proliv (proliv) wrote,
proliv
proliv

Офицер государственной безопасности

Призраки из прошлого — В Гомеле, где я начал работать с 1968 года, мы продолжали искать и разоблачать военных преступников. Интересно вышли на след своего земляка Семена Лапицкого. В войну на Гомельщине и Могилевщине действовала «Белая команда», сформированная немцами под Чечерском. Сначала она являлась в деревни под видом советских десантников в белых маскхалатах, якобы узнать, связан ли кто с партизанами и где они. А на следующий день бандиты врывались в облике полицаев и расстреливали тех, на кого накануне нашли компромат. Руководил этой зверской командой некто Буглай. А командиром взвода был Семен Лапицкий из Ветковского района. В 1939 году его осудили. Освободившись, он отправился в светиловичскую полицию, где «хорошо себя зарекомендовал», за что и был приглашен в «Белую команду». Отличался Лапицкий особой жестокостью. У них какое–то время прислуживал мальчишка лет 14, мыл полы, бегал за продуктами. Свидетели вспомнили, как он приказал пацану бежать и выстрелил в спину. Лапицкий расстрелял десятки партизанских семей, детей иногда собирал по дворам и убивал отдельно. На одной из очных ставок в деревне Каменка он показывал следователям место расстрела, а тут как раз с кладбища шли старушки. Не поверите, они узнали карателя и заголосили так, что вся деревня сбежалась. Еле отбили.
Одним из свидетелей по делу Лапицкого проходил лесник из деревни Каменка Рысковская. Он припомнил, как однажды ночью их допрашивал Буглай, как потом всех повели на расстрел. А он сумел в хате со стола стащить нож и спрятать в рукав. По дороге лесник ударил этим ножом полицая, идущего рядом, и убежал по снегу босой. Его подобрал партизан, пришлось ампутировать отмороженные пальцы на ногах, но все–таки выжил.
Лапицкого мы нашли в 400 километрах от Иркутска, под самыми Саянами. Под фамилией Тиханович, работал себе тихо зоотехником в колхозе, жил с новой женой. А попался... на внебрачной дочери. Как раз во время службы в «Белой команде» в одной из деревень он завел себе любовницу, которая позже родила девочку. Не знаю, какие чувства в нем взыграли, только в начале 70–х он вдруг написал этой уже взрослой женщине письмо, а мы его перехватили. Арестовывать его ездили старший следователь Анатолий Грибань и следователь Григорий Лесин. Когда они пришли, Лапицкий спал после ночной смены. Он встал и сразу сказал: «Я знаю, зачем вы пришли». Думаю, не могли они спокойно жить даже под новыми фамилиями, все время ждали призраков из прошлого... После того как расстреляли Лапицкого, в Одессе арестовали Николая Ильенкова, того самого, со шрамом на плече. Я поехал обрадовать старого лесника, захожу в хату, а там — поминки. Опоздал...
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 6 comments