?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

20 сентября 2013
О людях, чудом избежавших гибели, говорят: «Родился в рубашке». В простой крестьянской рубахе появился на свет и ветеран Великой Отечественной войны Степан Шуренков…
ХРАНИТЕЛЬ «СКЛАДА»
Война разразилась, когда Степану Викторовичу было 16 лет, он успел окончить семь классов. Родная деревня Святое, в 1939 году получившая новое название - Кирово, оказалась на оккупированной врагом территории. Подросток собирал оружие и боеприпасы, оставшиеся на полях возле деревни, и надежно укрывал находки от захватчиков в протекавшей неподалеку речке Ржавке. Позже по ночам в реке то и дело стали купаться партизаны. О «складе» они узнали от бесстрашного мальчика…
Вскоре Степан присоединился к партизанскому движению, став разведчиком в 258-м отряде 8-й Рогачевской бригады. Ему доверили работу среди полицаев по их перевербовке и, в случае необходимости, уничтожению.
Первое серьезное задание новичку поручили летом 1943-го. Нужно было расстрелять старосту деревни Новоселки Рогачевского района Аркадия Суконникова. Разведчик пытался поймать приговоренного ночью, но тот прятался - отсыпался в стогу либо находился на территории немецкого гарнизона. Тогда Степан Викторович пошел на задание днем, хоть это и было смертельно опасно.
- Прежде чем спустить курок, я поговорил с ним, - вспоминает ветеран. - Мне показалось, что он честный человек, но я должен был выполнить приказ… В сенях староста обернулся и сказал: «Запомните мои слова. Совесть будет мучить вас всю жизнь».
Суконников вышел на огород и остановился, вжав голову в плечи. Тишину вот-вот должен был нарушить выстрел…
Молодой партизан с тяжелым сердцем возвращался в отряд. Встреться тогда ему на пути оккупант - конец (немецким языком Степан Викторович идеально не владел). Но судьба отвела угрозу от разведчика - точно так же, как ранее сам партизан поступил со старостой, нарушив приказ и не лишив того жизни. Приняв трудное, но верное (как оказалось впоследствии) решение, парень пришел к своим… и был арестован. За невыполнение приказа в военное время разведчика приговорили к высшей мере наказания. Спас партизана комиссар отряда Александр Мальцев. Он стал рядом с приговоренным, положил ему руку на плечо и сказал: «Стреляйте».
В ЛОГОВЕ ВРАГА
Избежавший казни староста Аркадий Суконников стал проводником и помощником разведчика Шуренкова. Он помог партизану в одном смертельно опасном задании. Требовалось передать письмо в немецкий гарнизон, находившийся в местечке Тихиничи.
Партизаны написали бургомистру Цибульскому предложение сдать гарнизон без боя в обмен на помилование. Но как доставить сообщение в логово врага?
- Я, конечно, боялся, - признается ветеран. - Ведь предстояло идти на смерть. Например, отправилось на задание несколько разведчиков, а вернулся один. Значит - хорошо, задание выполнено. А то, что десять человек погибло, не считается. В войну человеческая жизнь имела небольшую цену…
Вместе со старостой Суконниковым партизан, миновав три немецких поста, попал в гарнизон. Однако через 40 минут ожидания стало ясно, что план сорвался: бургомистра на месте не оказалось. Чтобы вернуться, необходимо было пройти мимо нескольких огневых точек. К мужчинам уже направлялся немецкий солдат. Степан Викторович сжал гранату, которую взял с собой, чтобы не сдаваться врагу, готовясь выдернуть чеку. Староста попросил его устроить так, чтобы фашистам не достались оба… Как вдруг мимо проехал автомобиль, в котором сидел Цибульский.
- Он посадил нас в машину и вывез из гарнизона. После войны бургомистра осудили на 15 лет. Меня до сих пор интересует, что руководило Цибульским, когда он помог нам сбежать, - говорит Степан Викторович.
КОРОТКА ПОБЫВКА ДОМА…
…Пришло лето 1944 года. Вся 8-я Рогачевская партизанская бригада оказалась в Минске, партизан посылали на фронт для службы в армии. А молодого разведчика, заболевшего тифом, отправили долечиваться в родной район. Но в Жлобине бывший партизан был призван в ряды Красной армии и стал солдатом 31-го запасного стрелкового полка. Позже, уже в составе 199-го артиллерийского полка, попал на плацдарм на реке Висла, где готовился прорыв вражеского фронта:
- Его размеры были сравнительно микроскопическими: три километра в длину, 800 метров в ширину. Мы держали берег, чтобы начать наступление. За ночь переправляли дивизию, на следующий день противник ее уничтожал. Под покровом темноты вывозили трупы и посылали новую дивизию. Люди перемешивались с землей…
2 МАЯ НА РАССВЕТЕ
Степан Викторович участвовал в освобождении Варшавы, Лодзи, Кракова, с боями дошел до самого Берлина. Заканчивался апрель 1945-го, в эти дни красноармейцы штурмовали укрепленные оборонительные точки главной нацистской цитадели. Велись кровопролитные бои за каждую улицу, каждый дом. Немцы продолжали оказывать жесточайшее сопротивление, но остановить советских солдат уже было невозможно.
В ночь с 1-го на 2 мая артиллерийская батарея расположилась на отдых прямо на улице. Солдаты устроились в подвалах и подъездах домов. Степан Шуренков стоял на перекрестке вместе с командиром другой батареи. Было около четырех часов утра, начинало светать. Вдруг к красноармейцам вышла колонна немцев во главе с генералом и его адъютантом. Фашисты стали складывать оружие в две кучи прямо на перекрестке. Адъютант доложил о капитуляции, генерал отдал командиру батареи свои пистолет и кортик. Советский офицер, увидев в петлице генеральского мундира золотую цепочку от часов, решил завладеть ею. В тот самый момент, как он оторвал цепочку, начался настоящий хаос. Адъютант выстрелил командиру батареи из пистолета прямо в грудь. Фашисты вернулись на перекресток и за считанные минуты разобрали оставленное оружие. Остолбеневшего Шуренкова, как ни удивительно, никто не тронул. Улицы опустели, а затем началась стрельба. Советские машины и пушки были уничтожены и горели ярким пламенем. В огне постоянно рвались боеприпасы. Чудом избежав гибели, Степан Викторович побежал в подвал и разбудил своего командира, капитана Оганеса Габриеляна. Тот сразу же бросился к выходу. На пороге его встретили вражеские пули. Степан Викторович перевязал раненого капитана, использовав индивидуальные пакеты, которые нашел поблизости. Увидев «Виллис» с советскими солдатами, закричал: «Стойте! Возьмите моего командира, он ранен». На перекрестке автомобиль повернул, и в ту же секунду из-за угла показался ствол танкового орудия. Тогда фронтовик мысленно похоронил своего командира. Лишь через 40 лет он узнал, что своим бесстрашным поступком спас капитану Габриеляну жизнь.
Рядом на площади находилось восемь танков. Боеприпасов у них не осталось, и танкисты организовали круговую оборону. Защищались только «лбами». Шуренкова, который спасал раненого солдата, накрыло осколками от взрыва…
«А МЫ СТЕПАНА ПОХОРОНИЛИ»
В боях фронтовик уже не участвовал. А на следующий день немцы прекратили сопротивление и выбросили белые флаги. Войне пришел конец, и радости не было предела.
- Советские солдаты впервые стреляли вверх, в воздух, а не по врагу. Торжества первых минут после окончания войны трудно описать пером - это нужно было видеть своими глазами, - улыбается ветеран. - Оставшиеся в живых люди от радости плакали и обнимались, целовались. Среди них были и пленные, освобожденные из лагерей, угнанные в рабство на каторжные работы женщины, люди из других государств, других национальностей, которые не понимали русского языка, но этого и не требовалось: всё было понятно и без слов.
До 1951 года Степан Шуренков проходил сверхсрочную службу в Германии. А потом вернулся домой. Поездом добрался до нужной станции, там поймал попутку. Родители встретили бравого красноармейца приветливо, накормили его и шофера обедом. Затем водитель собрался уезжать, и хозяева внезапно огорошили сына вопросом: «А вы? Почему не едете?»
- Да ведь я уже приехал! - ответил он.
- Куда?
- Домой!
Родители переглянулись. И тогда фронтовик не выдержал:
- Да вы что? Я же Степан!
- Какой Степан? Мы Степана похоронили, часто ездим на его могилу…
ДЕТСКАЯ ТАЙНА
А дело было так. Учителя, жившего по соседству с Шуренковыми, забрали в партизаны. Он пробыл в отряде недолго: на следующий же день в Лазовском лесу разгорелся бой, и новичка ранило в ногу. Лечиться было негде, поэтому учитель вернулся домой. Именно он и принес родителям Степана Викторовича страшную весть. Те забрали тело и похоронили «сына» со всеми почестями… Чтобы вновь обрести его через столько лет.
Но и теперь не могли поверить отец и мать своему счастью: ушел воевать подросток, а вернулся мужчина, старшина! В качестве доказательства пришлось бывшему разведчику раскрыть одну тайну, которую хранил с детства. Однажды младший брат Степана Викторовича рассказал ему, что километрах в трех от родной деревни в кустах у болота мальчишки нашли оставленный в бою пистолет. Не пропадать же добру! Темной ночью братья отправились на поиски. Несмотря на все препятствия, оружие нашли и вернулись домой.
- Но потом чем-то я брату не угодил, он за мной ходил и всё время просил: «Отдай!» Мать поинтересовалась: «Что, сынок, он тебе должен отдать?» Я предупредил: «Не говори!» Тогда матери помог отец. И брат признался: «Пистолет…» Отец заставил отдать оружие ему. Пошептался с матерью, и вдвоем они ушли в огород, а я - в сарай. Взял штык, а тогда они на каждом шагу были, между бревнами прокрутил - и огород стал как на ладони. Родители выкопали ямку, завернули пистолет в тряпку и положили его в землю. А ночью я забрал оружие и положил вместо него железный крюк. Прошло пару месяцев, родители решили смазать пистолет маслом. Откопали, раскрутили тряпку… и решили: пистолет так заржавел, что стал крюком, - смеется Степан Викторович.
ТАКУЮ ВОЙНУ ЗАБЫВАТЬ НЕЛЬЗЯ
Кстати, позже выяснилось, что та могила Степана Шуренкова - не единственная. Еще когда он был в партизанском отряде, случился тяжелый бой и разведчик не вернулся с задания. Его похоронили в братской могиле в Кличевских лесах…
После армии Степан Викторович подал документы в милицию. Сначала был постовым, затем - паспортистом. Вновь сев за парту, поступил в Белорусский государственный университет народного хозяйства имени В. В. Куйбышева. После выпуска стал оперуполномоченным ОБХСС Заводского райотдела милиции Минска, дошел по карьерной лестнице до должности начальника отдела. Поработал и в охране. На пенсию ушел с поста начальника отдела охраны Ленинского района в 1973 году. А в 80 лет стал сочинять стихи и уже выпустил два сборника.
- В моей семье воевали четыре брата и зять сестры - и все остались живы! Это уникальный случай, - подчеркивает ветеран. - Младший брат, хоть на фронте не побывал, но поддерживал связь с партизанами. После войны все мы, уже со своими женами, собрались и приехали в родную деревню. Пошли с отцом на озеро рыбу ловить. Грянули песню: «И значит, нам нужна одна победа - одна на всех! Мы за ценой не постоим…» Люди выходили на улицу и плакали, каждый по своему горю: у кого-то пятеро сыновей было - ни один не вернулся, у других один был - и тот погиб. А у нас пятеро - и все живы! Я других таких случаев не знаю…
…О людях, чудом избежавших гибели, говорят: «Родился в рубашке». На простой крестьянской рубахе, в которой появился на свет фронтовик Степан Шуренков, золотом переливаются ордена Отечественной войны II степени, Красной Звезды, медали «За отвагу», «За боевые заслуги», «Партизану Отечественной войны» I степени, «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941 - 1945 гг.», «За освобождение Варшавы», «За взятие Берлина». Такую войну, говорит ветеран, забывать нельзя…
Дмитрий ГОРСКИЙ.
Фото из личного архива С. В. ШУРЕНКОВА.
Источник - http://mvd.gov.by/ru/main.aspx?guid=164183
P.S. Не удивляйтесь, что я начал выставлять (копировать) посты, посвященные партизанам Рогачевщины. Просто сейчас работаю с материалами о партизанах и в этом мне огромную помощь оказывает краевед и замечательный человек Дмитрий Садовский из Рогачева, который, собственно говоря и скидывает мне ссылки с упоминаниями о рогачевских партизанах.

Latest Month

October 2018
S M T W T F S
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031   

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel