?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

В 4-м номере Рогачевского сшытка опубликован материал полковника КГБ в отставке Кадуцкого С.М. под названием С ВРАГОМ СРАЖАЛИСЬ СВЕРЖЕНСКИЕ ПАТРИОТЫ.
Хочу отметить, что Степан Максимович всегда, во всех своих публикациях очень серьезно подходит к подборке материалов. А  отдельные сведения в этом совершенно новом материале вообще ранее считались не доступными...
Вот этот материал без сокращений и правки. Все выделения жирным - мои.
О подпольщиках и партизанах местечка Свержень написано немало. Однако многие эпизоды из жизни местного подполья остаются еще недостаточно освещенными. На основании ставших доступными ряда документов попы¬таюсь сообщить о конкретных лицах и их боевой деятельно¬сти на стадии становления и развития патриотического движения в данном населенном пункте в период Великой Отечественной войны.
С момента нападения фашистской Германии на Советский Союз было принято Постановление СНК СССР «О борьбе с парашютными десантами и диверсантами против¬ника в прифронтовой полосе». Этот документ предусматривал создание в каждом районе истребительных батальонов. В Журавичах под руководством партийных органов и районного отдела УНКВД такой батальон уже начал формиро¬ваться на 3 день войны. Параллельно в сельских советах создавались истребительные группы, которые имели посто¬янную связь с районными партийными и советскими орга¬нами. Такая истребительная группа была создана и в мес¬течке Свержень. Ее командиром была назначена  Корниенко Т.Ф. В этом населенном пункте располагалась Сверженская территориальная партийная организация, которая была одной из крупнейших в Журавичском районе.  Она оказывала свое влияние на работу 7-и колхозов, 4-х школ, скипидарного завода, сельпо, лесничества, сплавучастка, 2-х промартелей (портняжная и сапож¬ная), хлебопекарни, почты, аэродром и маслозавод В местечке проживали: евреи, белору¬сы и представители других национальностей.
Перед истребительной группой стояли задачи применительно к условиям военного времени. Было принято решение два раза в неделю собирать руководителей организаций и учреждений, колхозов и совхозов для информации и получения указаний. Бойцы несли круглосуточное дежурство, бдительно охраняли колхозное имущество, склады сельпо, хлебопекарни и промартели.
Истребительная группа еще до оккупации территории задержала на Днепре в районе Сверженя 9 немецких разведчиков, 5 шпионов, уничтожила авиадесант. Под лозунгом «ничего не оставим врагу» организовала отправку скота с колхозных ферм в советский тыл, уничтожала неубранные посевы.
Так, из особого отдела поступила информация, что на территорию Сверженского сельского совета несколько раз приходила с разведывательной целью жена работника Рогачевской картонной фабрики, немка по национальности. Она работала по заданию окку¬пантов и по данным разведки в очередной раз переехала через Днепр между Вищином и Кистенями, отправившись в направлении леса, где находились наши войска. Истребительная группа начала преследование и в тот же день обнаружили ее в дерене Юдичи у своих родственников.
В конце июля 1941 года над лесом около Свержени кружился вражеский самолет. После его отлета в кустах возле речки в разных местах заблестели огни фонариков. Бойцы истребительной группы были подняты по тревоге и направлены в эту местность. Завязалась перестрелка, и вражеский десант был уничтожен.
Через несколько дней в доме священника задержали две шпионки. Здесь помощь истребительной группе оказал сам священник. Он завел шпионок в дом, а сына направил в истребительную группу.
Во второй половине июля 1941 года райком партии начал подборку лиц для работы в подполье. Этим вопросом занимались секретари райкома Шлыков Н.Ф., Масленниковский И.М. и председатель райисполкома Мышак Ф.И. Было отобрано значительное коли¬чество будущих подпольщиков, как из числа коммунистов, комсомольцев, так и беспар¬тийных активистов. От Сверженской партийной организации руководителем в подполье оставалась Корниенко Т.Ф.
Совместно с НКВД были подобраны и направлены на обучение в школу диверсантов при ЦК КПБ 14 человек, которые должны были дезорганизовывать работу на комму¬никациях противника и оказывать помощь подпольщикам в диверсионной работе.
Из Постановления ЦК КПБ от 2 августа 1941 года:
Слушали: О направленны групп Балашова и Науменок в Журавичский район.
Постановили:
1.Направить в Журавичский район группы т.т. Балашова Г.А., Шаболтас В.А., Бондарева И.Т., Сидоренко А.П., Черненко К. Ф., Руденкова А.П., Гончарова А. Ф., Пашкова В.Н, Федосенко С. Т., Науменок Е.Р., Николаева С.Д., Цулигина С.В., Короленко П.П., Рябцева А. С.
2.Обязать группы Балашова, Науменок в случае вынужденного отступления час¬тей Красной Армии из Журавичского района и занятия его противником, оставаться на территории района и непрерывными диверсиями дезорганизовать движение противника по шоссейной дороге Журавичи-Пропойск, Журавичи-Буда-Кошелево, и по грунтовым до-рогам Журавичи-Быхов, Журавичи-Корма. Минировать отдельные участки дороги, взрывать мосты, уничтожать танки, автотранспорт, базы горючего, боеприпасов и продо¬вольствия, разрушать связь.
3.Утвердить задачи группам. Принято единогласно.
В августе началась подготовка к закладке баз с продовольствием, одеждой, обу¬вью, медикаментами. 8 августа 1941 года в Свержень прибыл Мышак Ф.И., исполняющий обязанности 1 секретаря райкома партии, так как первый секретарь райкома Шлыков Н.Ф. был убит 2 августа осколком снаряда. Совместно с Корниенко Т.Ф. и Науменок Е.Р. ос¬мотрели местность, подобрали места явок. Приняли решение закладывать базу в Федоровском лесу. Корниенко Т.Ф. совместно с председателем сельского совета Бердниковым А.С. и Науменком Е.Р. занялись этим вопросом. В лесу около места явки зарыли продук¬ты. Заготовили свинину, ржаную муку, пшено, закапали бочку спирта. Определили и срок сбора на место явки.
Затем лица, которых планировали оставить для подпольной работы, были вызваны в Гомель на инструктаж. Среди них была Корниенко Т.Ф., Масленниковский И.М., Мышак Ф.И. и др. Добираться пришлось ночью, так как днем свирепствовала немецкая авиация.
Для инструктажа будущих подпольщиков и партизан в Гомель прибыли Пономаренко П.К. и один из генералов. Прослушать рекомендации будущие подпольщики смогли только в один день. Началась активная бомбежка Гомеля и занятия прекратились. Слу¬шателей вывезли в Гомельский район, где они и были застигнуты немецкими мотоцикли¬стами.
С большим трудом и опасностями 25 августа Корниенко Т.Ф., удалось добраться до Федоровского леса. По заявлению лесника, ее уже разыскивали немцы. На месте явки никого не было. Никаких признаков, что в лесу кто-то есть. Подойдя к складам, она увидела, что ямы открыты, продуктов нет. Сколько не пыталась Корниенко узнать, где райком партии, ей это не удавалось. Руководителей района на месте не оказалось (они вернуться на территорию Журавичского района только в декабре 1943 года). Пришлось Корниенко Т.Ф. начинать работу самостоятельно.
Из воспоминаний Корниенко Т.Ф.: «... У родителей я жила скрытно и потихонь-ку наводила справки о людях. Удалось установить, что на территории сельского совета живет много интеллигенции, комсомольцев, но есть и коммунисты. Первая встреча моя состоялась с агрономом Медведевой Натальей Савельевной. Она жила в доме отчима. В этой семье было два комсомольца Шаройко Матвей и Шаройко Елена (брат и сестра по матери Натальи). С этой семьи и начала я подпольную работу. К ним собирались моло-дежь, комсомольцы. Находя удобный момент, я начала посещать их дом. Это не вызыва-ло особых подозрений потому что мы с Натальей довоенные подруги...»
В первой половине сентября 1941 года в Свержене была создана комсомольская организация в составе: Шаройко Матвея, Шаройко Алексея, Бычинского Григория, Кудрицкого Леонида, Корниенко Т.Ф., Петроченко Николая. Секретарем назначили Петроченко Николая, который жил по соседству с Корниенко Т.Ф., что облегчало проведения встреч. Позднее в организацию вовлекли Кравченко Петра, Нестеренко Арона, Житкевича Николая, Селицкого Михаила.
В ноябре месяце 1941 года Сверженскую комсомольскую организацию возглавил прибывший из окружения офицер Журавлев Михаил Петрович, уроженец деревни Свержень, член партии с 1936 года. Перед войной он закончил военное училище, служил на Украине. Затем был направлен в Беларусь. Принимал участие в сражениях с фашистами в районе Витебска, где был ранен. После выздоровления вернулся на родину в деревню Свержень, так как пробиться на восток не удалось. Молодой лейтенант активно включил¬ся в деятельность Сверженских подпольщиков: вошел в состав подпольной партийной организации и возглавил подпольную комсомольскую организацию.
С ноября 1941 года по октябрь 1942 подпольщики уничтожили 9 вражеских машин, захватили трофеи, оружие и амуницию. Девушки-комсомольцы собирали оружие, распространяли сводки Сов информбюро, раскрывали населению настоящее лицо и сущность политики оккупантов, старались не допустить угона советских людей на работу в Германию.
Однако вести работу среди населения было очень трудно. Немцы активно использовали дезинформацию, заявляя, что Москве капут, советской власти капут. А перепрове¬рить эту информацию возможности не было. Больших трудов стоило доказывание лживо¬сти Геббелевской пропаганды, не имея почти ни каких убедительных аргументов.
Подпольщикам, как воздух нужен был радиоприемник. Корниенко Т.Ф. через свои связи разыскала радиомастера. Это был Иван Макарчиков, инвалид с детства, 16-ти лет. Он жил с матерью в деревне Гадиловичи. Его старший брат, танкист, был на фронте. Макарчиков обещал собрать приемник, но просил достать питание и лампы. С трудом, но и это удалось сделать. К концу дня 31 декабря приемник заработал. И первое, что обрадова¬ло подпольщиков - это  сообщение о разгроме немцев под Москвой. Были заготовлены листовки и эти сведения распространены в ближайших населенных пунктах. Сводку о разгроме немцев под Юхновом и под Москвой подбросили бургомистру и полиции.
Через некоторое время после оккупации немцы стали формировать в Свержене свою местную власть. Ставка делалась на ранее судимых, обиженных советской властью, бывших белогвардейцев, кулаков и т.д. Как во время сильного шторма на волнах появляется пена, так и в период наивысшей опасности для государства, проявились отдельные субъекты, которые были не прочь свести счеты с властью и своими односельчанами.
Хочу привести некоторые данные по отдельным немецким пособникам из деревни Свержень.
Дедков Василий Дмитриевич - кличка «Кожан», 1903 года рождения, уроженец и житель деревни Свержень Журавичского района, белорус, беспартийный, с 5-классным образованием, семейный, судимый в 1933 году за хулиганство на один год. До войны работал бондарем на смолокуренном заводе. С началом боевых действий был мобилизован в Красную Армию, попал в окружение в Буда-Кошелевском районе, остался проживать на оккупированной территории. Потом пошел на работу к немцам в должности лесника, где работал до марта 1942 года. С марта по сентябрь 1942 года служил полицейским в Сверженской полиции, а с сентября 1942 года - в Журавичской полиции. Выезжал на облавы на партизан, блокировку лесных массивов, вступал в боестолкновения с партизанами, нес охрану немецких коммуникаций, а потом был переведен в полевую жандармерию №129. Это Дедков организовывал слежку за подпольщиками Сверженя, поджог дом подпольщи¬цы Корниенко Т.Ф., вел ее розыск и намерение арестовать. Это он доносил Журавичскому коменданту о подпольных группах. Отступал Дедков вместе с немцами, продолжая им верно служить. Прибыв в Западную Беларусь, продолжал принимать участие в боях с партизанами, облавах, проческе лесных массивов, арестах граждан и разграблении их имущества. За активную борьбу с партизанами Дедкову немцами было присвоено звание унтер-офицера, а в феврале 1944 года он награжден медалью 2 степени с бронзовыми мечами. В августе 1944 года Дедков вместе с 4 немецкими пособниками был задержан бойцами Красной Армии, арестован, изобличён своими же подельниками, осужден и расстрелян.
Оказывали помощь оккупантам и другие жители Сверженя. На службу к немцам в должности бургомистра Сверженской волости пошел Бычинский Михаил. Это был малограмотный человек. Почти всеми делами в волости руководила его дочь Нина, учительни¬ца, которая презиралась населением и искала мужского внимания. Этим и решили вос¬пользоваться патриоты, поручив подпольщику Михунову И.А. наладить с ней контакт. Это дало возможность контролировать всю волостную переписку и принимать упреж¬дающие меры: прятать хлеб, спасать от угона в рабство молодежь, от смерти многих лю¬дей, в том числе и самих подпольщиков. На отдельные доносы, а они были, бургомистр действительно не реагировал. Последние сводки с фронта подсказывали ему быть осторожным. С ним беседовал коммунист Михунов И.А., который был желанным гостем в его доме. Бургомистру дали понять, что гибель хотя бы одного человека в волости по доносу грозит ему большими неприятностями и народным гневом. Более того 15 октября 1942 года связная Маркова Феня организовала встречу пар¬тизан с бургомистром Бычинским у него дома, где договорились о передаче всех полицей¬ских в партизанский отряд, о дальнейшей связи с партизанами и по другим вопросам. Бычинскому было разрешено работать бургомистром и оказывать помощь партизанам. Он предоставлял сведения о немецком гарнизоне в Довске и других деревнях, организовывал сбор теплой одежды, полушубков, валенок, рукавиц, телогреек и все это отправлял в ла-герь партизан с надежными людьми под видом поставок немцам. Снабжал необходимыми документами партизанам и их семьи. Выданный изменником, Бычинский немцами был расстрелян.

Записался в немецкие холуи и бывший лесник Максименко К.Т. Он написал несколько доносов в комендатуру на действия партизан и отдельных подпольщиков. Миху¬нову и Савченко, во избежание ареста временно пришлось уйти в Чечерский район. Нем¬цы по доносу проводили проверку, арестовали Корниенко Т.Ф., допрашивали и избивали ее, но у них не было конкретных фактов и подпольщицу отпустили. Узнав, кто автор до¬носа, комсомольцы Шаройко Матвей и Бычинский Григорий, надев маски, подкараулили Максименко К.Т. в лесу и сделали ему «темную», после которой он трое суток не мог подняться с постели. А когда поднялся, нашел подброшенную записку, в которой его пре¬дупреждали, что если он не прекратит доносить о партизанах и искать их следы в лесу, будет повешен на первой осине.
Максименко К.Т. перестал следить за партизанами, переключился на «службу богу». Приутихла и другие холуи. Следить за молодежью было поручено старосте Телегузову Устину. Это был недалекий, ограниченный человек и пьяница. А выпив стакан водки, он первый начинал поносить Гитлера.
В конце сентября или в начале октября 1941 года Свержень навестил секретарь Рогачевского райкома комсомола, Бирюков А. А. Он сообщил, что Рогачевский райком нахо¬дится в подполье, передал последнюю сводку Совинформбюро, обещал держать с под¬польщиками связь.
В октябре 1941 года в Свержень прибыли два члена партии: Михунов Иван Афанасьевич и Савченко Григорий Федорович. Михунов И.А. до войны работал в Совете Министров БССР, Савченко Г.Ф. - на юге заместителем главного врача санатория по хозяй¬ственной части. В это же время здесь была организована подпольная партийная организа¬ция в составе: Корниенко Т.Ф. - секретарь, Михунова И.А. - зам. секретаря, Марковой Ф. Т., Савченко Г.Ф., Герчиковой Баси. С ноября месяца в парторганизацию влился Жу¬равлев М.П. В декабре 1941 года партийная организация пополнилась еще одним членом партии - Горбачевым Владимиром Даниловичем. Это был партийный работник, остав¬ленный ЦК КПБ в тылу врага. Горбачев принес с собою сводку Совинформбюро и номер газеты «Правда».  Эти два документа влили новую струю в работу патриотов. Хотя Горбачев и жил в строгой конспирации, но он оказывал большую помощь в работе парторганиза¬ции. Имея опыт партийной работы, и получив соответствующую консультацию в ЦК КПБ, всегда давал хорошие советы, учил работе в подполье. Большую помощь оказал он и в работе Сверженской комсомольской организации. Через ее секретаря Журавлева М.П., готовил молодежь к партизанской борьбе.
За это время Сверженские патриоты распространила свое влияние на 10 населен-ных пунктов. Было создано 2 комсомольские организации и 3 инициативные группы в деревнях Гадиловичи, Красница, Турск. Подготовлено оружие.
Из воспоминаний Медведевой Н.С.: «...Вначале не думалось, что война будет за-тяжной, что враг сможет настолько продвинуться по нашей территории, что придет-ся испытать ужасы войны...
...Недели через 3-4 после начала войны, мне с учительницей Кузнецовой- Телегузовой Валентиной нужно было дежурить в сельском совете до 4 часов дня. Дого¬ворились, что я зайду за ней. Но дежурить нам уже не пришлось. В три часа дня немец¬кие самолеты начали бомбить наше местечко. Бомба попала в дом, где жила учительни¬ца и убила двух ее маленьких детей. Разбомбили школу, сельский совет и много жилых домов, колхозные скотные дворы. После бомбежки оказалось много жертв.
.. .До войны я работала участковым агрономом от Довской МТС. Однажды, когда я собралась идти в МТС, так как узнала, что рабочие Довской МТС вместе с машино- тракторным парком будут эвакуированы в тыл, меня вызвали в помегценне почты, где я имела беседу с уполномоченным МТБ. Мне было предложено остаться, в случае оккупа-ции территории фашистской Германией, в тылу врага для работы. Меня сразу предупре-дили, что работа опасная и связна с риском для жизни. Он меня не торопил с согласием, дал время подумать.
Вспомнилась недавняя бомбежка местечка, обуглившиеся трупы людей и я дала согласие. Тогда я получила инструктивные указания и пароль для связи.
...И вот 19 августа 1941 года случилось то, чего с ужасом ожидали, видя, как от¬ходят наши части. Враг занял наше местечко. Все попрятались и никто не выходил. На улице слышалась чужая речь. Только по улице раза 3 прошел поп Зубов со своей женой. Настроение у него было отличное, это чувствовалось по его громкому разговору.
В Свержене немецкими властями был создан полицейский участок. Добровольцами оказались Дедкое Василий по кличке «Кажан», неоднократно судимый за хулиганство и воровст¬во, Хомченко Михаил, Телегузов Петр, Бычинский Павел, племянник бургомистра Бычинского Ми¬хаила. Эти фашистские наймиты с первых дней своей работы начали следить за бывшими ак¬тивистами. Особенно проявляли усердие Дедков и Хомченко.
...В ноябре мне прислали через полицейского Хомченко Михаила записку с земельного от-дела, в которого предлагалось явиться на работу и занять должность агронома. На первый вызов я не явилась, а затем решила посоветоваться с Корниенко Т. Ф. В декабре я получила удостове¬рение, что я являюсь агрономом Сверженской волости. Теперь я могла смело посещать деревни и районный центр.
...В октябре 1942 года мне пришлось встретиться с товарищами, которые прибыли из тыла для организации партизанского отряда в Журавичском районе: Белых С.М., ставшим ко¬мандиром отряда и Диканом ИМ., комиссаром отряда. Пришли они к нам, вызвали меня, назвали пароль и побеседовали. Расспросили про Татьяну Федоровну Корниенко и сказали, что бы она пришла в лес около деревни Хвощь, где ее будут ожидать. В течение всего периода окщтсщии я была связной 10Журавичской партизанского бригады»...
Из воспоминаний начальника штаба 10 Журавичской партизанской бригады Антонова Ф.К.:
«... 25 октября поход в Свержень за оружием. По заданию подпольной napmuйной организации во главе с Корниенко Т.Ф. подпольщики деревни Свержень организовали сбор оружия по местам боев Красной Армии с немцами. Все это оружие собиралось и пряталось в тайниках и в домах подпольщиков. С появлением организационной группы и установление связи с подпольщика¬ми оружие было передано партизанам. Заготовлено оружие: в Свержене 60 винтовок, 2 пулеме¬та, 6 пистолетов, 57 гранат, миномет. В Серебрянке - 21 винтовка, 34 гранаты, 6 пистолетов. Только один лесник-подпольщик Афанасенко Василий Кононович передал партизанам пулемет, два карабина, 5 винтовок, одна СВТ, 2 пистолета, 2 ящика гранат. Деревня Свержень была цен¬тром партизанского зоны. В зону партизан с центром в деревне Свержень входили деревни Хмеленец, Юдичи, жители которых собирали оружие, продовольствие и передавали партизанам»...
В октябре 1942 года через Медведеву Н.С. с Корниенко Т.Ф. установили связь прибывшие из советского тыла Дикан И.М. и Белых С.М.. Они по пути в Журавичский район за Днепром встретились со Свердловым, и он их направил к Корниенко Т.Ф. С этого времени Корниенко Т.Ф. выполняла задания партизанского отряда. Ей было поручено оставаться в деревне и продол¬жать работу.
С прибытием в район инициативной группы начался уход подпольщиков в партизаны. В начале октября в отряд ушли Михунов И.А., Савченко Г.Ф., Журавлев М.П. Вскоре над Корниенко нависла опасность нового ареста. Кажан вновь написал не нее донос Журавичскому коменданту. Получив информацию о готовящемся аресте, партизаны инсценировали ее захват, как «изменницы Родины», которая скрывалась под крылышком немцев. Для конспирации группа Дикана И.М. под ружьем увела Корниенко Т.Ф. в лес. За деревней выстрелили два раза, имитировали расстрел.
Наступала новая фаза борьбы с фашистами патриотов Сверженя..."
Из материалов «О злодеяниях фашистов на территории Журавичского района»:
Сверженекий сельский совет: расстреляно 304 человека, в том числе 57 женщин и 15 детей. Угна¬но в рабство 21 мужчина и 20 женщин.
27 декабря 1941 года в деревне Свержень было расстреляно 92 лица еврейской националь¬ности, фамилии которых известны и 182 человека без установочных данных.   15 сентября 1941 го¬да гитлеровцы без всяких оснований в деревне Свержень расстреляли 31 человека мирных жите¬лей, колхозников, трупы убитых несколько дней лежали прямо на улице. Под страхом смерти к ним никого не подпускали.
Источники:
1. Воспоминания Корниенко Т.Ф., Антонова Ф.К., Драчева К.М., Медведевой Н.С.
2. Материалы из архива Гомельской области, Национального архива Беларуси, др.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
proliv
Oct. 8th, 2017 06:29 pm (UTC)
Ого! Спасибо!
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

September 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Tags

Page Summary

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel