?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

А этот материал по - свежее, от 10 февраля 2015, но в нем дается ссылка на работу все того же Степана Кадуцкого из Жлобина.

Искупление длиною в жизнь
Пензенец вернулся домой через несколько лет после победы, когда его уже перестали ждать. Вернулся, чтобы вновь уйти…
В конце прошлого года в редакцию «ПП» пришло письмо от краеведа из Республики Беларусь Степана Кадуцкого. Он рассказал, что работая в архивах КГБ Беларуси, обнаружил сведения о нашем земляке, уроженце Кузнецкого района Михаиле Куликове.
В Книге Памяти Пензенской области и на сайте ОБД «Мемориал» старший политрук Куликов числится пропавшим без вести с сентября 1941 года.
Но, как сообщает Степан Кадуцкий, наш земляк не погиб, а попал к партизанам и героически воевал в 10-й Журавичской бригаде вплоть до 1943 года, когда бойцы Красной Армии освободили от врага часть Белоруссии.
Без вести пропавший
У Куйбышевской 117-й стрелковой дивизии, в которой служил политрук Михаил Куликов, судьба была не менее трагичной, чем у Пензенской 61-й. Оба воинских соединения входили в 63-й стрелковый корпус, участ­вовавший в контрнаступлении советских войск на Бобруйск в июле 1941 года.
Тогда его бойцам и командирам удалось занять Жлобин и Рогачев. Но уже в августе корпус попал в окружение. Наша 61-я дивизия была почти полностью разбита, 117-я продержалась до сентября, пока противник не уничтожил ее в Киевском котле.
В это время, вероятно, семья Михаила Куликова и получила сообщение о том, что он пропал без вести.
Но старший политрук остался жив. Безуспешно пытался вырваться из окружения. Его приютила одна крестьянская семья в деревне Гадиловичи Рогачевского района, выдав за своего родственника. Только в июле 1942 года Куликову удалось связаться с партизанами.
Он рвался в бой с оружием, но руководители подполья решили иначе. Им нужен был свой человек в полиции. Куликов, находившийся вне подозрения у немцев, подходил на эту роль как нельзя лучше.
Под прикрытием
Работая под прикрытием, он быстро освоился и вскоре получил повышение в должности и чин урядника. А подпольщики, благодаря ему, узнавали обо всех вражеских частях и подразделениях, проходивших через Гадиловичи.
«Наш полицай», как в шутку называли его партизаны, вовремя предупреждал подпольщиков о готовящихся облавах — за время работы Куликова ни один человек не был расстрелян за связь с партизанами. С его помощью без единой потери удалось освободить 60 советских военнопленных, которых немцы пригнали на ремонт шоссе.
Блестящую операцию 10-й Журавичской партизанской бригады по разгрому шести вражеских подразделений в апреле 1943 года, которую предназначили «в подарок» ко дню рождения Гитлера, тоже не смогли бы провести на таком уровне без Куликова. Он снабдил партизан дополнительным оружием. Это было последнее задание нашего земляка под прикрытием — немцы уже начали подозревать своего сотрудника. Куликова отозвали в отряд.
14 августа 1943 года партизаны разгромили полицейский гарнизон в Гадиловичах, а 2 октября соединились с подошедшими частями Красной Армии.
Найти героя
На этом, по словам Степана Кадуцкого, следы партизана теряются. Что же стало с Михаилом Васильевичем? Вернулся ли он в родной город и благополучно дожил до старости? Или погиб незадолго до победы? Или, не дай бог, был репрессирован, как это иногда случалось с партизанами и подпольщиками, работавшими под прикрытием? Мы все же надеялись, что семья дождалась своего героя.
В донесении о безвозвратных потерях на сайте ОБД «Мемориал», где сообщалось, что старший политрук Михаил Куликов пропал без вести, была запись о том, что его жена, Куликова Мария Андреевна, проживает в селе Марьевка Кузнецкого района.
Первые сведения мы получили через областной военкомат. Со слов старожилов села Марьевка, Михаил Куликов пришел с фронта домой, но… с женой они почему-то прожили недолго, развелись. Он вновь уехал. Куда — неизвестно.
Такого поворота мы не ожидали. Может быть, о дальнейшей судьбе отца что-то знают его дети? Выяснилось, что у Куликова было две дочери. Младшей уже нет в живых, а старшая Галина (по мужу Скобелина), заслуженный учитель РФ, давно перебралась из Кузнецкого района в Лунинский.
Но нашли мы Галину Михайловну в селе Засечное Пензенского района. Два года назад она переехала туда к младшему сыну Юрию.
Не ждали
… Пожилая женщина держит в руках портрет красивого мужчины в форме старшего сержанта РККА.
— Это единственное сохранившееся фото папы, довоенное, — говорит Галина Михайловна. — Таким я его не помню, мне ведь всего три годика исполнилось, когда он ушел на фронт. А сестренка Тамара в 41-м родилась. Мама рассказывала, что жили они до войны дружно, очень любили друг друга. Папа был такой, знаете, первый парень на деревне. И на работе первый, и на гулянье. На гармони хорошо играл, и голос у него сильный был.
В 1939-м его призвали в армию, а через два года — война… Я была его любимицей, в юности мне говорили, что я – копия отца. К Тамарочке он привыкнуть не успел.
Несмотря на полученное известие о том, что муж пропал без вести, Мария Андреевна чувствовала: жив ее Миша. Надежду потеряла, когда вышли уже все сроки.
… Михаил Куликов вернулся домой через несколько лет после победы, когда его перестали ждать. После слез, объятий и упреков, почему так долго не давал о себе знать, опустил голову:
— Простите меня, Маша, девочки. На войне, в партизанском отряде, я встретил девушку. У нас уже двое сыновей. Живем в Белоруссии. Думал, пусть лучше для вас я буду погибшим, чем мерзавцем. Стыдно было возвращаться.
Если б не было войны...
Зная, как тяжело одинокой женщине воспитывать двоих детей, Михаил Васильевич предложил теперь уже бывшей жене:
— Давай я заберу Галинку к себе. Ей у меня хорошо будет, словом ее не обижу.
Но Мария Андреевна, конечно же, отказалась.
— Папа потом еще несколько раз нас навещал, очень хотел, чтобы мы познакомились с нашими сводными братьями. Те нам звонили регулярно, звали в гости. Но мы с сестрой видели, что маме это неприятно, — вспоминает Галина Михайловна. — Так и не встретились.
Жизнь их развела окончательно. Вскоре после развода Мария Андреевна вышла замуж за фронтовика Сергея Булушева. Папа Сережа – так с нежностью называли отчима Галя с Тамарой – принял девочек как родных. С женой прожили душа в душу 36 лет.
А бывшего мужа Мария Андреевна простила. Он рано умер, скоропостижно, и дети не смогли присутствовать на похоронах.
— Поехал папин брат дядя Гриша. Вернулся и говорит: «Галь, когда мы отца обряжали в его парадный костюм — в кармане нашли твою детскую фотокарточку. Он очень любил тебя».
Перечитывая письмо Степана Кадуцкого, копию которого мы передали семье Скобелиных, Галина Михайловна тяжело вздыхала:
— Мы о той, партизанской его жизни не знали ничего. Сколько же выпало на его долю… И сколько мамочке моей пришлось пережить. Давно нет на свете ни ее, ни папы Сережи. Уже ничего вспять не повернуть. Только я убеждена: мама с папой никогда бы не расстались, если б не война.

Comments

( 2 comments — Leave a comment )
zihuatanexo
Nov. 8th, 2015 07:38 pm (UTC)
Спасибо.
Не знал про этот материал.
zihuatanexo
Nov. 8th, 2015 07:43 pm (UTC)
Кстати вспомнил свою встречу с партизаном в первую Вахту
http://zihuatanexo.livejournal.com/331957.html
( 2 comments — Leave a comment )

Latest Month

June 2018
S M T W T F S
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel