?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Каждый человек рождается на свет, чтобы выполнить какую-то определенную миссию. Люди, знавшие учителя истории СШ № 22 Николая Павловича Боровского, убеждены, что его жизненным предназначением было изучение истории Бобруйщины и особенно начального периода Великой Отечественной войны. Это он первым в нашем городе создал группу «Поиск» и с ней занялся раскопками на местах сражений, установлением личностей погибших солдат. К сожалению, Николай Павлович успел выполнить далеко не все, что хотел, его благородный труд прервала преждевременная смерть.
Материал был опубликован в газете «Коммерческий курьер» 17 июня 1998 года, №44

Перед войной
Перед войной Бобруйск был важным военным центром. Здесь находилось большинство частей 121-й стрелковой дивизии, штаб и части 47-го стрелкового корпуса, курсы командиров звеньев, 97-й ближнебомбардировочный полк и штаб 13-й бомбардировочной авиадивизии, 174-й зенитный дивизион РГК, военно-транспортное училище и др.
14-19 июня 1941 года нарком обороны дал указание о выдвижении Северо-Западного, Западного и Юго-Западного фронтов (фронты были сформированы еще до начала войны) и переводе их к 22-23 июня на основные командные пункты в Тернополь, Паневежис и другие города. Бобруйские части должны были войти в состав Западного фронта, задача которого вместе с частями Северо-Западного фронта – сковывание немецких сил, сосредоточенных в Восточной Пруссии, а с переходом в наступление армий Юго-Западного фронта – разгром Люблинской группировки противника и развитие наступления на территории Польши.
В соответствии с этим указанием наркома обороны 121-я стрелковая дивизия и другие воинские подразделения в походном порядке отправились к месту новой дислокации в район ОБУЗ-Лесная, где сосредоточились 19 июня 1941 года. В ночь с 22 на 23 июня эта дивизия заняла оборону в районе Слонима.
В остальных частях, находившихся в Бобруйске, в последние предвоенные дни проходили плановые летние учения. Ведя плановую подготовку, на боевом дежурстве находились три огневые батареи 174-го отдельного зенитного артиллерийского дивизиона. В летнем лагере за Березиной расположились и некоторые части, прибывшие на учения, например, подразделения понтонного полка Западного военного округа.
О том, что многие не верили в возможность войны, говорит то, что, например, многие летчики находились в летних отпусках, в том числе и командир полка Кобец, многие были
за пределами Белоруссии. Вместе с тем ощущалась нервозность по противоречивости поступавших сверху команд. Так, 21 июня в 23.50 из штаба дивизии была получена шифровка о немедленном отзыве всего личного состава из отпусков. Через час после этого пришла шифровка об отмене предыдущей.
Начало войны
Первыми о приближении войны получили предупреждение зенитчики. 22 июня в 2.00 прозвучал сигнал «боевая тревога». Около 3.00 посты ВНОС, расположенные в 5-8 км от центра Бобруйска, зафиксировали шум моторов с Запада. Вражеские самолеты на высоте 3000 м появились над Бобруйском и бомбили аэродром, танкодром, станцию «Бобруйск», подъездные пути к железной дороге и автомобильным мостам через Березину. Многие эти взрывы приняли за учения и с удивлением говорили: «Вот это учения, как настоящая война». С рассветом 125-й СПБ был приведен в боевую готовность и получил приказ о бомбардировке аэродромов на захваченной территории. Летчики героически выполняли свой долг, многие из них были обречены на гибель, ведь они шли бомбить цель без сопровождения истребительной авиации. В течение дня 22 июня летчики нанесли бомбовые удары по скоплениям войск в Янов-Подлесском, Тирасполе, по всем пунктам южнее Бжесува, по многим объектам Польши. Неверие в возможность войны у многих в первый день боевых действий сменилось наступательным настроением. Об этом говорит приказ генерал-майора Полынина: «97-му ближнебомбардировочному полку производить с аэродрома Бобруйск тренировочные полеты...».
Но жизнь внесла свои коррективы. Самолеты оказались под атакой немецких МЕ-109, и из 28 машин назад на аэродром вернулись лишь 8, самолет младшего лейтенанта Горенькова получил 46 пробоин. 23 июня на запад стали выдвигаться находящиеся в Бобруйске части, войска 47-го стрелкового корпуса убыли с железнодорожной станции «Березина» по направлению к Минску. В эти же дни в сторону Бобруйска отступают советские войска, теснимые гитлеровской армией, в их числе 4-я армия, отступавшая после занятия немцами Слуцка. Немцы преследовали эту армию и на ее «плечах» едва не вошли в Бобруйск. То, что захватчики не ворвались в город на Березине в ночь с 27 на 28 июня, объясняется лишь тем, что этой ночью передовая колонна немецкой 3-й танковой дивизии остановилась в 16 км от города по причине полного расхода горючего. В это время помощи отступающим ждать было неоткуда: большинство самолетов сбиты, единицы техники, оставшейся в полках, серьезного урона противнику нанести не могли.
Первые дни войны в Бобруйске были спокойными, авиация бомбила в основном военные объекты. Часть предприятий уже 23 июня перешла на выпуск военной продукции, на территории санатория им. Ленина начал действовать военный госпиталь. Были созданы истребительные отряды для борьбы с диверсантами и шпионами. 23-25 июня проводится мобилизация приписного состава. Развернуты новые воинские подразделения, 420-й гаубично-артиллерийский полк. Настоящего положения дел в эти дни никто не знал, так как сводки информбюро сообщали лишь общие данные о приграничных боях. О приближении немецких войск бобруйчане судили по начавшейся эвакуации оборудования, возросшем потоке беженцев, двигавшихся по шоссе из Слуцка. Этот поток возрос к 26 июня и продолжался весь день. В этот же день были пресечены попытки высадить немецкий парашютный десант за минскими кладбищами.
Оборона города
27 июня к беженцам, следующим через Бобруйск, стали присоединяться местные жители. В городе начинаются разгромы магазинов и складов, продукция которых не была эвакуирована. Не были эвакуированы ценности банка, не была взорвана электростанция, на складах в крепости оставались боеприпасы и горючее, не был разбомблен бензосклад на аэродроме.
Единственным препятствием, способным задержать немцев и дать возможность организовать рубеж обороны в районе Рогачева и Могилева, была Березина. Но для этого необходимо было создать прочную оборону на правом берегу, а мосты взорвать. 27 июня в 22.00 все три моста через Березину были взорваны. Первую линию обороны заняли второй эшелон отдельного саперного батальона (365 человек), 273-й отдельный батальон связи (345 человек приписного состава), Бобруйское автотранспортное училище (500 человек), 21-й дорожно-эксплуатационный полк (400 человек); вторую линию обороны – сводный полк 121-й стрелковой дивизии (1000 человек приписного состава), артиллерия была немногочисленной и слабо обеспеченной боеприпасами.
Автотранспортное училище заняло оборону в районе Гнилища и прикрывало переправу в районе Назаровки, 237-й ОСБ ведет бои по правую сторону моста, правее от него – отдельный батальон связи, 21-й дорожно-эксплуатационный полк оборонялся на развилке молзавод – железная дорога Бобруйск – Рогачев. На втором рубеже восточнее Титовки и  перекрестка дорог Могилев – Рогачев – Жлобин оборону занял сводный полк (приписной состав) 121-й дивизии.
Немецкие войска, войдя в Бобруйск и увидев, что мосты взорваны, не стали форсировать события, они прощупывали возможности переправы. С высокого западного берега реки и из бобруйской крепости немцы обстреляли нашу оборону из крупнокалиберных пулеметов и минометов по всей ее глубине. 28 июня в 13.00 немецкие пехотинцы пытаются форсировать реку невдалеке от Форштадта, однако встреченные огнем, от переправы отказались. В 16.00  пытавшихся форсировать Березину немцев атаковали самолеты 212-го бомбардировочного полка дальнего действия из 3-го авиационного корпуса (выделено мною). Утром следующего дня до 11.30 был туман, и немцы ни на какие действия не решались. Но в 14.30 на бойцов переднего края обороны обрушился шквальный минометный огонь, непрерывно в течение трех-четырех часов следовали налеты авиации. Наша авиация, несмотря на неоднократные запросы, ничем себя не проявила.
Используя это мощное прикрытие, немцы высадили десант пехоты и повели наступление на позиции дорожно-эксплуатационного полка на участке между железобетонным и деревянным мостами. На флангах немцам удалось переправить танки, которые повели наступление на оборонявшихся. Те стали отступать группами по лесам в направлении Могилева.
Видя критическое положение, генерал Поветкин собрал курсантов училища, находившихся в резерве, бойцов сводного полка и при поддержке артдивизиона лично повел бойцов в атаку вдоль по шоссе Бобруйск – Рогачев, поворачивая назад отступавших. Боевые порядки были восстановлены. Однако немцам удалось удержать на восточном берегу небольшой плацдарм. Силы оборонявшихся таяли. На всех участках боевых действий наблюдались случаи дезертирства, но массовый характер они приняли в 21-м дорожно-эксплуатационном полку. Из его состава «пропали без вести» 948 человек.
30 июня в 4.00 немцы сумели навести понтонный мост и начали переправу войск и техники. Пехоту поддерживали танки и авиация. В то время в артиллерийском дивизионе оборонявшихся закончились снаряды. К 9.00 немцы уже захватили Титовку. Из семи наших танков, которые прикрывали отходящих, пять были уничтожены.
Закрепление на новом участке обороны перед превосходящими гитлеровскими частями было малоэффективным. 1 июля в 16.00 немцы при поддержке танков и авиации повели наступление на сводный отряд. Началось новое отступление. Тогда командир, комендантский состав и комендантский взвод штаба корпуса вышли навстречу отходящему отряду, восстановили порядок и закрепились на линии обороны вблизи д. Бортники, но немцы стали окружать отряд с флангов. В ночь на 2 июля отряд выходит из окружения и спасает артиллерию и автотранспорт.
Оборона сводного отряда на Березине, когда немногочисленный отряд в течение трех дней сдерживал наступление вражеских войск, тем самым позволяя создать рубеж обороны под Могилевом, сыграла свою роль в срыве стратегических планов врага.
Вместо эпилога
По-разному сложились судьбы защитников Бобруйска. Генералы Павлов и Коробов за просчеты в организации отпора врагу под Бобруйском были сняты с занимаемых должностей, преданы суду и расстреляны, другие, как генерал-майор Поветкин, отмечены правительственными наградами еще в начальном периоде войны, когда награждали нечасто. Но очень многие, особенно из числа призванных как приписной состав, необстрелянные, без оружия и боеприпасов, необходимых навыков, без обмундирования, навечно остались лежать в земле безымянными.
Уже тогда проявился героизм воинов, который на начальном этапе сорвал темпы быстрого продвижения немцев, наступая от Барановичей, и позволил сформировать линию обороны под Могилевом, а в дальнейшем послужил основой многих побед на полях сражений.
Погибли почти все летчики, уходящие на задания без прикрытия истребителей. Многие из защитников города были обречены. Слишком внезапным был удар фашистских полчищ, слишком много перед этим было сделано, чтобы ослабить мощь Красной армии.
Галина ЧИРУК

Latest Month

August 2018
S M T W T F S
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031 

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel