?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Родом из Рогачева

Ветераны Великой Отечественной войны, трудившиеся в ГГУ им. Ф. Скорины.
ЛАШКЕВИЧ АЛЕКСАНДР ИВАНОВИЧ
Родился в 1922 году в городе Рогачеве Гомельской области. Беларус, из рабочих.
В 1936 – 1939 годах А.И. Лашкевич студент Рогачевского педагогического училища, а в 1939 – 1941 годах – студент Рогачевского учительского института. С начала Великой Отечественной войны он эвакуировался на Восток. С сентября 1941 по январь 1942 года работал преподавателем средней школы в Чкаловской области. Отсюда Александр Иванович был призван в ряды Красной Армии, где прослужил до 1948 года.
На фронтах Великой Отечественной войны А.И. Лашкевич находился с июня 1943 по 8 мая 1945 года. В боевых действиях участвовал в составе 130-го бомбардировочного авиационного полка и 33-го гвардейского истребительного орденов Ленина и Кутузова Виленского полка. Боевой путь гвардии лейтенанта отмечен медалями «За боевые заслуги», «За взятие Берлина», «За победу над Германией».
После войны Александр Иванович работал инспектором Рогачевского райисполкома, окончил Минский государственный педагогический институт им. А.М. Горького, препадавал и был заведующим Борисовским педагогическим училищем. После окончания аспирантуры, с 1957 года его жизнь и педагогическая деятельность до 1977 года связана с Гомелем. Он работал старшим преподавателем кафедры русского языка, проректором по заочному обучению Гомельского государственного педагогического института им. В.П. Чкалова и Гомельского государственного университета.
В 1977 году А.И. Лашкевич перешёл на работу в Минский государственный педагогический институт.
Источник - http://www.gsu.by/70years/veteran/Lashkevith.asp

А вот отрывок из его воспоминаний:
Когда началась война, я был студентом Рогачевского учительского института и уже сдал два государственных экзамена, остался один, но госкомиссия на второй день войны прекратила свою работу. Из ребят призывного возраста был сформирован отряд самообороны, в задачу которого входила круглосуточная охрана здания института.
В один из последних дней июня 1941 г. несколько однокурсников отправились купаться на Днепр. Примерно через полчаса мы услышали нарастающий шум авиационных моторов. Быстро выскочили из воды, оделись. Спустя несколько минут отчетливо стали видны приближающиеся самолеты. Их было 10-12 и держали они курс на запад. Летели высоко, и опознавательных знаков нельзя было различить.
Скоро мы заметили, что последняя машина из летящей группы делает правый вираж и берет направление на наш бревенчатый сарай, возле которого мы раздевались и теперь находились на его южной стороне. Самолет с большой скоростью приближался к нам, увеличиваясь в своих размерах. На фюзеляже в кругу четко виден черный крест -немец! Летчик переводит самолет на бреющий полет, уже видна его голова в шлемофоне. Мы в прицеле летчика. Для нас это критический момент. Спасение наше на противоположной стороне сарая. Одно мгновение - и мы там! И в этот миг услышали длинную очередь из скорострельных пушек и оглушительный рев пронесшегося над головами самолета.
На сердце стало легче, никто не пострадал. Беззащитные парни перехитрили воздушного пилота, вооруженного мощным огнестрельным оружием. Но наша радость была преждевременной. Самолет разворачивается на 180° и ложится на курс для второй атаки. Мы быстро расположились по обеим сторонам сарая, но ближе к спасительной стене, чтобы в нужный момент быть за углом. И на этот раз мы оказались там раньше, чем прогремела пушечная очередь и пролетел с оглушительным шумом самолет. Третьей атаки не последовало. Нас радовал счастливый исход в этой неравной схватке с вооруженным воздушным противником. После этого эпизода я долго думал, почему этот пилот так настойчиво стремился нас расстрелять, хотя прекрасно видел, что мы гражданские, невооруженные. Это был настоящий фашист.
Через два дня я отправился на рынок за хлебом: многие продуктовые магазины уже не работали. Возле одного из крытых навесов увидел, что раздают хлеб без денег. В это время над рынком, на котором было море людей, на бреющем полете пронесся немецкий истребитель, не сделав ни одного выстрела, а мог бы. Значит, не все немцы такие человеконенавистники, как первый летчик.
С 25 июня 1941 г. бойцы нашего отряда самообороны начали дежурить при городском штабе гражданской обороны и находились в его непосредственном подчинении. 26 нюня штаб получил сообщение, что в 35 км от г. Рогачева, возле озера Святое, обнаружен немецкий десант. Штаб срочно формирует отряд из 20 человек: 10 милиционеров и 10 студентов, дежуривших в штабе, в числе которых был и я. Командир отряда - молодой лейтенант. Он объявляет нам приказ: обнаружить и ликвидировать немецкий десант. Получаем винтовки образца 1895-31 гг. и пакет с 20-ю патронами. На ликвидацию десанта отправляемся в старой полуторке. Командир с шофером в кабине, рядовые в кузове. Мы представляли хорошую мишень для немецкого десанта, так как никакими конкретными данными не располагали ни о точном местонахождении, ни о его вооружении, поэтому и мысли у нас были невеселые, и надежды на благополучное возвращение были нулевыми. Примерно через 1,5-2 часа подъехали к озеру, но ни одного выстрела не прозвучало в нашу сторону. Быстро выскочив из кузова машины, мы расположились так, чтобы полуторка в какой-то мере могла защитить нас от пуль десантников, и стали внимательно изучать местность и искать возможное нахождение немцев. Но ничего подозрительного не обнаружили и были очень довольны, что все так окончилось. Местные жители, с которыми вели разговор о немецком десанте, утверждали, что они впервые слышат об этом.
26 июня, но уже где-то после 23 часов, была сформирована группа из 5 человек во главе с тем же лейтенантом для ликвидации лазутчика, подававшего световые сигналы. Выехали за город и остановились в небольшом лесном массиве, заросшем редким невысоким сосняком. Все мы увидели действительно периодическое мигание света. С винтовкой наперевес пошел на огонек. Иду очень осторожно, чтобы не выдать себя. Лазутчик, подававший сигналы, видимо, хорошо замаскирован и уже адаптировался в ночной темноте, а я еле замечаю отдельные силуэты деревьев в редком сосняке. И вдруг передо мною встает темная стена с запыленным широким окном, за которым ритмично вспыхивают и гаснут огни. В считанные секунды я понял, что стою пе ред котельной, в которой кочегар время от времени бросает уголь и закрывает топку. "Лазутчиком" оказался кочегар!
В ночь на 1 июля 1941 г. по распоряжению городских властей 20 ребят и девушек и два преподавателя (Л.А.Царенков и В.Н.Седляров) оставили осиротевшие стены института и распрощались с родным городом. Перейдя мост через Днепр, взяли курс на восток. 4 июля к вечеру пришли в г.Кричев, миновав города Пропойск (Славгород), Чериков. На полпути к Кричеву мы испытали удары немецких бомбардировщиков. На шоссе происходило интенсивное движение наших воинских частей: с востока на запад и с запада на восток.
Немецкая авиация проявила исключительную активность при отсутствии наших истребителей. Военные первыми заметили вражеские бомбардировщики а несколько позже и мы увидели их. Мне не приходилось еще видеть падающие бомбы. Через минуту-две я заметил, как от самолетов отделяются небольшие темные брусочки и стремительно несутся к земле, быстро увеличиваясь в размерах. На высоте они казались нам беззвучными, но приближаясь к земле, бомбы издавали душераздирающий ной и свист. Я изо всех сил несся в сторону от поющих и падающих бомб, всем телом чувствуя, что они где-то близко от меня, что надо немедленно падать и прижаться к земле. И сразу же последовали мощные взрывы. Мне казалось, что я потерял сознание. Почувствовал себя живым, когда воцарилась тишина после бомбовых разрывов. Я тихонько протянул: "А-а-а, слышу, значит, не оглох!" Тела не чувствовал, будто его нет. Чуть пошевелил руками -.ощутил движение. Ту же операцию проделал и с ногами. После этого воспрянул духом. Освободился от комьев земли и веток, отряхнулся и начал разыскивать своих. К счастью, все оказались живыми и не ранеными. Это был последний аккорд моей военной прифронтовой жизни в начальный период войны.
В Кричеве в вагон грузового поезда сели я, Н. Хазаи и Е. С. Василсвич. Во второй половине июля 1941 г. привезли нас на станцию ‘Мартыновка’ Асекеевского района Чкаловской области. Работал в колхозе "XVI партсьезд". С ноября 1941 г. по январь 1942 г. - учитель военного дела и физкультуры средней школы села Мартыновка. В первой половине января 1942 г. призван в армию. Во время войны не выбирают, где хочешь служить и воевать. Начал службу в 746-м стрелковом полку, а с июня 1942 г. по сентябрь 1943 г. - курсант 2-й Московской авиационной школы механиков спецслужб; с октября 1943 г. по март 1948 г. - авиамеханик спецслужб 32-го гвардейского ордена Ленина, ордена Кутузова Виленского истребительного авиационного полка. На фронтах Великой Отечественной войны - с июля 1943 г. по май 1945 г.
Источник - http://phys.bspu.unibel.by/static/veteran/lashkev.htm

Latest Month

December 2018
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel