?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Михаил ГОЛДЕНКОВ
«Аналитическая газета «Секретные исследования», №2, 2014

В статьях историков можно встретить мнение, что отмена термина «Литва» и замена его на «Белоруссия» произошли в 1840 году в соответствии с царским указом. Однако процесс запрета Литвы не был столь уж компактным и быстрым делом одного указа, причем власти не особо способствовали внедрению именно термина «Белоруссия». Скорее царь желал обойтись вообще без всяких названий и терминов для бунтарской страны Литвы, как и прочих стран, попавших под сапог Российской империи. Шла тихая ликвидация неугодных наций.

Все началось с 1839 года, когда всей Литве-Беларуси была навязана вместо её собственной православной (униатской) церкви Русская православная церковь Москвы. Наши авторитетные священники, которые могли этому препятствовать, были физически устранены – отравлены, пусть официально и было объявлено об их естественной смерти (сразу четырех!). Ввод РПЦ сопровождался, что естественно, запретом нашего языка в церквях, запретом использования беларуских богословских книг и устранением до сей поры действовавшего на территории Литвы-Беларуси Статута ВКЛ.

Любопытно, что еще в начале 1840 года, 4 февраля, вышел Именной, объявленный Святейшим Синодом указ №2255-13141. В нем на стр. 486 говорилось в частности следующее:

«О перечислении церквей Литовской епархии к Минской, а церквей Минской епархии к епархии Литовской».

Здесь мы четко видим, что пока что ставится знак равенства между Минском и Литвой, и это невозможно оспаривать. То есть богослужение в Литовской и Минской епархиях велось на одном языке, руководство епархиями вело общение и документооборот на одном языке. В феврале 1840 года Минск – это Литва. Белоруссия (Восточная Литва) – это термин, также бывший в ходу относительно Литвы. Но Белоруссия начиналась в Могилевской губернии, распространяясь на Смоленскую и Витебскую. Еще к Белоруссии относились Брянская и Курская области, где и сейчас в деревнях говорят на беларуской трасянке.

Очевидно, что Литовская и Минская епархии в 1840 году говорили на славянском языке, но ни в коем случае не на жемойтском (летувисском).

Это же подтверждает и последовавший указ от 17 апреля того же года (Именной, объявленный Сенату, №2273-1395). «О перечислении церквей Белорусской епархии в Минскую, а церквей Полоцкой епархии к епархии Литовской». Акт переводит Полоцкую кафедру в Вильно, бывшего Архиепископа Полоцкого впредь именует Архиепископом Литовским и Виленским.

О различиях между Самогитией-Жемойтией и Литвой и о единстве беларуских и литовских начал и говорят все эти нормативные акты, как и последующие.

Но вскоре было решено избавиться и от термина «Литовский», как и от термина «Белорусский». Так, 18 июля 1840 года вышел Сенатский, по Высочайшему повелению Указ №2295-13678:

«Об именовании губерний Белорусских и Литовских каждую отдельно: Витебскою, Могилёвскою, Виленскою и Гродненскою».

При этом последовало собственноручное высочайшее повеление: «Правила сего держаться и впредь, никогда иначе не прописывая»…

Тут, конечно же, все понятно: ликвидировался не только термин «Литва», но и термин «Белоруссия» подлежал максимальному распылению.

Чтобы сделать этот процесс обрусения литвинов и даже жемойтов более быстрым, 11 октября 1840 года стали предпринимать конкретные действия по ликвидации и термина «Самогитский (жемойтский)». Сенатский, по Высочайшему повелению указ №2308-13854 гласил:

«О переименовании Литовского евангелическо-реформатского Синода в Виленский, а Самогитской римско-католической епархии в Тельшевскую».

В 1842 году, 18 декабря, выходит Именной, данный Сенату указ №2448-16347 «О преобразовании Северо-Западных Губерний». В частности там говорится:

«Для уравнения Северо-Западных Губерний Империи Нашей в пространстве и населении признать нужным образовать оные в новом составе. 1) Из Северных уездов нынешней Виленской Губернии: Тельшанского, Шавельского, Россиенского, Улитского, Новоалександровского, Вилькомирского и части Ковенского, составить новую Губернию под названием Ковенской с назначением города Ковно губернским городом… Гродненскую Губернию образовать из остальных шести уездов сей Губернии: Гродненского, Волковысского, Слонимского, Брестского, Кобринского, Пружанского и трех уездов Белостокской области (Белостокского, Сокольского и Бельского)».

Этот нормативный акт все Самогитские области объединил в Ковенскую Губернию, единственное спорное определение относится к Трокам: «…восстановить упраздненный город Троки, к уезду коего приписать все пространство нынешнего Ковенского уезда до черты местечка Румшишки, или до Юго-западной оконечности вновь учреждаемой Губернии Ковенской».

Дело в том, что район Ковно исторически был населен преимущественно жемойтами-летувисами и решение о его присоединении к Виленской Губернии было продиктовано исключительно географическими соображениями: Троки намного ближе к Вильне, чем к Ковно. Здесь же подчеркнем, что в 1840 году все географические названия никоим образом не писались по-жемойтски. Также была упразднена Белостокская область, ее территория присоединена к Гродненской Губернии, то есть Белосток приписан к Литве.

Далее, в 1843 году, 14 августа последовал указ «О закрытии Белорусско-Литовской Духовной коллегии».

Опять мы видим прямое отождествление Литвы и Белоруссии, что сейчас называется Беларусью. Аналогичен по логике нормативный акт от 3 декабря 1840 года «О введении Белорусско-Литовской Духовной Коллегии в один разряд с конторами Синода»...

Этот акт 1840 года говорит не только о единстве Белорусских и Литовских начал, что признают Российские законодатели, не только ставит между ними знак равенства, но и является свидетельством того, как понятие «Белоруссия» постепенно заменяет понятие «Литва». То есть не было одного конкретного указа о переименовании Литвы в Белоруссию, но это была цепь всех указов и мер по распылению понятия Литва, как и понятия Самогития.

1857 год, 12 ноября. Высочайше утвержденное положение Комитета Министров, указ №3007-32429 «О возложении цензурирования сочинений на Литовском и Жмудстком языках на одного из благонадёжных чиновников, служащих в Виленском цензурном комитете».

Этот акт интересен тем, что противопоставляет Литовский и Жмудский языки.

Под литовским языком еще достаточно долго в XIX веке понимался только лишь беларуский язык. Если это понимать, то тогда все становится на свои места, действия приобретают логическую завершенность, а именно: цензуре подверглись все языки ВКЛ – жемойтский (летувисский) и литовский (беларуский), и цензурировались они по географическому принципу – в Вильне. В Киеве, соответственно, цензурировался малоросский (русинский, ныне украинский) язык.

Вот такая вот грустная история постепенного исчезновения Литвы, ее языка и культуры с карты Российской империи. Но только формально. Конечно, указами можно было и ветер запретить. Сложнее получалось запретить сам народ. Он не исчезал и вопреки желанию совершенно не сливался с русским народом, различаясь всем: менталитетом, праздниками, языком, мировоззрением, традициями и отношением к царскому режиму. Во второй половине XIX века как только не именовали литвинов: и «западно-русами», и просто «руссами», и «черноруссами», и «белоруссами»… В канун XX века режим, смягчившись, разрешил беларусам самим определить название своего народа, языка и страны. Вацлав Ластовский, справедливо полагая, что термин Беларусь так или иначе навязан царизмом, выдвигал версию Кривии от племени кривичей, одного из главных предков беларусов. Одних из главных, но далеко не единственных, поэтому, наверное, правильно, что вариант Кривия все-таки уступил Беларуси. Но народ, невзирая на реформы и заперты, так и остался самим собой.


Latest Month

July 2018
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by yoksel