February 18th, 2011

№ 354 «У истоков Победы»


Ксения Сидунова «У истоков Победы»
27 июля в зале областного краеведческого музея состоялась презентации новой книги Геннадия Тамбовцева «У истоков Победы». Свою второю книгу о Великой Отечественной войне Геннадий Тамбовцев посвятил 61 стрелковой дивизии первого формирования.
Историческая книга, написанная доступным языком, рассчитана на широкий круг читателя и призвана рассказать о ранее малоизвестных событиях войны 1941-1945 гг.
Директор краеведческого музея Владимир Зименков отметил, что выпуск книги – событие знаковое:
– Написание этой книги сродни рождению ребенка. Геннадий Петрович работал над ней более 10 лет.
О 61 дивизии до написания этой книги было крайне мало информации. Именно эта неизвестность и дала толчок к расследованию всех обстоятельств. Сформированная в 1939 г. из профессиональных военных, в июле 1941 г. она была отправлена в самое пекло, на берег Днепра. Место службы пензенских воинов можно назвать точкой невозврата: вернуться оттуда практически невозможно. Из 61 дивизии Победы дождались единицы.
– Тогда несколько десятков детей в одночасье стало сиротами, – вспоминает сын погибшего офицера Кротов Евгений Викторович. – Наши отцы слыли пропавшими без вести, их называли предателями, потому что они не спасли знамя.
Как выяснилось много позже, и знамя они спасли, и сражались до последнего патрона, и вдвоем ходили в рукопашный, но тогда было другое время: все пропавшие без вести не могли рассчитывать на доброе имя.
– Книга содержит в себе много информации о начале войны, открывает много имен – в этом и есть главная ценность, – говорит сам автор.
Достоверность событий, описанных в книге «У истоков памяти», восстановить было нелегко. Геннадию Тамбовцеву пришлось проштудировать немало архивных записей, поговорить с родственниками. Однако даже эта работа не дала стопроцентных результатов: найдены не все военнослужащие дивизии. Профессор ПГПУ Сергей Белоусов передал автору сведения еще о 6 воинах:
– Война продолжается до тех пор, пока не похоронен последний солдат, поэтому надо продолжать заниматься поисками информации об участниках войны.
Родственники погибших солдат и командиров не скрывали своей благодарности Геннадию Тамбовцеву. Своим трудом он смог пролить свет на пропавших без вести почти 70 лет назад их отцов и дедов.
Найти книгу «У истоков памяти» Геннадия Тамбовцева можно в библиотеках и краеведческом музее.
Из материалов сайта - http://www.ym-penza.ru/index.php?option=com_content&view=article&id=2315%3A-354-l--r&catid=35%3A-&Itemid=1

Владимир Степанович ГЛУХОВЦОВ

ГЛУХОВЦОВ Владимир Степанович (1873 - 1917),   - Рогачевский уездный предводитель дворянства, коллежский советник, воспитанник Петровского Полтавского кадетского корпуса (вып. 1891 г.). Зверски убит большевиками в 1917 году. Его жена, Глуховцова Елизавета Владимировна, писательница, после революции в эмиграции в Сербии, руководитель русского театра в Белграде, умерла в 1941 году. Брат - Глуховцов Николай Степанович (вып. 1885 г.)

Формулярный список
о службе
Рогачевского Уездного Предводителя Дворянства Коллежского Советника
Владимира Степановича Глуховцова

На 1914 год.

Коллежский Советник Владимир Степанович Глуховцов, Рогачевский Уездный Предводитель Дворянства, 39 лет, вероисповедания православного, кавалер орденов: Св. Станислава 2 ст., Св. Анны 3 ст. и имеет: ВЫСОЧАЙШЕ утвержденную в память в бозе почивающего ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА III серебряную медаль, медаль в память 25-летия деятельности церковно-приходских школ, бронзовую медаль в память 100-летия Отечественной войны 1812 года, светло-бронзовую медаль в память 300-летия царствования Дома РОМАНОВЫХ и серебряный нагрудный знак Императорского пожарного общества. Содержания получает: жалованья 1200 рублей, столовых 650 рублей и квартирных 650 рублей, всего 2500 руб.
Из дворян Курской губернии.
Недвижимого имущества за ним, за родителями и за женою, родовое или благоприобретённое:
у него - благоприобретенное в Климовичском уезде имение "Пустош Зазубер", 214 дес.
у жены - благоприобретенное в Волынской губернии, Луцкого у., имение Магоничи в 1048 дес. 1114 саж.
Воспитывался в Полтавском кадетском корпусе и окончил курс наук в Александровском военном училище по первому разряду.
В службу вступил из кадет Полтавского кадетского корпуса в 3-е Александровское военное училище юнкером рядового звания 1 сентября 1891 г.
Произведен в унтер-офицеры 12 сентября 1892 г.
По окончании курса наук произведен в подпоручики, со старшинством с августа 1892 г., в 44-й Камчатский пехотный полк с обязательством согласно св. В. Пост. 1869 г. XV по 2 прод. прослужить на действительной службе три года - 7 августа 1893 г.
Отправился по назначению - 9 августа 1893 г.
Прибыл в полк - 27 августа 1893 г.
Назначен адъютантом 4-го батальона с 27 августа 1895 г. по 8 июня 1896 г.
Командирован в 3 Саперную бригаду для изучения саперного дела, где находился с 13 по 26 августа 1896 г.
Награжден серебряной медалью в память царствования ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА III - 4 апреля 1897 г.
Произведен в поручики со старшинством с 4 апреля 1897 г.
Состоял младшим офицером при 1-й запасной роте с 25 сентября по 16 октября 1897 г.
Высочайшим приказом, состоявшимся во 2-й день мая месяца тысяча девятисотого года зачислен в запас армейской пехоты по Луцкому уезду.
Исключен из списков полка 5 мая 1900 г.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 27 августа 1901 г. за № 67 назначен Земским Начальником 2 участка Климовичского уезда с 1 октября 1901 г.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 19 декабря 1903 г. за № 95 переименован из военного чина поручика запаса армии в Титулярные Советники со старшинством с 1 октября 1901 г.
Вследствие Высочайшего повеления о призыве офицерских чинов запаса призван в войска и освобожден от обязанностей Земского Начальника с 9 октября 1904 г.
При освидетельствовании 23 декабря 1904 г. в войсковой комиссии при Двинском военном госпитале, признан неспособным к действительной военной службе и вновь вступил в заведывание 2-м Земским участком - 22 января 1905 г.
Вследствие Высочайшего повеления о призыве офицерских чинов запаса вновь призван в войска и освобожден от обязанностей Земского Начальника с 22 апреля 1905 г.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 13 мая 1905 г. за № 32 произведен, за выслугу лет, из Титулярных Советников в Коллежские Асессоры, со старшинством с 1 октября 1904 г.
Возвратился из военной службы и вступил в отправление служебных обязанностей с 31 августа 1905 г.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 6 декабря 1906 г. за № 89 награжден орденом св. Анны 3-й степени - 6 декабря 1906 г.
Пожалована Высочайше утвержденная серебряная медаль, для ношения на груди, в память 25-летия деятельности церковно-приходских школ - 1909 г.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 8 февраля 1910 г. за № 7 произведен, за выслугу лет, в Надворные Советники со старшинством с 1 октября 1910 г.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 26 июля 1910 г. за № 50 перемещен на должность Земского Начальника 4 участка Могилевского уезда и губернии.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 6 декабря 1911 г. за № 88 награжден орденом св. Станислава 2 степени.
Указом Святейшего Правительствующего Синода от 13 января 1912 г. назначен почетным попечителем церковно-приходских школ 4 земского участка Могилевского уезда.
Председательницей Императорского Российского Пожарного Общества Е. И. В. Великой Княгиней Марией Павловной, согласно § 10 Высочайше утвержденного устава, 2 мая 1912 г. награжден серебряным нагрудным знаком.
На основании Высочайшего повеления от 15 августа 1912 г. пожалована Высочайше утвержденная, в память Отечественной войны 1912 года, светло-бронзовая медаль для ношения на груди на Владимирской ленте.
Высочайшим приказом от 6 апреля 1913 года за № 19 произведен, за выслугу лет, из Надворных Советников в Коллежские Советники, со старшинством с 1 октября 1912 г.
Высочайшим приказом по гражданскому ведомству от 5 августа 1914 г. за № 56 назначен Рогачевским Уездным Предводителем Дворянства.
В походах против неприятеля и в сражениях не был.
Взысканиям, соединенным с ограничениями в преимуществах по службе не подвергался.
Был в отпусках: с 30 марта 1903 г. на 28 дней; с 1 февраля 1904 г. на 21 день, с 25 сентября на одну неделю; в 1905 г. с 30 октября на 7 дней; в 1906 г. с 22 мая по 4 июня, с 14 июля по 25 июля; в 1907 г. с 5 мая на два месяца, возвратился 15 августа, при чем просрочка признана законной; в 1909 г. с 25 мая на 7 дней, с 23 ноября на 28 дней; с 23 января 1911 г. на две недели; с 15 марта 1912 г. на 2 месяца с сохранением содержания, явился в срок; с 26 июня 1913 г. на 28 дней, явился в срок.
В отставке не был.
Женат на дочери генерал-майора в отставке Кириллова, девице Елизавете Владимировне Кирилловой, родившейся 28 апреля 1875 года; имеет дочь Ольгу, родившуюся 4 июля 1902 года. Жена и дочь вероисповедания православного.
Верно: Правитель Канцелярии Могилевского губернатора /подпись/
Сверил: Помощник Правителя /подпись/

Информация предоставлена Всеволодом Глуховцевыв

С сайта - http://www.histpol.pl.ua/pages/content.php?page=4965

 


Дело ксендза КУНДО Вячеслава Игнатьевича

Материал из книги:  Уладзімір Васькоў
Католікі на абшарах Панізоўя і Севершчыны
Гісторыя Гомельскага рыма-каталіцкага дэканата

АБВІНАВАЎЧАЕ ЗАКЛЮЧЭННЕ ПА СПРАВЕ КС. КУНДЫ

 

«Утверждаю»                                                                             Обвинительное заключение

Пом. НАРКОМВНУДЕЛ                                                                            По сл. делу № 1100.

Майор Госуд. Безопасности                                                                     По обвинению гр-н:

(Якубовский)                                                                                         1. Кундо Владислава Игнатьевича,                                       

10 марта 1936 года                                                                             2. Войчинской Софьи Ивановны,

                                                                                                                 3. Ядловского Михаила Фердинандовича                                                                       

                                                                                                                 4. Островской Антонины Юлиановны,

                                                                                                                 5. Бортковой Казимиры Ивановны,

                                                                                                                 6. Фальковской Анны Станиславовны,

                                                                                                                 7. Фальковской Екатерины Станиславовны,         

                                                                                                                 8. Щуки Альбины Викентьевны,

                                                                                                                 9. Жуковской Фелиции Феликсовны —

                                                          по ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

 

5-го декабря 1935 г. Гомельским Горотделом НКВД БССР на основе имевшихся материалов ликвидирована в Гомеле и Рогачёве польская контрреволюционная националистическая группа, проводившая работу под руководством ксендза Кундо.

По делу арестованы и привлечены к следствию в качестве обвиняемых по ст.ст. 72 и 76 УК БССР — Кундо Владислав Игнатьевич, Войчинская Софья Ивановна, Ядловский Михаил Фердинандович, Островская Антонина Юлиановна, Борткова Казимира Ивановна, Фальковская Анна Станиславовна, Фальковская Екатерина Станиславовна, Щука Альбина Викентьевна и Жуковская Фелиция Феликсовна. <…>

Следствием по делу установлено: после ликвидации в 1933 г. органами б. ОГПУ на территории Гомеля и прилегающих к нему районов контрреволюционной диверсионно-повстанческой организации, проводившей свою работу по заданию разведки сопредельного государства в г. Гомель стал систематически приезжать для обслуживания костёла, взамен осуждённого по указанному делу ксендза Андрекуса, житель г. Рогачёва ксёндз КУНДО Владислав Игнатьевич. <…>

Показаниями одного из бывших руководителей названной организации ксендза Ярошевича устанавливается, что Кундо с 1923 г. входил в руководящий состав этой организации и проводил активную контрреволюционную работу, под непосредственным руководством осуждённого в 1926 г. за контрреволюционную и шпионскую деятельность ксендза Белоголового. <…>

После перерыва, с 1924 по 1930 г., связанного с пребыванием в г. Куйбышеве, Кундо, поселившись в Рогачёве, возобновил организованную борьбу с советской властью.

Следствием установлено, что Кундо в 1930 г. получил от своего предшественника ксендза Ярошевича целый ряд связей указанной выше организации по Рогачёвскому, Жлобинскому и Паричскому районам и руководил ячейками таковой до момента их ликвидации. <…>

Одновременно с этим Кундо широко использовал костёл для борьбы с колхозным движением, для националистической обработки польской молодёжи и создания нелегальной переправы для лиц, скрывающихся за границей. <…>

В контрреволюционной деятельности Кундо принимала активное участие его сожительница Войчинская Софья Ивановна, выполнявшая роль нелегального курьера для связи с руководителями указанной выше организации в гг. Могилёве и Москве. В 1935 г. Войчинская по поручению Кундо специально ездила в г. Киев для сбора сведений о политических настроениях польского населения на Украине. В 1934 г. она совместно с Кундо обрабатывала и склоняла к активной борьбе с советской властью Залесских Стефанию и Викторию. <…>

Проживая в г. Рогачёве, Кундо с 1932 г. установил на почве контрреволюционной деятельности связь с жителем г. Рогачёва Ядловским Михаилом Фердинандовичем. Следствием установлено, что Ядловский, начиная с 1932 г. неоднократно выступал с целью создания пораженческих настроений перед служащими приёмного пункта Рогачёвской Райзаготканторы, с заявлением о скорой войне, перемене власти и захвате сопредельным государством территории БССР. Эти выступления Ядловского по своему содержанию аналогичны выступлениям Кундо. <…>

Приняв осенью 1933 г. в обслуживание гомельский костёл, Кундо во время своих частых приездов в Гомель устраивал на квартире Войцеховской нелегальные сборища реакционного костёльного актива и проводил с ними беседы о скорой войне и перемене власти. <…>

Действуя под руководством Кундо, наиболее активные участницы этих сборищ — Островская Антонина и Борткова Казимира, в целях разжигания шовинистических чувств среди реакционно-настроенных поляков, проводили контрреволюционную, националистическую агитацию, распространяли провокационные слухи и клеветнические измышления против вождей партии и правительства. <…>

Одновременно с этим Кундо стал проводить работу по сколачиванию в Гомеле контрреволюционно-националистического кружка польской молодёжи. Посещая в Гомеле дом Залесских, Кундо обрабатывал в националистическом духе и склонял к активной борьбе с советской властью Залесских Стефанию, Викторию и Станислава. <…>

Следствием установлено, что начиная с весны 1935 г. Кундо неоднократно предлагал Залесским Стефании и Виктории организовать в Гомеле, при помощи активной костельницы Красницкой, националистический кружок польской молодёжи, руководство в котором он — Кундо намечал взять непосредственно на себя. <…>

Не встретив нужной поддержки в этом деле со стороны Залесских, Кундо стал сколачивать этот кружок самостоятельно и с этой целью начал устанавливать непосредственные связи с бывшими участниками упоминаемой выше ликвидированной организации. К декабрю 1935 г. Кундо установил через дом Залесских связь с Фальковскими Екатериной и Анной, Шараковским Леонидом и Островским Вацлавом, однако его деятельность по формированию этого кружка была пресечена последовавшим арестом.

Следствием установлено, что Фальковская Анна, возвратившись в 1934 г. из концлагеря, стала восстанавливать связи с невыявленными в своё время следствием, при ликвидации в 1933 г. упоминаемой организации, а потому и избежавшими наказания соучастниками — Фальковской Екатериной, Щуко Альбиной и Жуковской Фелицией <…>

Признанием самих обвиняемых — Щуко Альбины, Фальковской Екатерины и Жуковской Фелиции установлено, что они до 1933 г., т. е. до момента ликвидации упоминаемой выше организации, руководимой ксендзом Андрекусом, состояли членами националистического кружка польской молодёжи, входившего в состав этой организации. Как видно из показаний Щуко, Фальковской Е. и Жуковской, они на протяжении ряда лет участвовали на нелегальных сборищах этого кружка в доме Лукьянина, Фальковских и Жуковской, разучивали под руководством Лукьянина польские националистические гимны и получали от него контрреволюционную литературу.

В процессе следствия было вскрыто, что в г. Гомеле на протяжении ряда лет существовали две нелегальные польские контрреволюционно-националистические костёльных библиотеки, численностью около 6 000 томов книг. Одна из них хранилась в помещении костёла, а другая — на квартире обвиняемой Жуковской. При обследовании этих библиотек было обнаружено, что на обложках ряда книг имеются государственные гербы сопредельного государства.

Следствием установлено, что библиотека, находившаяся в помещении костёла, использовалась ранее осуждённым руководителем организации ксендзом Андрекусом, а в последние годы ксендзом Кундо и костёльным активом для контрреволюционной националистической обработки польского населения и особенно молодёжи.

На основании вышеизложенного —

Обвиняются:

1. Кундо Владислав Игнатьевич, 1887 г. р., уроженец д. Ямины, бывш. Сувалкской губернии (Польша), гражданин БССР, литовец, по профессии ксёндз, из семьи крестьянина-кулака, со средним образованием, беспартийный, ранее несудим, холост, до ареста проживал в г. Рогачёве по Друцкой ул. д. № 19/33,

В том, что с 1923 г. по день ареста проводил организованную борьбу с советской властью и её мероприятиями, путём создания контрреволюционных и див.[ерсионных] повстанческих групп и ячеек и руководства их деятельностью и привлечения к этой деятельности отдельных лиц, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виноватым себя в предъявленном обвинении не признал, но изобличается показаниями свидетелей Ярошевича, Залесских, Войтицкого и др.

2. Войчинская Софья Ивановна, 1893 г. р., уроженка д. Нововесь, Гродненской губернии (Польша), гражданка БССР, литовка, домовладелица, из крестьян, с низшим образованием, беспартийная, дважды привлекалась к следствию органами б. ОГПУ, незамужняя, до ареста проживавшая в г. Рогачёве по Друцкой ул. № 19/33,

В том, что принимала активное участие в контрреволюционной националистической деятельности Кундо и сама непосредственно проводила контрреволюционную агитацию, направленную к подрыву мощи Советского Союза, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновной себя не признала, но изобличается показаниями свидетельниц Залесской Виктории и Стефании.

3. Ядловский Михаил Фердинандович, 1903 г. р., уроженец д. Надайковичи, Рогачёвского р-на БССР, поляк, гражданин БССР, из крестьян-середняков, с низшим образованием, женат, судим за подделку подписей на 3 м-ца принуд. работ, с воинского учёта снят. До ареста проживал в г. Рогачёве по Станционной ул. д. № 4 и работал возчиком,

В том, что по заданию ксендза Кундо с 1932 г. проводил контрреволюционную агитацию с целью создать пораженческие настроения, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновным себя не признал, но изобличается свидетелями Войтицким и Карповым.

4. Островская Антонина Юлиановна, 1870 г. р., уроженка м. Краснополье, того же района БССР, полька, гр-ка БССР, домашняя хозяйка, из семьи служащего, домовладелица, с низшим образованием, беспартийная, ранее несудима, два сына расстреляны и один осуждён к заключению за к/р деятельность, вдова, до ареста проживала в г. Гомеле по Гусевской улице д. № 33,

В том, что состояла в к/р националистической группе, созданной ксендзом Кундо, и под руководством последнего проводила к/р агитацию, направленную к подрыву мощи Советского Союза, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновной себя не признала, но изобличается показаниями свидетелей Залесской Стефании и Нестерович.

5. Барткова Казимира Ивановна, 1885 г. р., уроженка д. Яшковичи, Новогрудской губернии (Польша), полька, гражданка БССР, из крестьян-середняков, вдова, б/п, малограмотная, ранее несудимая, в период гражданской войны служила в армии Деникина санитаркой, до ареста проживала в г. Гомеле и служила санитаркой в водной поликлинике,

В том, что с 1934 г. и по день ареста состояла в к/р националистической группе, созданной ксендзом Кундо, и по заданию последнего проводила к/р агитацию, направленную к подрыву мощи Советского Союза, т. е. в преступлении, предусмотренном ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновной себя признала частично. Изобличается показаниями свидетелей Пальчевской и Лерман.

6. Фальковская Анна Станиславовна, 1904 г. р., уроженка г. Гомеля, полька, гр-ка БССР, из семьи ж/д служащего, незамужняя, с незаконченным средним образованием, беспартийная, в 1933 г. осуждена б. Тройкой ПП ОГПУ БССР к 5-ти годам к/л, по ст.ст. 68 и 71 УК БССР. В 1934 г. досрочно освобождена. До ареста проживала в г. Гомеле по Одесской ул. д. № 37, безработная, по профессии чернарабочая,

В том, что с 1934 г. проводила к/р агитацию, направленную во вред советской власти и склоняла к борьбе с советской властью Щука Альбину, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновной себя не признала. Изобличается показаниями обвиняемой Щука Альбины, Фальковской Екатерины и свидетельницы Кузнецовой.

7. Фальковская Екатерина Станиславовна, 1909 г. р., уроженка г. Гомеля, полька, гр-ка БССР, из семьи ж/д служащего, незамужняя, с низшим образованием, беспартийная, ранее несудима, до ареста проживала в г. Гомеле по Одесской ул. д. № 37, служила продавщицей в магазине ОРСа,

В том, что с 1928 по 1933 г. состояла членом к/р националистического кружка молодёжи, в составе которого проводила контрреволюционную деятельность, направленную к подрыву мощи Советского Союза, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновной себя признала частично, изобличается показаниями обвиняемой Щука.

8. Щука Альбина Викентьевна, 1907 г. р., уроженка г. Пинска (Польша), полька, гражданка БССР, домашняя хозяйка, из семьи ж/д рабочего, замужняя, с низшим образованием, беспартийная, ранее несудимая, до ареста проживала в г. Гомеле по ул. Сталина № 79,

В том, что с 1926 и по 1933 г. состояла членом к/р польского националистического кружка молодёжи и проводила в составе такового контрреволюционную агитацию среди польского населения, направленную к подрыву мощи Советского Союза, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновной себя признала.

9. Жуковская Фелиция Феликсовна, 1907 г. р., уроженка г. Бобруйска (БССР), полька, гр-ка БССР, из семьи служащего, с низшим образованием, б/п, ранее несудима, до ареста проживала в г. Гомеле по Ново-Полесской ул. д. № 55, служила секретарём в финансовом техникуме, незамужняя,

В том, что с 1928 г. по 1933 г. состояла членом к/р польского националистического кружка молодёжи, устраивала у себя на квартире нелегальные сборища этого кружка и проводила обработку молодёжи в националистическом духе, т. е. в преступлениях, предусмотренных ст.ст. 72 и 76 УК БССР.

Виновной себя признала частично. Изобличается показаниями свидетельниц Шлемпо и Драгусевич.

Настоящее дело подлежит направлению на рассмотрение Спец. Коллегии при Верх. Суде БССР.

Составлено 10-го марта 1936 г. Гор. Минск.

Пом. нач. 1-го отд. ОО (…)

«Согласны» Нач. 1-го отд. ОО (…)

                    Нач. ОО УГБ НКВД БССР

                  Майор Госуд. безопасности (…)

 

Справка:

1. Обвиняемые: Кундо В. И., Войчинская С. И., Островская А. И., Фальковская А. С., Щуко А. В. содержатся при Комендатуре НКВД БССР с 05.12.1935 г., Ядловский М. Ф. с 19.12.1935 г. содерж. при Комендатуре НКВД БССР. Фальковская Е. С. и Жуковская Ф. Ф., Барткова К. И. с 05.12.1935 г. содержатся при Комендатуре Гом. Горотдела НКВД. <…>

«Верно»

Пом. нач. 1-го отд. ОО (подпіс) (…)8 

 

8 АУКДБРБГВ. — Спр. 18385-с. — Т. 3.


д