?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Эти слова знакомы многим, но не все знают что они из песни...
«Враги́ сожгли́ родну́ю ха́ту...» — известная советская песня. Автор музыки — Матвей Блантер, автор слов — Михаил Исаковский. Широкую известность получила в исполнении Марка Бернеса, и позже вошла в репертуар многих известных исполнителей. Одна из самых популярных песен о Великой Отечественной войне, проникнутая острым драматическим и трагическим настроением. В песне описывается ситуация возвращения солдата с войны домой. Но дом сожжён, и жена погибла. В текст встроен пронзительный монолог солдата над могилой супруги, построенный как его обращение к ней.
Вот слова песни полностью

Враги сожгли родную хату
Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?
Пошел солдат в глубоком горе
На перекресток двух дорог,
Нашел солдат в широком поле
Травой заросший бугорок.
Стоит солдат — и словно комья
Застряли в горле у него.
Сказал солдат: "Встречай, Прасковья,
Героя-мужа своего.
Готовь для гостя угощенье,
Накрой в избе широкий стол, —
Свой день, свой праздник возвращенья
К тебе я праздновать пришел..."
Никто солдату не ответил,
Никто его не повстречал,
И только теплый летний ветер
Траву могильную качал.
Вздохнул солдат, ремень поправил,
Раскрыл мешок походный свой,
Бутылку горькую поставил
На серый камень гробовой.
"Не осуждай меня, Прасковья,
Что я пришел к тебе такой:
Хотел я выпить за здоровье,
А должен пить за упокой.
Сойдутся вновь друзья, подружки,
Но не сойтись вовеки нам..."
И пил солдат из медной кружки
Вино с печалью пополам.
Он пил — солдат, слуга народа,
И с болью в сердце говорил:
"Я шел к тебе четыре года,
Я три державы покорил..."
Хмелел солдат, слеза катилась,
Слеза несбывшихся надежд,
И на груди его светилась
Медаль за город Будапешт.
1945 год.

Песню впервые исполнил Марк Бернес

Пожалуй, ни одна из многочисленных песен-”фронтовичек”, по мнению кураторов советского песенного искусства, не была столь “крамольной” и “опасной”, какой явилась “неформатная” песня “Враги сожгли родную хату”. Ее поистине страдальческая история — живой укор тому времени. В этой знаковой песне впервые за всю историю Великой Отечественной войны устами простого солдата, прошагавшего с боями “пол-Европы, пол-Земли”, была рассказана суровая и жестокая правда о той отнюдь не сплошь “победоносной”, “триумфальной” войне.
После “Священной войны” я, военный журналист, считаю песню “Враги сожгли родную хату” главным “брендом” песенного наследия тех огненных лет. Люблю, просто обожаю ее не только за максимально обнаженную, сермяжную солдатскую правду о войне, но и за поистине потрясающую, берущую за душу былинную простоту, доходчивость текста и мелодии.
А еще и потому, что песня эта вросла в мою плоть и кровь “на заре туманной юности” благодаря первому ее исполнителю, всенародному любимцу и кумиру 1960—1970-х годов прошлого века, популярнейшему певцу и киноактеру Марку Наумовичу Бернесу.  Тут надо особо сказать и о Михаиле Васильевиче Исаковском, поэте-песеннике, Герое Социалистического Труда, авторе ставших народными песен “Прощание”, “Катюша”, “Огонек”, “Снова замерло все до рассвета”. В самом конце войны Исаковский сподобился, как он сам признавался в узком кругу друзей, “написать про войну такое”, что побаивался не только за свою профессиональную карьеру, но и за собственную жизнь. О том, что нечто “этакое” Исаковский написал о войне, прознал Александр Твардовский, автор знаменитого “Василия Теркина”. Узнал — и “натравил” на Исаковского своего друга, композитора Матвея Блантера: “Идите к Мише и попросите у него стихи, из которых, я думаю, можно сделать серьезную военную песню”.
Исаковский, будучи чрезвычайно стеснительным, стал отнекиваться. Мол, стихи не для песни, слишком длинные и чересчур подробные. Но упрямый Блантер буквально взял его за горло: “Без стихов не уйду!” Прошло совсем немного времени, и Исаковский был, что называется, сражен наповал, услышав по радио свое сочинение. Его, уже видавшего виды стихотворца-песенника, потрясла совершенно уникальная, “несоветская” мелодия...
Прозвучав по радио один лишь “пробный” раз, песня попала под основательное “эмбарго” на целых шестнадцать лет! Вот что рассказывал “не для печати” в кругу друзей-единомышленников, коллег по поэтическому цеху по поводу этого злополучного “прокола” Михаил Исаковский: “Редакторы — литературные и музыкальные — не имели никаких оснований обвинить меня в чем-либо. Однако многие из них были почему-то убеждены, что Победа исключает трагические песни, будто война не принесла народу ужасного горя и неисчислимых страданий. Это был какой-то психоз, наваждение. В общем-то неплохие люди, они, не сговариваясь, шарахнулись от песни, как от какой-то проказы. Был даже один, прослушал, заплакал, вытер слезы и сказал: “Нет, мы не можем”. Что не можем? Не плакать? Оказывается, пустить на радио “не можем”!”
Так продолжалось до хрущевской оттепели.
Однажды в Москве шло представление “Когда зажигаются звезды”. Туда был приглашен Марк Бернес — популярнейший артист театра и кино. Зрители, заполнившие Зеленый театр Центрального московского парка культуры и отдыха имени Горького, были настроены на легкое, веселящее... И вдруг выходит на сцену застенчиво улыбающийся Бернес и начинает в своей обычной, спокойной манере петь такое, что сразу же повергло публику в некий психологический “столбняк”:
Враги сожгли родную хату,
Сгубили всю его семью.
Куда ж теперь идти солдату,
Кому нести печаль свою?..
После нескольких мгновений абсолютной, “мертвой” тишины вдруг грянул шквал оглушительных аплодисментов! К растерявшемуся было Бернесу хлынули зрители, буквально завалили певца цветами...
После этого “Прасковья” — так поначалу называлась в народе “подпольно-крамольная” песня — триумфально пошла по проложенному ей самим провидением азимуту к душам людским. Песня нашла отклик у фронтовиков. Бернесу мешками шли от них письма и поздравительные открытки.
Александр Ольховой, Минск

Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel