта». Сам он и события связанные с ним постоянно привлекали внимание различных исследователей: М. Без-Корниловича, А. Вигилева, И. Козловского, В. Иконникова, Н. Соколова, Е. Соркина, М. Филонова, С. Шамина. Отдельные момента работы данного тракта описывались и в статьях автора данной статьи, в которой предпринята попытка свести воедино мнения историков последних двухсот лет о роли тракта в жизни российского государства и Речи Посполитой.
Основное содержание. По итогам войны в 1667 г. Речь Посполитая (РП) и Россия заключили Андрусовское перемирие, согласно которому учреждался новый тракт: Москва – Смоленск – Могилев – Минск – Вильно. Не сумев разгромить ВКЛ и РП в целом, московское руководство не смогло отрегулировать нормальные отношения со странами Западной Европы. Данный тракт должен был компенсировать этот недостаток, предоставлял своеобразные преимущества московской стороне по итогам войны и улучшал собственно итоги войны для московского государства. Фактически, тракты Москва – Можайск и Вильно – Мстиславль к этому времени уже существовали и действовали. Поэтому обустраивался лишь отрезок между Можайском и Мстиславлем (на российской преимущественно территории). Тракт был очень важен для российского руководства, поэтому инициатива исходила от московского боярина А.Ордин-Нащокина, но техническую сторону разработал виленский почтмейстер Рейнгольд фон Бизинг (Бисинг, Визинг), в России таких специалистов просто не было. На устройство ушло 3 года, и первая почта отправилась по тракту из Москвы 11 марта 1669 г. (по юлианскому календарю), а из Вильно – на день позже [1, с. 252]. Почта находилась в дороге восемь дней. В составленном Бизингом положении устанавливался порядок прохождения почты. Из Вильно почтальон отправлялся в пятницу в полдень, в Минск прибывал в воскресенье в три часа пополудни, в Могилев – в понедельник в полдень и на границу – во вторник рано утром. К этому часу сюда поступала московская почта. Почтарь следуя обратно, выезжал из Москвы в ночь с субботы на воскресенье, прибывал в Минск в четверг в пять часов утра и в Вильно – в пятницу в полдень. В период расцвета эта скорость движения почтовой корреспонденции, очевидно, выдерживалась. Впоследствии почта опаздывала до 4 – 5 дней, что возмущало российское руководство [2, с. 14].
Плата за перевозку частных писем из Москвы за границу составляла по 2 алтына 4 деньги с золотника (один золотник – 4,266 г). За пересылку денег с письмами брали «3 ефимка со 100 ефимков и 2 золотых со 100 золотых». Письма упаковывали в мешки, везли до границы и складывали в особые сумки. отправлялась почта один раз в неделю (с 1672 г. 2 раза в неделю) [3]. Виленский тракт подарил россиянам новый термин «почта», до этого он в Московском государстве не использовался. Термин возник в Римской империи. Так – statio posita in… – в Древнем Риме называли остановку, станцию для перемены лошадей. от итальянского posta появился польский термин poczta и, благодаря Виленскому почтовому тракту, он и вошел в обиход жителей Восточной Европы.
В 1680 г. для московских почтарей Виленской почты ввели сермяжные белые форменные кафтаны с нашитыми на них орлами красного цвета – «для скорого проезду и дабы встречные их не обижали» [4, с. 1176]. Интересно, что это была не первая форма российских почтарей. Прежнюю форму ввели за 15 лет до этого. Виленский почтмейстер предложил для белорусских и российских почтарей новую единую форму – красный кафтан с гербом России и Польши. Но российское правительство отвергло этот проект и почтальоны стали носить только герб своего государства. На кожаных поясах у них висели почтовые рожки, в которые они трубили, извещая о своем прибытии. По предложению Бизинга, российские почтари впервые стали использовать почтовые рожки, которые к тому времени уже были привычными для жителей РП и ВКЛ, но россиянам были неизвестны. Рожок вызвал неприязнь, как со стороны официальных властей, так и российских ямщиков. Когда первая почта из Вильно прибыла в Смоленск, то местный воевода отказался пропустить сумку с корреспонденцией и почтовым рожком в Москву [2, 14]. Нелюбовь к рожку сохранялась в великорусских губерниях на всем протяжении ХVІІ – ХІХ вв. Красные кафтаны у русских почтальонов не привились, их заменили зелеными. Правда, ямщики «донашивали» старые зипуны еще несколько лет до начала ХVІІІ в., передавая их по наследству от отца к сыну [5]. В конце концов, кафтан – зеленый «зипун с признаком (т.е. гербом – примечание автора)» – пошили только в одном экземпляре. Поэтому московские почтари, во время провоза почты, вместе с почтой передавали друг другу и зипун [6, с. 106].
Бизинг придумал и новый вариант подорожной, который использовали не только на Виленском тракте, но по всей РП до кон. ХVІІІ в. она отличалась простотой и универсальностью. Подорожная выдавалась почтарю на весь путь от Вильно до Москвы или от Москвы до Вильно, и отбиралась на пункте прибытия. В ней указывалось время выезда и время приезда. Кроме того, на обороте, отмечалось время прибытия и убытия ямщиков со станций. Достаточно посмотреть на записи, и сразу можно было определить время нахождения в пути и место задержки. Если таковая случилась [6, с. 108].
Тракт работал с перебоями. В его деятельности нашли отражения все сложности политических отношений между РП и Россией. Так как в его работе более всего нуждалось московское государство, то руководство Речи Посполитой не уделяло ему много внимания, и более того, часто использовало тракт в своих политических целях – вплоть до временного прекращения его работы. Корреспонденция из России активно просматривалась, и это не скрывалось от российской стороны [6, с. 117]. Дело в том, что с самого начала существования Виленского тракта он рассматривался российским руководством еще и как средство получения внешнеполитической информации [2, с. 13], а это уже не могло радовать руководство РП. И оно не всегда было заинтересовано в нормальной работе тракта. Все это вызывало многочисленные нарекания в адрес руководства РП. Русские посланники, для улучшения работы Виленского тракты, использовали и другие средства. Почтовым работникам на тракте преподносились «добрые подарки», фактически взятки, чтобы они делали свою работу быстро и аккуратно. особенно много «добрых подарков» получали варшавский, виленский и минский почтмейстеры» [6, с. 112, 117]. Кроме оговоренной платы, русское руководство одаривало почтмейстеров соболиными шкурками по несколько штук в год. Соболиный мех в Европе того времени ценился и стоил очень дорого, а значит и желающих доставлять российскую почту в белорусских и прибалтийских землях всегда хватало.
Что возили почтари Виленского тракта? В первые 20 лет, по информации А.Виниуса, «переписку с резидентом Василием Тяпкиным, письма купцов-иноземцев и куранты» [2, с. 15]. К кон. ХVII в. отношение к Виленской почте в российском обществе изменилось.
Если, первоначально, российские купцы не пользовались ею, то в 1690-е гг. данной почтой воспользовались 64 русских торговца наряду с 74 иноземцами, что наглядно доказывает, что почта стала приносить выгоды и российским торговым интересам [7].
В наше время мы постоянно подчеркиваем собственно почтовую работу Виленского тракта, то есть пересылку писем и другой корреспонденции. Но это весьма упрощенный взгляд на почтовые дела того времени. В кон. ХІХ в. российский историк В. Иконников
отметил два ключевых момента в работе данного такта, которые принесли Московскому государству наибольшую пользу: снижение торговых пошлин на товары и получение «курантов». Первый руководитель тракта с московской стороны Леонтий Марселиус лично нарочным отправился в Вильно, где разыскал печатные торговые уставы и они были предъявлены иностранным, в том числе и белорусским торговцам. это позволило правительству Московского государства определить злоупотребления иноземных купцов и повысить доходность для казны от заграничной торговли [8, с. 314].
Collapse )
Взял отсюда - Магілёўскі мерыдыян. Том 13. – Вып. 3–4 (22–23). (2013. – № 3–4 (22–23).