July 12th, 2017

Местечко Свержень. Жизнь и борьба в оккупации

В 4-м номере Рогачевского сшытка опубликован материал полковника КГБ в отставке Кадуцкого С.М. под названием С ВРАГОМ СРАЖАЛИСЬ СВЕРЖЕНСКИЕ ПАТРИОТЫ.
Хочу отметить, что Степан Максимович всегда, во всех своих публикациях очень серьезно подходит к подборке материалов. А  отдельные сведения в этом совершенно новом материале вообще ранее считались не доступными...
Вот этот материал без сокращений и правки. Все выделения жирным - мои.
О подпольщиках и партизанах местечка Свержень написано немало. Однако многие эпизоды из жизни местного подполья остаются еще недостаточно освещенными. На основании ставших доступными ряда документов попы¬таюсь сообщить о конкретных лицах и их боевой деятельно¬сти на стадии становления и развития патриотического движения в данном населенном пункте в период Великой Отечественной войны.
С момента нападения фашистской Германии на Советский Союз было принято Постановление СНК СССР «О борьбе с парашютными десантами и диверсантами против¬ника в прифронтовой полосе». Этот документ предусматривал создание в каждом районе истребительных батальонов. В Журавичах под руководством партийных органов и районного отдела УНКВД такой батальон уже начал формиро¬ваться на 3 день войны. Параллельно в сельских советах создавались истребительные группы, которые имели посто¬янную связь с районными партийными и советскими орга¬нами. Такая истребительная группа была создана и в мес¬течке Свержень. Ее командиром была назначена  Корниенко Т.Ф. В этом населенном пункте располагалась Сверженская территориальная партийная организация, которая была одной из крупнейших в Журавичском районе.  Она оказывала свое влияние на работу 7-и колхозов, 4-х школ, скипидарного завода, сельпо, лесничества, сплавучастка, 2-х промартелей (портняжная и сапож¬ная), хлебопекарни, почты, аэродром и маслозавод В местечке проживали: евреи, белору¬сы и представители других национальностей.
Перед истребительной группой стояли задачи применительно к условиям военного времени. Было принято решение два раза в неделю собирать руководителей организаций и учреждений, колхозов и совхозов для информации и получения указаний. Бойцы несли круглосуточное дежурство, бдительно охраняли колхозное имущество, склады сельпо, хлебопекарни и промартели.
Истребительная группа еще до оккупации территории задержала на Днепре в районе Сверженя 9 немецких разведчиков, 5 шпионов, уничтожила авиадесант. Под лозунгом «ничего не оставим врагу» организовала отправку скота с колхозных ферм в советский тыл, уничтожала неубранные посевы.
Так, из особого отдела поступила информация, что на территорию Сверженского сельского совета несколько раз приходила с разведывательной целью жена работника Рогачевской картонной фабрики, немка по национальности. Она работала по заданию окку¬пантов и по данным разведки в очередной раз переехала через Днепр между Вищином и Кистенями, отправившись в направлении леса, где находились наши войска. Истребительная группа начала преследование и в тот же день обнаружили ее в дерене Юдичи у своих родственников.
В конце июля 1941 года над лесом около Свержени кружился вражеский самолет. После его отлета в кустах возле речки в разных местах заблестели огни фонариков. Бойцы истребительной группы были подняты по тревоге и направлены в эту местность. Завязалась перестрелка, и вражеский десант был уничтожен.
Через несколько дней в доме священника задержали две шпионки. Здесь помощь истребительной группе оказал сам священник. Он завел шпионок в дом, а сына направил в истребительную группу.
Во второй половине июля 1941 года райком партии начал подборку лиц для работы в подполье. Этим вопросом занимались секретари райкома Шлыков Н.Ф., Масленниковский И.М. и председатель райисполкома Мышак Ф.И. Было отобрано значительное коли¬чество будущих подпольщиков, как из числа коммунистов, комсомольцев, так и беспар¬тийных активистов. От Сверженской партийной организации руководителем в подполье оставалась Корниенко Т.Ф.
Совместно с НКВД были подобраны и направлены на обучение в школу диверсантов при ЦК КПБ 14 человек, которые должны были дезорганизовывать работу на комму¬никациях противника и оказывать помощь подпольщикам в диверсионной работе.
Из Постановления ЦК КПБ от 2 августа 1941 года:
Слушали: О направленны групп Балашова и Науменок в Журавичский район.
Постановили:
1.Направить в Журавичский район группы т.т. Балашова Г.А., Шаболтас В.А., Бондарева И.Т., Сидоренко А.П., Черненко К. Ф., Руденкова А.П., Гончарова А. Ф., Пашкова В.Н, Федосенко С. Т., Науменок Е.Р., Николаева С.Д., Цулигина С.В., Короленко П.П., Рябцева А. С.
2.Обязать группы Балашова, Науменок в случае вынужденного отступления час¬тей Красной Армии из Журавичского района и занятия его противником, оставаться на территории района и непрерывными диверсиями дезорганизовать движение противника по шоссейной дороге Журавичи-Пропойск, Журавичи-Буда-Кошелево, и по грунтовым до-рогам Журавичи-Быхов, Журавичи-Корма. Минировать отдельные участки дороги, взрывать мосты, уничтожать танки, автотранспорт, базы горючего, боеприпасов и продо¬вольствия, разрушать связь.
3.Утвердить задачи группам. Принято единогласно.
В августе началась подготовка к закладке баз с продовольствием, одеждой, обу¬вью, медикаментами. 8 августа 1941 года в Свержень прибыл Мышак Ф.И., исполняющий обязанности 1 секретаря райкома партии, так как первый секретарь райкома Шлыков Н.Ф. был убит 2 августа осколком снаряда. Совместно с Корниенко Т.Ф. и Науменок Е.Р. ос¬мотрели местность, подобрали места явок. Приняли решение закладывать базу в Федоровском лесу. Корниенко Т.Ф. совместно с председателем сельского совета Бердниковым А.С. и Науменком Е.Р. занялись этим вопросом. В лесу около места явки зарыли продук¬ты. Заготовили свинину, ржаную муку, пшено, закапали бочку спирта. Определили и срок сбора на место явки.
Затем лица, которых планировали оставить для подпольной работы, были вызваны в Гомель на инструктаж. Среди них была Корниенко Т.Ф., Масленниковский И.М., Мышак Ф.И. и др. Добираться пришлось ночью, так как днем свирепствовала немецкая авиация.
Для инструктажа будущих подпольщиков и партизан в Гомель прибыли Пономаренко П.К. и один из генералов. Прослушать рекомендации будущие подпольщики смогли только в один день. Началась активная бомбежка Гомеля и занятия прекратились. Слу¬шателей вывезли в Гомельский район, где они и были застигнуты немецкими мотоцикли¬стами.
С большим трудом и опасностями 25 августа Корниенко Т.Ф., удалось добраться до Федоровского леса. По заявлению лесника, ее уже разыскивали немцы. На месте явки никого не было. Никаких признаков, что в лесу кто-то есть. Подойдя к складам, она увидела, что ямы открыты, продуктов нет. Сколько не пыталась Корниенко узнать, где райком партии, ей это не удавалось. Руководителей района на месте не оказалось (они вернуться на территорию Журавичского района только в декабре 1943 года). Пришлось Корниенко Т.Ф. начинать работу самостоятельно.
Из воспоминаний Корниенко Т.Ф.: «... У родителей я жила скрытно и потихонь-ку наводила справки о людях. Удалось установить, что на территории сельского совета живет много интеллигенции, комсомольцев, но есть и коммунисты. Первая встреча моя состоялась с агрономом Медведевой Натальей Савельевной. Она жила в доме отчима. В этой семье было два комсомольца Шаройко Матвей и Шаройко Елена (брат и сестра по матери Натальи). С этой семьи и начала я подпольную работу. К ним собирались моло-дежь, комсомольцы. Находя удобный момент, я начала посещать их дом. Это не вызыва-ло особых подозрений потому что мы с Натальей довоенные подруги...»
В первой половине сентября 1941 года в Свержене была создана комсомольская организация в составе: Шаройко Матвея, Шаройко Алексея, Бычинского Григория, Кудрицкого Леонида, Корниенко Т.Ф., Петроченко Николая. Секретарем назначили Петроченко Николая, который жил по соседству с Корниенко Т.Ф., что облегчало проведения встреч. Позднее в организацию вовлекли Кравченко Петра, Нестеренко Арона, Житкевича Николая, Селицкого Михаила.
В ноябре месяце 1941 года Сверженскую комсомольскую организацию возглавил прибывший из окружения офицер Журавлев Михаил Петрович, уроженец деревни Свержень, член партии с 1936 года. Перед войной он закончил военное училище, служил на Украине. Затем был направлен в Беларусь. Принимал участие в сражениях с фашистами в районе Витебска, где был ранен. После выздоровления вернулся на родину в деревню Свержень, так как пробиться на восток не удалось. Молодой лейтенант активно включил¬ся в деятельность Сверженских подпольщиков: вошел в состав подпольной партийной организации и возглавил подпольную комсомольскую организацию.
С ноября 1941 года по октябрь 1942 подпольщики уничтожили 9 вражеских машин, захватили трофеи, оружие и амуницию. Девушки-комсомольцы собирали оружие, распространяли сводки Сов информбюро, раскрывали населению настоящее лицо и сущность политики оккупантов, старались не допустить угона советских людей на работу в Германию.
Однако вести работу среди населения было очень трудно. Немцы активно использовали дезинформацию, заявляя, что Москве капут, советской власти капут. А перепрове¬рить эту информацию возможности не было. Больших трудов стоило доказывание лживо¬сти Геббелевской пропаганды, не имея почти ни каких убедительных аргументов.
Подпольщикам, как воздух нужен был радиоприемник. Корниенко Т.Ф. через свои связи разыскала радиомастера. Это был Иван Макарчиков, инвалид с детства, 16-ти лет. Он жил с матерью в деревне Гадиловичи. Его старший брат, танкист, был на фронте. Макарчиков обещал собрать приемник, но просил достать питание и лампы. С трудом, но и это удалось сделать. К концу дня 31 декабря приемник заработал. И первое, что обрадова¬ло подпольщиков - это  сообщение о разгроме немцев под Москвой. Были заготовлены листовки и эти сведения распространены в ближайших населенных пунктах. Сводку о разгроме немцев под Юхновом и под Москвой подбросили бургомистру и полиции.
Через некоторое время после оккупации немцы стали формировать в Свержене свою местную власть. Ставка делалась на ранее судимых, обиженных советской властью, бывших белогвардейцев, кулаков и т.д. Как во время сильного шторма на волнах появляется пена, так и в период наивысшей опасности для государства, проявились отдельные субъекты, которые были не прочь свести счеты с властью и своими односельчанами.
Хочу привести некоторые данные по отдельным немецким пособникам из деревни Свержень.
Дедков Василий Дмитриевич - кличка «Кожан», 1903 года рождения, уроженец и житель деревни Свержень Журавичского района, белорус, беспартийный, с 5-классным образованием, семейный, судимый в 1933 году за хулиганство на один год. До войны работал бондарем на смолокуренном заводе. С началом боевых действий был мобилизован в Красную Армию, попал в окружение в Буда-Кошелевском районе, остался проживать на оккупированной территории. Потом пошел на работу к немцам в должности лесника, где работал до марта 1942 года. С марта по сентябрь 1942 года служил полицейским в Сверженской полиции, а с сентября 1942 года - в Журавичской полиции. Выезжал на облавы на партизан, блокировку лесных массивов, вступал в боестолкновения с партизанами, нес охрану немецких коммуникаций, а потом был переведен в полевую жандармерию №129. Это Дедков организовывал слежку за подпольщиками Сверженя, поджог дом подпольщи¬цы Корниенко Т.Ф., вел ее розыск и намерение арестовать. Это он доносил Журавичскому коменданту о подпольных группах. Отступал Дедков вместе с немцами, продолжая им верно служить. Прибыв в Западную Беларусь, продолжал принимать участие в боях с партизанами, облавах, проческе лесных массивов, арестах граждан и разграблении их имущества. За активную борьбу с партизанами Дедкову немцами было присвоено звание унтер-офицера, а в феврале 1944 года он награжден медалью 2 степени с бронзовыми мечами. В августе 1944 года Дедков вместе с 4 немецкими пособниками был задержан бойцами Красной Армии, арестован, изобличён своими же подельниками, осужден и расстрелян.
Оказывали помощь оккупантам и другие жители Сверженя. На службу к немцам в должности бургомистра Сверженской волости пошел Бычинский Михаил. Это был малограмотный человек. Почти всеми делами в волости руководила его дочь Нина, учительни¬ца, которая презиралась населением и искала мужского внимания. Этим и решили вос¬пользоваться патриоты, поручив подпольщику Михунову И.А. наладить с ней контакт. Это дало возможность контролировать всю волостную переписку и принимать упреж¬дающие меры: прятать хлеб, спасать от угона в рабство молодежь, от смерти многих лю¬дей, в том числе и самих подпольщиков. На отдельные доносы, а они были, бургомистр действительно не реагировал. Последние сводки с фронта подсказывали ему быть осторожным. С ним беседовал коммунист Михунов И.А., который был желанным гостем в его доме. Бургомистру дали понять, что гибель хотя бы одного человека в волости по доносу грозит ему большими неприятностями и народным гневом. Более того 15 октября 1942 года связная Маркова Феня организовала встречу пар¬тизан с бургомистром Бычинским у него дома, где договорились о передаче всех полицей¬ских в партизанский отряд, о дальнейшей связи с партизанами и по другим вопросам. Бычинскому было разрешено работать бургомистром и оказывать помощь партизанам. Он предоставлял сведения о немецком гарнизоне в Довске и других деревнях, организовывал сбор теплой одежды, полушубков, валенок, рукавиц, телогреек и все это отправлял в ла-герь партизан с надежными людьми под видом поставок немцам. Снабжал необходимыми документами партизанам и их семьи. Выданный изменником, Бычинский немцами был расстрелян.
Collapse )