?

Log in

No account? Create an account

Рогачевская шляхта

История Генеалогия Краеведение

Руководители восстания 1863-64 гг.. в Могилевской губернии
proliv
Из Архивных материалов Муравьевского музея, относящихся к польскому восстанию 1863-64 гг. в пределах Северо-Западного края. Часть вторая.


Донесение
Могилевского губернатора Виленскому генерал-губернатору о
предводителях повстанческих шаек в Могилевской губернии
от 7-го декабря 1864 г. (№ 343)

            Во исполнение предписания Вашего Высокопревосходительства, от 7 ноября прошедшего года за № 4337, мною предложено было учрежденным в Могилеве и Орше следственным комиссиям по политическим делам, доставить ко мне имеющиеся у них сведения о предводителях, бывших во вверенной мне губернии мятежнических шаек, избегнувших судебного преследования.
            Вследствие сего следственные комиссии, по извлечении из дел своих означенных сведений, донесли, что начальниками мятежнических шак, появившихся в апреле прошлого дога в уездах Могилевской губернии были:
а) Рогачевской – помещик Фома Гриневич,
b) Быховской – эмигрант Ильдефонс Анцыно,
c) Оршанской – подпоручик Игнатий Будзилович,
d) Горецкой – Людвиг Топор (старший адъютант штаба отдельного гренадерского корпуса шт.-кап. Жверждовский)
e) Чериковской или Крычевской – поручик батарейной № 3 батареи 1-й сводной резервной артиллерийской бригады Ян-Алозий Жуковский,
f) Могилевской или Черноручской – Антоний, которого многие из бывших в его шайке и помещик Черниховский, у коего он проживал более недели пред восстанием, называли Поланским, а пойманный в ноябре мятежник Шалевич назвал его Скималтовичем,
g) Сеннинской – дворянин Валериан Шлягер, которого впрочем некоторые, как видно из сообщенных Оршанскою комиссиею сведений, называют адъютантом  начальника шайки Жабровского или Костко.
            Сверх того главным двигателем восстания в Могилевской губернии был помещик Чериковского уезда Фаддей Чудовский, убитый крестьянами во время следования его за Горецкою мятежническою шайкой.
            Все вообще начальники мятежнических шаек действовали по одному плану, заключающемуся в следующем:
- в возбуждении народонаселения, особенно крестьян, противу правительства;
- в чтении революционных манифестов
- в склонении шляхты и однодворцев преимущественно римско-католического исповедания к поступлению в шайки,
- в увлечении некоторых силою и посредством угроз,
- в  уничтожении мостов и переправ, порче телеграфных столбов,
- в ограблении правительственных учреждений и казенных сумм и в действиях, где представлялась возможность, против отряда русских войск.
            Затем всех вышепоименованных начальников мятежнических шаек следует причислить к первой категории из категорий, указанных в Высочейшеутвержденных 11 мая 1863 г. правил о наложении взысканий на мятежников и их соучастников и на основании пункта тех правил, подлежади бы смертной казни и конфискации имущества, каковым наказаниям подвергались по конфирмованным решениям военного суда из них захваченные в плен Гриневич, Анцыно и Будзилович, потому я полагаю, что имущество скрывшихся начальников шаек и избегнувших через это личной ответственности, подлежит, на основании 176 ст. 1 кк военно улож. Законов, немедленной конфискации.
            Одинаковой с начальниками шаек ответственности подлежал бы, по моему мнению, и помещик Фадей Чудовский, как бывший главным действующим лицом и организатором восстания в Могилевской губернии.
            Донося о сем, во исполнение предписания за № 4337-м Вашего Высокопревосходительства, и представляя произведенное Чериковскою  следственною комиссиею дело о поручике Яне-Алозии Жуковском, честь имею доложить Вашему Высокопревосходительству, что медленность в доставлении требуемого Вами донесения произошла вследствие неполучения следственною комиссиею затребованных ею сведений о начальнике Черноручской шайки.
Гражданский губернатор Беклемишев.

ВИЛЕНСКИЙ ВРЕМЕННИК, КНИГА  VI.
ВИЛЬНА
Губернская типография
1915
(стр. 422-424)

Родом с Рогачевщины - Беленькие
proliv
Деятели революционного движения в России.
Биобиблиографический словарь. Том 5.
Социал-демократы.
Том 1

      Беленькая Бейла (Берта) Хацкелевна, мещанка местечка Свержень Рогачевского уезда Могилевской губернии, портниха, родилась 1 марта 1880 г. Арестована с 1 на 2 марта 1903 г. в Харькове за принадлежность к местной социал-демократической организации. В квартире ее был арестован кружок работниц с пропагандисткой М.А.Смирновой; отобрана с.-д. литература. Пробыла в заключении до 17 мая 1903 г., после чего под особый надзор полиции по месту рождения, затем в Харькове, где 27 июля т.г. снова арестована на сходке в "Большом Яру". Просидела в тюрьме до 11 ноября 1903 г. Первое дело 16 ноября 1904 г. было предложено суду Харьковской судебной палате, которой впоследствии прекращено на основании Указа от 21 октября 1905 г. Второе дело в отношении Беленькой прекращено по манифесту 11 августа 1904 г.

    Беленький Абрам Хацкелевич, мещанин местечка Свержень Рогачевского уезда Могилевской губернии, рабочий. Родился ок. 1880 г. В 1903 г. участвовал в рабочем кружке, руководившемся членами харьковского комитета РСДРП. Арестован с 31 марта на 1 апреля 1903 г. на сходке, пробыл в заключении до 31 июля т.г., затем под особый надзор полиции в Орше, откуда скрылся в ноябре 1904 г. 16 ноября 1904 г. дело о Беленьком было предложено суду Харьковской судебной палаты, которой прекращено впоследствии на основании Указа 21 октября 1905 г. В 1907 г. из-за принадлежности к Харьковскому комитету должен был эмигрировать. Жил в Париже, входил в местную большевистскую группу. Один из участников-слушателей занятий, устроенных большевистским центром в 1909 г. для небольшой группы рабочих. В Россию вернулся в 1917 г. Член ВКБ(б), работает в ГПУ.

    Беленький Григорий Яковлевич (Гирш Хацкелевич), мещанин. Родился в 1885 г. в мест. Свержень Рогачевского уезда Могилевской губернии в бедной семье. Рос и развивался, как дитя улицы, первые свои знания получил в качестве самоучки. Юношей примкнул к революционному движению под влиянием группы минских рабочих-ремесленников, с которой встретился на квартире фельдшера Пресмана. Здесь познакомился с литературой "рабоче-дельцев" и "искровцев" и в 1901 г. вступил в ряды с.-д., солидаризировавшись с платформой "Искры". Много занимался в рабочих кружках, в тоже время посещая вечерние курсы. 12 июня 1093 г. арестован по обвинению в принадлежности к Минской организации "Бунда" и распространении нелегальной литературы. Назначен  по высочайшему повелению к высылке на 3 года в Восточную Сибирь. Просидев до мая 1904 г. в Московской пересыльной тюрьме, выслан из-за войны с Японией взамен Сибири в Архангельскую губернию. Освобожден из ссылки по манифесту 1904 г. и, вернувшись в Минск, принял активное участие в работе народившейся  с осени 1903 г. местной большевистской организации ("Минская" группа РСДРП), как организатор и пропагандист. Подвергнут месячному аресту за майскую демонстрацию 1905 г., затем арестован  в связи с всеобщей стачкой в Минске 28 июня 1905 г., освобожден в октябре т.г.  После декабрьских событий перебрался в Вильно и жил там более полу-года по фальшивому паспорту, работая в качестве организатора. В середине 1906 г. переехал в Петербург, где работал членом технической группы при ПК, а затем ЦК (после лондонского съезда). В октябре 1907 г. арестован по делу ПК и, просидев 11 месяцев в "Крестах" по паспорту зубного врача Шапиро, был послан в казарму 100-го Островского полка (Двинская крепость). Совместно с группой солдат наладил военную организацию и создал центр, направлявший всю ее организационно-техническую работу. От партийной части военной организации входил в Двинский комитет РСДРП. После 4- х месяцев службы бежал из казармы и вернулся обратно в Вильно (с паспортом на имя Левина). Вместе с уцелевшей маленькой группой активных работников повел усиленную работу по восстановлению Виленской с.-д. организации, по воссозданию нефункционирующих районов и налаживанию связей между всеми частями организации, при чем им удалось восстановить районные сходки, а затем возобновить практику периодического созыва городских конференций. Вскоре Беленький был избран секретарем Виленской организации. На созванной по инициативе Виленского и Двинского комитетов областной партийной конференции Северо-Западного края избран делегатом на Всероссийскую конференцию 1908 г. в Париже, куда прибыл, однако, лишь к концу конференции. По возвращении из Парижа переехал в Ковно. Работал здесь в качестве ответственного организатора несколько месяцев, а затем (в конце 1909 г.) перебрался в Двинск, где скоро избран секретарем комитета партии. В ночь на 20 марта 1910 г. арестован совместно с группой товарищей по обвинению в принадлежности к Двинской военной организации (по паспорту Макса Шнейдмана) и 29 марта 1911 г. был осужден выездной сессией Петербургской судебной палатой на поселение. После 2-х лет ссылки (в Енисейской губернии) бежал в Париж. Работал в качестве секретаря Парижской секции большевиков. С первых дней мировой войны вел энергичную агитацию против социал-патриотизма и волонтерства. Участвовал от Парижа на конференции заграничных большевистских секций в Берне 27 февраля - 4 марта 1915 г., на которой избран в ревизионную комиссию Заграничной организации партии. С Л.Троцким и В.Антоновым-Овсеенко входил в комитет Парижского клуба с.-д. интернационалистов (секретарь клуба). В начале мая 1917 г. вернулся из эмиграции в Россию (проехал через Германию в одной группе с Ю.Мартовым, А.Луначарским и др.). До июля 1917 г. работал в Московской окружной организации, после июльских дней перешел на Пресню секретарем районного комитета партии. Активный участник Октябрьского переворота, член районного военного-революционного комитета партии. Секретарем Краснопресненского райкома РКП(б) оставался до 1925 г., входя также в московский комитет и его исполнительную комиссию (бюро), потом работал в Коминтерне заведующим агитпропом. После XIV партсъезда примкнул к группе Зиновьева-Каменева-Троцкого и за активную оппозиционную деятельность был исключен из рядов ВКП(б). После XV съезда подал заявление о полном подчинении всем его постановлениям и отказе от фракционной работы и в июне 1928 г. восстановлен в правах члена партии.