Родом из детства

Чем ближе Новый год, тем чаще встречаются напоминания из детства.
Вот запах новогодних мандарин! Вот заговорили о праздничном столе, а там - селедка под шубой и тд... Елки всяких размеров и фигур на каждом углу продаются. На рынке бабки/дедки торгуют просто еловыми ветками или сосновыми.
А вот наткнулся на фото дет-садовской поры

Фото выпускной группы аж 1963 года! Хранила мама пока я служил и "передислоцировался" с ДКБФ на ТОФ через Москву, а потом обратно на Балтику уже гражданским и снова на Дальний Восток...
А вот в Сети встретил фотографии нашего дет-сада "Солнышко" 1966 года
Слева три окна - это была спальня нашей группы. И вот запомнился такой эпизод - дело было летом. Тихий час. Я лежу лицом к окнам. А в окнах проплывают облака, да не просто облака. а в виде толстопузого медведя или слона или коровы рогатой, а вот мячик катится по небу...
Эх, детство. Запомнилось ведь!
Или вот это фото
На нем слева только угол нашего садика, а напротив дом - прямь загадка?! Отчетливо помню, что в левой половине дома была почта и там работала моя мама. Когда детишки разбирались родителями, я бежал к маме на почту. Там ожидал когда она закончит работу или она разрешала одному идти домой (и такое бывало). Помнится, что в соседнем доме жил начальник районной почтовой конторы, правда фамилию запамятовал...
И дет-сад и дом напротив стояли на пересечении улицы Козлова, тогда Заводской и улицы Богатырева, тогда Фабричной.
Взятый из Интернета снимок дома уже в цвете, сделанный, как пишут, краеведом А.Сущевским в 2002 году
Об этом доме встретил несколько строк, написанных Каэтаном Контовтом - "Гэта дом Шацыллы.
Дзед мой - Васіль Клімаў (1905 г.н.) - пракаветны рагачовец (вядомыя па - імёнах пяць каленаў ягоных продкаў - рагачоўцаў). Дык заўсёды мінаючы гэты дом дзед казаў - гэты дом Шацылы. Памятаю адно, што гэты Шацыла быў са шляхты , дбайны гаспадар, на падворку гэтага дому месьцілася стайня."
И вот прошли годы. Нам уже за шестьдесят. Дети, внуки с правнуками далеко, кто в Питере, а кто и на Дальнем Востоке. Жизнь по-тихоньку движется к закату.
Но вот все равно хочется этого праздника. Встреча Нового года была, есть и будет ПРАЗДНИКОМ, пусть даже уже вот с такой чисто символической елочкой
С наступающим Вас друзья Новым 2020 годом!

Наследие полковника Топор - Звеждовского

В продолжение темы По следам А.Мальдиса, хочу обратиться еще к одному документу - рукописи, хранящейся в отделе рукописей Польской национальной библиотеке.
По библиотечному каталогу рукописи озаглавлены как - Fragment spuscizny pulkownika Ludwika Topor - Zwierzdowskiego.
В переводе - Фрагмент наследия полковника Людвика Топор-Звеждовского.
О Людвиге Звеждовском можно почитать в Вики.
Коллекция включает в себя проекты докладов Звеждовского в 1864 году для генерала Босак и национального правительства.
Владельцами коллекции являлись:
- Чоловский - САС Александр, польский историк-археограф, коллекционер рукописей. О нем уже писал.
- Агатон Гиллер, польский революционер, участник восстания 1863-64 гг.
С Юзефом Гауке-Босак (польск. Józef Hauke-Bosak; 19 марта 1834, Санкт-Петербург — 21 января 1871, близ Дижона) и Агатоном Гиллером Людвика Звеждовского связывают отношения последнего уже после его бегства из Могилевской губернии после поражения возглавляемого ими отряда повстанцев. Как известно, Звеждовский присоединился к восставшим в Царстве Польском, где был назначен в Сандомирское воеводство военным руководителем.
- исходя из записи полковника Адама Грековича о даровании документов Агатону Гиллеру в 1872 г., можно предположить, что эти рукописи изначально были у полковника Грековича, тот передал их полковнику Гиллеру, потом они попали к коллекционеру Чоловскому во Львов, а затем последним были переданы на хранение в Национальную библиотеку Польши.
Вот этот лист с записью Грековича
Коллекция содержит ряд документов, черновиков, рапортов и записей из книжек тех событий.
Прежде всего интерес представляют документы (рукописи) в которых содержатся упоминания о Рогачевском уезде и отряде Фомы Гриневича. И такие записи нашлись и конкретно о назначении Фомы Гриневича руководителем отряда, а помощником его поручика артиллерии Дзержановского!
Вот этот лист
Кроме того, есть указание на начало выступление - 24 апреля на рассвете, и даются некоторые указания по действиям Сенненскому, Рогачевскому и Черыковскому отрядам. Конкретно Рогачевскому - выступить на Антуши.
Есть в этих рукописях еще ряд документов, но они Рогачевского уезда не касаются...

П.С. Для себя сделал вывод - как бы Фома Гриневич не отказывался на допросах от руководства отрядом, и как бы его не выгораживали другие участники тощицкого отряда, документы свидетельствуют о его фактическом назначении Звеждовским - руководителем отряда, а помощником к нему офицера Дзержановского. Кроме того, из этих черновых записей явствует, что отряд Гриневича должен был двигаться на Антуши, где среди прихожан костела было много сочувствующих. Правда ни Звеждовский, ни Гриневич еще не знали, что в близлежащих католических околицах Сеножатки, Тертеж и других уже были размещены российские войска, и в каждой шляхецкой усадьбе размещалось по два солдата...

Презентация справочника

На Поладенковских чтениях было еще одно событие.
В ходе своего выступления я презентовал издание межархивного справочника. Материалы для него у меня копились более 10 лет. Особенно много накопил архивных сведений после переезда на Родину.
И вот решил сделать такой подарок для рогачевских краеведов.
С учетом того, что архивы Беларуси особо не горят желанием расскрывать и выкладывать в свободный доступ содержимое своих фондов и особенно описей, думаю для чисто регионального уровня такой справочник станет отправной точкой при изучении истории края.
Само издание формата А5 на 96 страницах ввиде брошюры с обложкой из плотной бумаги.
Печатал за свой счет.
Даже не предполагаю, как к такому распространению архивных источников отнесутся архивы, но мне хотелось хоть как то облегчить поиски краеведов или исследователей истории своего края архивных сведений.
Также изданием этого справочника хотелось привлечь новых, заинтересованных лиц для изучения истории не по исторической литературе или энциклопедическим изданиям, а по архивным документам.
Как получится - поживем увидим...

Поладенковские чтения - 2019

20 декабря в Рогачеве состоялись теперь уже очередные Поладенковские чтения или краеведческая конференция Рогачевского района.
По счету это уже третьи чтения.
Среди участников были местные наиболее активные краеведы, учителя истории города и района, а также принял участие гость из Могилева Прасалович Анатолий.
Чтения открыл директор Рогачевского Центра туризма и краеведения Титович Г.В.
С докладами выступили как учителя истории так и местные краеведы. Особо выделять никого не буду - все выступления были на должном уровне, выделялись новизной материала и глубиной погружения в темы.
Небольшой фоторепортаж с чтений
Открытие Поладенковских чтений. Выступает Титович Г.В.

Выступление краеведа Лейкина А.С.
Участники конференции

Выступает гость из Могилева Прасалович А.

Размещу также и программу Поладенковских чтений



Было еще одно событие на этой конференции. Но о нем чуть позже...

По следам А.Мальдиса. Окончание.

По неотложным делам пришлось отложить дальнейшее рассмотрение Записной книжки повстанца.
Напомню, её можно смотреть-читать онлайн на польском языке здесь:
- https://polona.pl/item/notatnik-powstanca-z-wiezienia-mohilewskiego-w-1863-r,NTEyNzEwNDk/2/#info:metadata
- https://academica.edu.pl/reading/readSingle?cid=66310480&uid=51271049
Анализ показал, что почти половина листов заполнены личными росписями находившихся в том же месте где и сама книжка. Почерки сделавших записи практически разные, но встречаются записи, написанные одной рукой.
Масса фамилий. Встречаются знакомые по Рогачевскому повету/уезду. Но и такой факт встретился - на листе 12 есть запись: обыватель Могилевской губернии Рогачевского повета узник с 23 апреля 1863 г. Александр Жуковский. Но что интересно, такой человек в книге Дмитрия Матвейчика - Участники восстания 1863-1864 годов. Биографический справочник, не поименован! Кроме того, проверил все свои записи по участникам тощицкого отряда Фомы Гриневича, и там среди арестованных нет такой фамилии! А вывод довольно простой - в записную книжку писали надуманные фамилии. Цель - подозрения, что эти записи попадут в следственную комиссию и будут задаваться совсем не нужные вопросы.
Поэтому не стал заниматься выпиской указанных в записной книжке фамилий.
Вместе с тем, выборочно, пробил несколько фамилий по другим уездам, и фамилии подтвердились по книге Дм.Матвейчика. Например, Алексей Войнилович - у Матвейчика запись под номером 916, Андрей Занемойский - под номером 2293 (кстати, участник событий в Нижней Тощице, православный, раскаялся, сослан в Рязанскую арестанскую роту на 2 года), Иосиф Гринцевич - ученик Могилевской гимназии, под номером 1668, Петр Висковский - под номером 1136, Ян Броневицкий - под номером 714.
Для тех кто не знает, напоминаю - все арестованные как участники, или причастные к восстанию, а также политически не благонадежные, проходившие через Могилевскую следственную комиссию, содержались:
- в Могилевском тюремном замке, в том числе секретных камерах;
- в казармах Могилевского гарнизонного батальона, в верхних этажах казарм. 30 июля 1863 г. из канцелярии Могилевского гражданского губернатора Могилевской следственной комиссии предписано: - в связи с проводимым очередным рекрутским набором батальону внутренней стражи необходимы помещения, предлагается следственной комиссии разместить политических преступников в зданиях канцелярии батальона и богоугодных заведениях. И было пнинято решение - часть арестованных перевести в Бобруйскую крепость.
- в Могилевской богодельне (Богоугодное заведение).
Поэтому, у меня нет никаких сомнений, что записная книжка повстанца могла находиться только в помещениях богодельни! Да и в самой книжке автор писал
В условиях тюремного замка или казарм реально не возможно сохранить даже такую маленькую по размерам книжечку! При этом, чтобы масса людей делала в ней записи! А Гриневич, к примеру, вообще содержался в секретной (одиночной) камере, и уж тем более в тех условиях хранить книжечку. Да и при аресте в дер. Щибрин обыском у него ничего не нашли.
Кроме того, и записи в книжке хотя и косвенно, но подтверждают то, что книжка находилась не в тюремном замке или казармах. Так на листе 8 оборот есть запись о расстреле братьев Манцевичей и Анцыпы (расстреляны в Могилеве 6 июня) и Фомы Гриневича в Рогачеве (расстрелян 16 июля). Затем продолжаются записи находившихся там же арестованных. На листе 22 оборот - письмо вдове Гриневича, приписываемое самому Гриневичу. На листах 29 и 29 оборот стихи Гриневича от 1 июня 1863 г., из Могилевской тюрьмы. Реально он не мог этого сделать. Если только он начитал кому-нибудь их, а тот передал текст в богодельню.
Вообще Гриневичу приписывают массу выдуманных достоинств - и поэт, и художник.. Но это уже другая история...
Много думал о предполагаемом авторе этой записной книжки. К примеру, один из братьев Оржешкевичей - фигурантов тощицкого дела, писал стихи и вел дневники, которые в ходе обысков были изъяты. Одному на момент приговора было 16 лет, второму 18. Наверняка у кого то была невеста или подруга, может даже Ядвига (довольно много внимания уделено фигуре Гриневича по сравнению с другими руководителями восстания...). Но нам это не известно. Также не известно где они содержались под следствием. Точно известно,что Оттон Оржешкевич приговорен к каторжным работам на 8 лет, а Зенон Оржешкевич - сослан на жительство в Тобольскую губернию.
Кроме того, смущает, что записи в книжке делались разными людьми, с разными почерками.
Думаю, дело ученых-историков установить хотя бы одного, основного автора, делавшего записи в книжке...
В целом же, огромная благодарность Адаму Иосифовичу Мальдису за его открытие в далеких уже шестидесятых годах прошлого века этой рукописи.

Рогачевский сшытак № 2 (10) 2019 год

Вышел из печати очередной номер рогачевского краеведческого издания.
Материал номера полностью посвящен истории православных приходских церквей города, также его истории.
Презентация издания состоится завтра 14 декабря в помещении Рогачевского Дома книги.
Начало в 11.00 часов.
Приглашаются все желающие.
Электронную версию спрашивайте у работников центральной библиотеки.





По следам А.Мальдиса. Ч.2

Продолжим.
А теперь обратимся к описанию рукописи, которая есть на сайте Национальной библиотеке или Академика.
Описание сделано хранителем рукописи. Это обычная процедура и для библиотек и для музеев.
- Название - Notatnik powstańca z więzienia mohilewskiego w 1863 r. - Перевод - Блокнот/записная книжка повстанца из могилевской тюрьмы 1863 г.
- Współautor - соавтор
- Właściciel - владелец, собственник: - Чоловский Александр, годы жизни 1865 - 1944.
Из энциклопедии истории Украины, т.10 стр.554 - Чоловский - САС Александр, польский историк-археограф, коллекционер рукописей. С 1891 г. руководитель архива г. Львова. С 1906 по 1939 гг. директор городских музеев Львова. Собрал коллекцию рукописей по истории городов, сел и замков Галиции 16-18 ст., которая хранится в Львовской научной библиотеке имени В.Стефаника и Главном архиве древних актов в Варшаве. Умер в городе Львов.
Мы наверно уже не узнаем, как этот блокнот/записная книжка попала в руки этого человека, но благодарность от потомков он заслуживает.
- Opis fizyczny
I, 48 kart : rysunki ; 12x7,5 cm = на 48 листах, рисунки, размером 12х7,5 см.
Небольшая по размерам записная книжка или блокнот, который, к примеру, поместится во внутреннем или накладном кармане куртки, пиджака. Его вполне можно было утаить при первичном аресте/задержании и обыске, особенно когда аресты были массовыми. В дальнейшем, особенно при содержании в тюремном замке Могилева, думаю сохранить такую вещь было проблематично...
- proweniencja:происхождение - архив Александра Чоловского
- literatura:
Katalog rękopisów (1963) t. 6, s. 214. = Литература: Список/каталог рукописей (1963) Том 6, стр 214.
Это надо понимать как - место хранения этой рукописи?!
- Uwaga
Na karcie 46v napis "Pamiątka" z dodaniem inną ręką "z więzienia Mohilewskiego dla Jawigi roku 1863".
Na kartach 35 i 36 akwarele, na karcie 15 rysunek ołówkiem, na karcie I notatka ręką Aleksandra Czołowskiego (ołówkiem).
Notatnik nieznanego powstanca przebywającego od maja do października 1863 w więzieniu w Mohilewie. Zawiera notatki o rozstrzelanych i zesłanych współwięźniach, ich podpisy i wpisane na pamiątkę wiersze lub zdania, a także list pożegnalny właściciela notatnika do córki Jadwigi z 12 X 1863 pisany "z lazaretu Bohouhodije".
Język polski.
oprawa: papierowa (zeszyt).
Перевод - На карте/листе 46v надпись "Памятка" с добавлением другой рукой "из Могилевской тюрьмы 1863 года для Ядвиги".
На картах/листах 35 и 36 акварели, на карте/листе 15 рисунок карандашом, на карте I добавлено рукой Александра Чоловского (карандашом).
Записная книжка неизвестного повстанца, пребывавшего с мая до октября 1863 г. в тюрьме в Могилеве. Содержит записи о расстрелянных и сосланных заключенных, их подписи и записи по памяти стихов или пожеланий., а также прощальное письмо владельца записной книжки к жене Ядвиге от 12 октября 1863 г написанное "из лазарета Богодельни".
(Если меня кто-то поправит - буду только рад)

Вот эти листы
Лист 46v
Лист 35v
Лист 36
Лист 15
Лист I.
Разбор описания рукописи отложим на пару дней...

По следам А.Мальдиса

Не отпускает меня тема Восстания 1863-64 гг. на Рогачевщине и конкретно Фома Гриневич (для тех кто в танке - хочу сразу упредить: имя Фома сыну Михаила Гриневича было дано при рождении. Так и во всех метриках, в том числе о рождении его, Фомы, детей записан! Не надо переиначивать на польский лад это имя! Он родился в католической семье и крестился сам и детей крестил в римско-католическом костеле, и везде поименован двуименно: Фома-Мацей!).
Просматривал свои "архивы". Встретил документ, который скачал в Сети еще в 2011 г. В документе - работа Адама Иосифовича Мальдиса - Белорусика в польских рукописных собраниях (перевод с белмовы мой).
Вот что он писал - Работая в Институте литературы имени Янки Купалы Академии наук Беларуси (ныне Национальная академия наук Беларуси), я несколько раз выезжал в Польшу для архивных и библиотечных изысканий. Сначала интересовался только произведениями белорусской литературы XIX в., потом расширил свои поиски на многоязычную литературу Беларуси XVII-XVIII вв. Наконец стал записывать всё, что было связано с белорусской землей, её историей, культурой. Найденные литературные памятники были описаны в монографиях "Творческое побратимство", "Тайны древних хранилищ", "На пересечении славянских традиций", вошли в несколько антологий. Сведениями по истории и искусству делился с коллегами. И всё равно многие находки остались невостребованными. Они зафиксированы в моей картотеке и сегодня предлагаются читателям-исследователям для использования. (Выделение здесь и в дальнейшем - мои).
Меня заинтересовали вот эти рукописи, находящиеся в отделе рукописей Национальной библиотеке в Варшаве. (не в каком то архиве, а именно в Нац. библиотеке!):
6508. Фрагмент рукописного наследия Л. Топур-Звеждовского, который в 1863 г. командовал повстанцами на Могилевщине.
6540. "Записная книжка повстанца из могилевской тюрьмы" 1863 года. Есть запись предка В. Короткевича.(Так у Мальдиса)
Сегодня хочу остановиться на Записной книжке... (на польском - Notatnik powstańca z więzienia mohilewskiego w 1863 r.).

В своей работе - Падарожжа ў XIX стагоддзе. З гісторыі беларускай літаратуры, мастацтва і культуры, А.Мальдис так описывает эту находку: У рукапісным аддзеле Нацыянальнай бібліятэкі ў Варшаве маю ўвагу прывабіла невялікая, пажаўцелая ад часу запісная кніжка (рукапіс № 6540). На першай яе старонцы каліграфічным почыркам выведзена: «Нататкі паўстанца 1863 года ў магілёўскай турме». Далей ідзе неразборлівы подпіс. Невядомы ўладальнік кніжкі, якога царскія ўлады прыгаварылі да катаржных работ, прызначыў яе сваёй нявесце Ядвізе. Аб гэтым сведчыць прачулае прысвячэнне. Развітваючыся з нявестай, аўтар просіць Ядвігу зберагчы кніжку, калі тая трапіць у яе рукі, захаваць для гісторыі імёны тых, хто ахвяраваў жыццём у імя вызвалення радзімы. Ці атрымала нявеста кніжку і якім чынам гістарычная рэліквія трапіла ў Варшаву — невядома.
 У запісной кніжцы пакінулі аўтографы ўдзельнікі паўстання 1863 года, якія адбывалі пакаранне ў магілёўскай турме. Вось некалькі запісаў: «Аляксей Вайніловіч, вучань з Магілёўскай губерні, прыгавораны да вечнай ссылкі ў Сібір», «Уладзіслаў Корбут — родам з Мінска», «Гордан Пароскі — вучань Слуцкай гімназіі», «Альфрэд Завада, з Гродзенскай губерні, Шчучын, да катаргі на 8 год», «Эдвард Матушэвіч, фартэпіянны майстар з Мінскай губерні і павета». Сярод вязняў — многа студэнтаў Маскоўскага універсітэта і Горы-Горацкага земляробчага інстытута. Запісная кніжка пацвярджае вывад гісторыкаў А. Смірнова і Г. Кісялёва аб тым, што на Магілёўшчыне (у атрадах Звярждоўскага) у паўстанні 1863 года ўдзельнічалі пераважна разначынцы, дробная шляхта. Сяляне тут яшчэ верылі «добраму цару», пад уплывам царскіх чыноўнікаў глядзелі на паўстанне 1863 года як па панскую «інтрыгу» і таму часта выдавалі паўстанцаў. Пра гэта сведчыць і знойдзеная кніжка. На 15-й старонцы яе намаляваны селянін. Пад малюнкам — подпіс на беларускай мове: «Звяжы пана — грошы будуць!» Тут жа змешчаны сатырычны верш аб тым, як магілёўскаму губернатару Беклямішаву ўдалося перацягнуць на свой бок сялян і разам з імі звязаць паўстанцаў. У кніжцы цытуюцца найбольш папулярныя паўстанцкія песні, верш У. Сыракомлі «Лялька».
 Знойдзеная ў Варшаве запісная кніжка цікава яшчэ і тым, што ў ёй многа гаворыцца пра Тамаша Грыневіча. Усім у памяці раман У. Караткевіча «Нельга забыць». Асабліва ўсхваляваў чытачоў подзвіг аднаго з герояў рамана, Усяслава Грынкевіча, расстралянага за ўдзел у паўстанні, і подзвіг яго жонкі, якая спяшалася прывезці вестку аб «памілаванні» і спазнілася на некалькі трагічных мінут. І вось з запісной кніжкі бачна, што ва Усяслава Грынкевіча ёсць рэальны прататып — Тамаш Грыневіч, расстраляны ў Рагачове адначасова з двума братамі — афіцэрамі Манцэвічамі. Пад датай 1 чэрвеня 1863 года ў запісной кніжцы ёсць верш Грыневіча «Песня прыгаворанага да смерці паляка». Аўтар верыць, што справа свабоды не загіне, «пакуль жыве славянскае племя». Дзеля вызвалення трэба паказваць народу прыклады гераізму і самаахвярнасці. Перамога не прыйдзе сама сабой: «Полымя раптам не ўспыхвае — яно пачынаецца з іскры». А далей ідзе верш, прысвечаны ўдаве Грыневіча, той самай, якая спазнілася на некалькі мінут. Невядомы аўтар захапляецца яе мужнасцю, якая, на яго думку, будзе па-сапраўднаму ацэнена і ўзнагароджана толькі тады, калі краіна вызваліцца з няволі. У. Караткевіч, зразумела, не чытаў гэтых вершаў, не ведаў пра існаванне запісной кніжкі, але, як мастак, пранік у дух тагачасных падзей і таму застаўся верны гістарычнай праўдзе.
Эта работа Мальдиса издана в 1969 году (возможно и ранее, у меня нет точных сведений. Эту выдержку взял именно из издания 1969 г.)
Сейчас у нас есть уникальная возможность ознакомиться с этой рукописью, оцифрованной и выложенной в свободный доступ на сайте Национальной библиотеки. Хотя как то уже давно Андрей Чернявский говорил да и писал в своем ЖЖ, что эти материалы есть на плёнке в музее Народной Славы в Рогачеве, но качество оставляет желать...
Вот обложка этого рукописного документа
Не выходя из-за компа можно представить, что это обыкновенная записная книжка, на 48 листах.
Вот страница с первой записью (обложка оборот)
Мой перевод - С даты 1863 г. мая 5 дня: выезд с дома.
Можно предположить, что эта книжка (дневник) был начат неизвестным автором 5 мая 1863 г. по ст.стилю.
Вот лист 2
Переводить не возьмусь...
Продолжение следует...